Суббота, 3 декабря 2016
Сделать стартовой


В плену заблуждений? Дагестан

В плену заблуждений? Дагестан

Для корабля, который не знает, куда плыть, не может быть попутного ветра

Как ни крути, а такой массовой смены руководящих работников, как в последние годы, никогда не было. С одной стороны, этому надо радоваться: ведь обновление почти всегда делает организм государства здоровее. Но проблема в том, что всё опять происходит в ручном управлении. Наши перемены не касаются системы, они носят авральный характер. Да и те, кто приходит на смену своим предшественникам, очень редко бывают лучше, а то вовсе несравнимо хуже тех, кто был до них. Пример РГВК у нас перед глазами.


Итак, на этой неделе ушел в отставку мэр Дербента Имам Яралиев. Ушел вроде сам. По собственному желанию. Он, конечно же, посопротивлялся для приличия, но вступать в открытое противостояние с главой Дагестана не стал. Вполне разумная позиция. Чем ждать, пока за тобой прилетит вертолёт, а потом на суде выяснится, что ты ракетой пытался сбить самолёт с кем-то очень важным, лучше забрать свои вещи из кабинета и переехать писать мемуары. Переехать желательно в страну, с которой нет соглашения о выдаче преступников. Просто для спокойствия. Кто знает, кого на следующий раз выберет своей мишенью вертолёт. А если учесть, что за каждым из тех, кого мы называем элитой, стоит какое-нибудь сомнительное дело, то убегать нужно как можно раньше, пока на тебя не начали охоту. Быть в курсе местных новостей можно и через Интернет, а вот потом бежать через азербайджанскую границу будет уже сложновато. В общем, сейчас для Яралиева мемуары – это самое то. Тем более что бывшему прокурору Дагестана есть много чего рассказать.

Было ли на смещение Яралиева отдельное указание Путина или нет – не суть важно. Важно то, что бывший прокурор республики не может работать с теми, кто управляет Дагестаном сегодня. А те, кто управляет Дагестаном сегодня, не хотят работать с ним. И в этом случае уйти на покой и заняться личной жизнью – самое разумное! В этом контексте очень странно читается заявление Милрада Фатуллаева, сделанное по поводу ухода Имама Музамудиновича. Прочитав этот комментарий, вы невольно подходите к выводу, что сам Владимир Путин попросил его уйти. Путин, конечно, мужик непредсказуемый, но очень сомнительно, что ему интересно, кто является мэром Дербента.

Ещё один вопрос, обсуждаемый в связи с этой отставкой: почему как мэр Имам Яралиев оказался менее эффективным, нежели как прокурор? Здесь много чего можно написать, но главная причина в том, что условия существования в системе прокуратуры и в системе муниципалитета разные. Правила, по которым работает прокуратура, прописаны чётко и понятно. Город – это свободное плавание, это умение не только руководить, но и строить отношения с теми, кто зачастую не очень этого хочет. Но ради города это делать приходится, даже наступая порой на свои амбиции. Прокуратуре никто не откажет, а вот мэру небольшого городка за руководителями ведомств ещё нужно побегать. А если вы гордый мэр, то ваше нежелание договариваться чувствуют на себе горожане. Командовать и управлять – это занятия разные. (Кстати, Азади Рагимов в этом плане сильно от Имама Яралиева не отличается. Опыта работы в муниципальных органах у него ещё меньше, чем у его предшественника.) Метод руководства, который подходил для прокуратуры, для управления городом неприемлем.

И здесь мы снова подходим к проблеме, которую я регулярно поднимаю в своих текстах: в наше время городами нельзя управлять так, как средневековым государством. Современный город – живой организм, живущий по своим законам. Нарушение этих законов ведёт к тому, что мы видим в Махачкале, Дербенте или любом другом дагестанском городе. Хотите современные города с общественными пространствами, транспортными развязками, развивающимся бизнесом, комфортной средой для горожан – меняйте систему управления! Это только у нас в Дагестане нужно объяснять, что городом должна руководить команда менеджеров, а не один, пусть даже просвещённый самодержец. Ныне цветущие города юго-восточной Азии так и утопали бы в грязи, если бы не прошли через системные реформы и не вышли на принцип городского самоуправления и многое другое, что меняет их до неузнаваемости. Город, повторюсь, это не хозяйство – это организм! Пока мы не научимся привлекать граждан к управлению городом, пока мы не сделаем горожан заинтересованными в том, что происходит в их городе, ничего не изменится. Мэры так и будут латать дыры и локализовывать отдельные очаги проблем. Однако пока мы идем своим путём. И на этот раз, к сожалению, в обратном направлении от того пути, по которому движется весь цивилизованный мир. Такое чувство, что в нас на базовом уровне заложено то, что мы должны полностью утонуть в дерме, и только потом, чудом спасшись, мы будем думать, по какой причине оказались в проблемах.

Дела вертолётные…

Однако вернёмся к теме номера. Уход Яралиева – это ещё одна закрытая страничка очень непростой дагестанской истории. Мы чувствуем, что произошли какие-то серьёзные изменения, но до конца не понимаем смысла того, что происходит. А люди – существа мыслящие, в их природе заложено желание знать, что с ними творится. Потому и строим догадки, исходя из того, что уже нам известно. Очевидно, что акции, именуемые «процессом очищения» дагестанского общества, взяли в руки кураторы нашей республики из Кремля. Они действуют, не очень информируя республиканские власти, да и вообще дагестанское общество. А жаль! Если это делается действительно с целью очищения. В современном обществе такие масштабные перемены принято подкреплять поддержкой населения и вовлечением его в осмысление этих процессов. Ведь, по сути, пока общество не осудит коррупцию, ничего не изменится. Однако мы не можем знать, что на самом деле происходит в Дагестане: это системная работа или же кто-то с кем-то сводит счёты? Если первый вариант, то вопрос в том, насколько люди последовательны в своих действиях и какая стратегия выбрана для нашей республики. Вы же не думаете, что Саид Амиров, Андрей Виноградов, Хизри Шихсаидов или Сагид Муртазалиев – единственные, кто занимался тем, в чём их обвиняют?! Кто следующий в этом списке? В конце концов, и это не столь важно; нужно, чтобы граждане увидели, в чём вина этих людей перед нашим обществом. Почему вдруг собираются толпы в поддержку того или иного осуждённого товарища?

Судя по реакции огромного количества граждан, понятно, что простые люди обожают вертолёты, но для меня как для гражданина ценнее, чтобы реформировалась система, породившая те явления, которые пытаются вылечить воздушным транспортом. Однако этот вопрос даже некому задать – мы как народ, которому завязали глаза и который толкают в спину, куда – неизвестно. А, как известно, для корабля, который не знает, куда плыть, никакой ветер не может быть попутным.

Сегодня прогнозировать, какими будут следующие шаги «чистильщиков» дагестанской элиты, невозможно. Как невозможно понять, насколько эти шаги дружественны или недружественны к нынешнему руководителю республики. Интерпретировать происходящее можно и как поддержку Рамазана Абдулатипова (зачистка Сагида Муртазалиева и его команды), и как поддержку тех, кто является его оппонентами (обыски в доме Шихсаидова накануне дня рождения главы республики). Когда нет понятных и чётких правил сменяемости власти, прогнозировать – гадать на кофейной гуще. Всё больше разговоров о том, что вот-вот грядет очередной дворцовый переворот. Честно говоря, если бы я не был журналистом и мне не нужно было отслеживать процессы, происходящие на самых разных уровнях нашей социальной пирамиды, я бы уже давно плюнул бы на всё это и перестал вообще этим интересоваться. Такой головоломки, что создали в Дагестане, и нарочно не придумаешь. Люди как будто не понимают, с каким сложным регионом имеют дело. Самое нехорошее, что сегодня и предположить невозможно, чем вся эта история закончится. Потому что, когда речь идёт о Дагестане, очень трудно угадать, к каким последствиям приведут те или иные решения. ИГИЛ и «Имарат Кавказ» у нас появились по каким-то вполне конкретным внутренним причинам – как ответ на неосторожные решения, принятые раньше. Очень не хочется, чтобы эти ошибки повторились…

И снова Яралиев…

Ещё одной проблемой после ухода Яралиева стала национальность нового мэра. Может, я чего-то не понимаю, но камарилья по поводу национальности будущего мэра Дербента – это уже совсем невыносимо! На каждом шагу в соцсетях по этому поводу истерики то одного, то другого известного человека. Так и хочется спросить: «Люди, вы не наелись этим? Сами дербентцы не устали от такого подхода? У них не было претензий к лезгину Имаму Яралиеву? Всё в Дербенте классно? Они были довольны его предшественником? На мой взгляд, одна из главных ошибок дагестанцев – это приоритет «своих» над «профессионалом». Почему, когда человек заболеет, он ищет хорошего врача, а не врача своей национальности? Руководить городом должен тот, кто может эффективно им управлять. И всё! И национальность тут не имеет значения. Никакого. Исход дела – урок неразумным. Одного урока с неэффективным руководителем правильной национальности людям оказалось мало. Подождём, пока они поумнеют. Если такое возможно…

 Заур Газиев

521
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...