Суббота, 10 декабря 2016
Сделать стартовой


Отставка, равная задержанию… Дагестан

Отставка, равная задержанию… Дагестан

 

Республиканская власть все-таки добилась отставки Яралиева

Последние недели в Дагестане ознаменовались рядом громких задержаний. Таких громких, что дух захватывает. Если бы пару лет назад кто-то сказал, что такое возможно, то никто бы не поверил. Имена задержанных в плане родовитости составляли, как бы выразился покойный Магомед Хачилаев, «генофонд» Страны гор...


И вот стало известно, что наш «генофонд» понес новые потери: выдавлен в отставку бывший прокурор Дагестана и бывший теперь уже мэр Дербента Имам Яралиев. Как поэту мне больше всего нравится в этом человеке его отчество – Муза... мудинович... Как служитель муз я не могу остаться равнодушным к его носителю. Как журналист ценю его принципиальность и твердость в отстаивании интересов своего маленького, но гордого народа...

Огласите весь список!

Конечно, к оценке Магомеда Хачилаева можно относиться по-разному, однако вспоминать о нем время от времени приходится. Тем более что фигуры, которые ветром вертолетных лопастей смело с политического олимпа Дагестана, действительно знаковые. Судите сами: Даниял Шихсаидов – отпрыск рода, который лакомился филейными частями власти еще с советских времен, – известен склонностью к рукоприкладству, в чем идет по стопам отца (посмотрим, что еще вменят последнему, это может произойти в любую минуту...); Сагид Муртазалиев – борец, – этим все сказано... Можно добавить, что в свое время, защищая свои честь и достоинство, прикончил в одном из московских ресторанов некоего чеченца, что не помешало ему стать другом чеченца номер один современности Рамзана Кадырова!.. по завершении спортивной карьеры влился в ряды своих коллег по цеху, заполнивших коридоры дагестанской власти; Андрей Виноградов – креатура этого борца; человек с глазами агнца, он подозревается, цитирую, «в финансировании бандгрупп, создании преступного сообщества, а также в причастности к убийствам» (это его охранники в недавнем прошлом разом оборвали пять молодых жизней...); Багаутдин Аджаматов – родственник знаменитого кумыкского поэта Аткая, автор легковесной монографии о Султан-Муте, который занятия историографией, как подозревают следственные органы, удачно совмещал с реализацией разветвленных коррупционных схем… Задержание этих лиц может служить и знаком того, что процесс будет продолжен, ведь список нашего «генофонда» обширней и не исчерпывается этими фигурами…

Век воли не видать?

Вот мы бегло коснулись жертв второй волны задержаний. Помнится, совсем недавно была и первая. Ее ударом смыло фигуру вообще всероссийского, если не «мирового» масштаба, – Саида Амирова (я имею в виду слухи о его тесных связях с масонскими ложами); бок о бок с ним сегодня на скамье подсудимых сидит целый ряд лиц, коими Дагестан также недавно гордился и похвалялся. Об их делах написано много, но я хотел бы обратить ваше внимание на один довод, вновь и вновь озвучиваемый Саидом Амировым перед судом. Видно, он кажется ему неопровержимым аргументом в пользу его невиновности: «На меня было 15 покушений, – эмоционально повторяет каждый раз бывший мэр, – и теперь я оказался террорист!» Почему я на этом акцентирую внимание?! Сфера мотиваций преступлений, самоличных признаний и оправданий – одна из интереснейших в юриспруденции. Случаи, когда преступник сразу же признал бы свою вину, в ней крайне редки. Мне известен один такой, и тот весьма курьезный. Речь идет о деле «Об ожерелье» для Марии-Антуанетты. Дело это длинное и запутанное. Приведу лишь финал. «Все участники интриги, вернее те из них, которых удалось поймать, – пишет автор, – понесли положенные наказания. Между прочим, аресту подвергся даже граф Калиостро (знаменитый шарлатан, выдававший себя за мага и чародея, будучи на самом деле беглым сицилийским крестьянином). Он сразу же признался в том, что совершил… убийство! «И кто же это?» – изумленно уставился на него следователь. «Гней Помпей!» – не моргнув глазом, ответил Калиостро... «Зачем, почему вы его убили?» – почти машинально спросил следователь. «По приказу египетского фараона...» Бедолагу тут же отпустили… Оно и понятно, ведь Калиостро от Помпея и заказавшего его фараона Птолемея ХII Теоса Филопатора Филадельфа Неоса Диониса Авлета отделяло свыше 1800 лет!..

Аргумент, приведенный Амировым, выглядит как минимум странно. У него есть адвокаты, которые могли бы подсказать своему подзащитному, что факт покушений на него не исключает инкриминируемого ему и его подельникам обвинения в подпитке терроризма. Даже наоборот: косвенно они могут указывать на их реальность, хотя бы в форме инсценировок для отвода подозрений в этих опасных связях... В ситуации, когда Саиду Амирову грозит пожизненное тюремное заключение, важно каждое произнесенное им слово...

Те, кто знал, жали ему руку

Скажу откровенно, фигура Яралиева не вызывала у меня интереса до того момента, пока он не бросил вызов республиканской власти в лице Муху Алиева. Конечно, и сама должность, которую Яралиев на протяжении многих лет занимал, – прокурор республики – мало оставляет места для креатива и эксцентрики. Там главенствуют закон, регламент, рамки и границы. Это не может не накладывать своего отпечатка и на личность того, кто эту должность занимает.

Тихий, вкрадчивый, осторожный, Яралиев казался мне человеком, что называется, застегнутым на все пуговицы своего прокурорского мундира. Наверное, поэтому на меня, как и на всех в республике, произвели ошеломительное впечатление публикации в федеральных СМИ, где были расписаны действия Яралиева по захвату им источника «Рычал-Су». Эту тему поднимал наш земляк Вячеслав Измайлов, автор «Новой газеты», писали «Ъ» и «Советская Россия»... Особенно заметной была публикация Валерия Хаитова, также автора «Новой газеты», от 09.08.2001 года – «Новая «Водяная война» в Дагестане». «В 1999 году, – цитирую этого автора, – прокурор Имам Яралиев неожиданно начал проверку известного в республике Касумкентского Завод минеральных вод «Рычал-Су». Завершив проверку, Яралиев обратился в Арбитражный суд РД «в защиту государственных интересов с заявлением о признании АООТ «Рычал-Су» банкротом в связи с задержкой выплаты по долгу, которая была просрочена больше чем на три месяца (на сумму 80 тысяч рублей)». Закон позволяет начать процедуру банкротства при долге, равном 500 МРОТ, т. е. 42 тыс. руб.. 21 сентября 1999 года Арбитражный суд под председательством Джалила Ахмедова ввел на заводе внешнее управление сроком на год и начал процедуру банкротства. Сочтя решение суда несоразмерным долгам завода, дирекция написала апелляционную жалобу на определение суда, но потом от него неожиданно отказалась. Через год, 4 октября 2000 года, внешнее управление было продлено еще 18 месяцев. Дело кончилось мировым соглашением, заключенным 15 февраля 2001 года, но до того, 18 декабря 2000 года, состоялся аукцион, на котором было продано 20 % завода, причем за цену в 5 раз меньше реальной стоимости. По слухам, это были как раз проценты, обеспечившие родственникам Яралиева контрольный пакет акций. После 15 февраля ЗМВ оказался в руках новых хозяев и был переименован в ЗМВ «Рычал-Су»… Из этой публикации следовало, что, оказывается, прокурор, страж закона, может использовать рычаги государственной власти для личного обогащения. Хотя те, кто знает подоплеку действий Яралиева в той ситуации, не только не осуждают его, но даже приветствуют, крепко жмут ему руку. В том числе и ваш автор. Но, как говорится, того, что написано пером, – не вырубишь топором... В тот период вещи, описанные в перечисленных статьях, позволяли себе только прямые бандиты, на что их эффект и был направлен... Поскольку публикация датирована 2001 годом, а отставка Яралиева произошла аж в 2006 году, то связь между этими двумя событиями прослеживается с трудом. Но она, как кажется, имеет место... Потом Яралиев, движимый желанием продолжить служение своему народу, занял кресло главы муниципального образования «Сулейман-Стальский район», откуда он сам родом.

Источники, лояльные к Яралиеву, описывают этот период как «золотой век» района. Возможно, он при этом не забывал и о себе. Но его предположительные прегрешения, как я думаю, несопоставимы с прегрешениями тех, кто уже стал или вот-вот станет объектом «вертолетных визитов» следственных органов...

ОтРычался или пошел на компромисс?

Затем последовал этап, который можно обозначить как мэрский. Тут Яралиев уже открыто проявил мощную волю к власти, не побоявшись даже вступить в конфронтацию с носителем «знаковой», как он сам считает, фамилии – Муху Алиевым. Тот вел себя самоуверенно, чтобы не сказать хлеще. По свидетельствам СМИ, на заседании Совета безопасности Дагестана Алиев высказал фразу, которой обнажил все свое подсознание. «Какие проблемы у лезгин? – брякнул он на глазах у всех. – Если проблема в Яралиеве, то – да, проблема есть. Какие еще проблемы?» «Вопрос, конечно, странный, – комментирует источник. – Будто нет проблем у этого народа, кроме Яралиева, да и он проблема не для соплеменников, а для Алиева, для методов управления этого «лидера», так и не вышедшего из кокона прошловековой данияловско-шамхаловской националистической идеологии, разъединяющей одни народы в целях закрепления гегемонии другой». Излишне говорить, что симпатии СМИ и общества в целом были на стороне Яралиева. Эти симпатии росли по мере активности, которую он проявлял в связи с подготовкой празднования 2000-летия Дербента, которое он же сам и выдвинул на повестку дня. Что же случилось? Почему глава Дагестана добился его отставки? Это не домыслы, а цитата: «Решение было принято после встречи главы Дагестана Рамазана Абдулатипова с Владимиром Путиным, – рассказал «Кавказскому узлу гендиректор РИА «Дербент» Милрад Фатуллаев. – В феврале этого года в отношении Яралиева было возбуждено уголовное дело в связи с выявлением случаев незаконного распоряжения земельными участками в городе, однако затем это решение было отменено судом».

Как видим, курс Муху Алиева на выталкивание с политического поля умного, компетентного, современного политика Имама Яралиева нахраписто и результативно завершил его идейный собрат Рамазан Абдулатипов…

Почему же Имам Яралиев, этот тихий, но стойкий борец за интересы свои и всех лезгин, отказался от дальнейшей борьбы и подал в отставку? Есть мнение, что он просто устал – устал огрызаться, воевать с наседающими со всех сторон оппонентами «данияловско-шамхаловской» закваски. То есть, как указано в подзаголовке, отРычался... Но я думаю, что он не сделал бы этого, не убедившись, что его место займет тот, кто будет проводить его линию.

P.S. Стало известно, что место Яралиева в статусе и.о. мэра Дербента займет депутат Госдумы Гаджимет Сафаралиев. Сможет ли он продолжить курс Яралиева на относительно независимое «поведение» второго по значимости города Дагестана? Вроде бы - да… Но смущает, что его на эту должность предложил сам Абдулатипов, который, как мы убеждаемся при каждом новом назначении, подбирает фигуры, что называется, «под себя»…

Багаудин Узунаев

797
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...