Воскресенье, 4 декабря 2016
Сделать стартовой


Что скрывает Имарат?

Что скрывает Имарат?

Во вторник, 11 августа, в лесу, на окраине села Гимры, убиты четверо боевиков, включая амира боевиков Северного Кавказа Магомеда Сулейманова. Его смерть практически может означать прекращение существования созданного в 2007 году «Имарата Кавказ» как реального вооружённого противодействия силовым структурам. И тому есть несколько причин…

Блокирование группы Магомеда Сулейманова, больше известного в среде подполья как Абу Усман Гимринский, произошло не по привычному в последнее время сценарию, когда большинство спецопераций силовиков чаще всего происходит посредством штурма квартир или частных домов после получения оперативной либо иной информации. Группа под руководством амира была обнаружена в лесу и зажата между двух хребтов Унцукульского района. Можно предположить, что спецназ Центра специального назначения (ЦСН) ФСБ и Внутренних войск МВД всё-таки имел хотя бы условные данные о возможном нахождении боевиков на данной местности, поскольку, даже имея хорошую полевую спецвыучку и прекрасно ориентируясь в местности, диверсанты не сумели покинуть зону оцепления по труднодоступному ущелью. К этому времени все возможные пути отхода группы уже обрабатывали артиллерия и миномёты, а с воздуха – боевые вертолёты. В ходе перестрелки ранение получил один спецназовец, а по завершении боя обнаружены тела четырёх боевиков. Помимо Абу Усмана Гимринского, убиты Омар Сулейманов, Абдула Абдулаев и лидер дагестанского сектора ИК Камиль Саидов. Предположительно в их группе находились ещё несколько боевиков, но им удалось выйти из окружения. По ходу контртеррористической операции ресурсы, поддерживающие боевиков, сообщали о повреждённом боевом вертолёте, которому пришлось совершить аварийную посадку, однако правоохранительные органы это не подтвердили.

В амиры через амнистию

Магомед Сулейманов пробыл во главе «Имарата Кавказ» чуть менее четырёх месяцев и был назначен после убийства (во время спецоперации) своего предшественника Алиасхаба Кебекова. В поле зрения силовиков он попал в 2005 году, когда, вернувшись из Фатх аль-Ислам (Сирия), начал читать проповеди в гимринской мечети. В 2007 году после убийства депутата Народного собрания РД Газимагомеда (Гимринский) Магомедова в Унцукульском районе почти на полтора года был введён режим КТО. Сулейманов, уже находившийся на нелегальном положении, в составе группы из шести человек сдался властям и впоследствии был амнистирован, при этом вполне свободно приступив к исполнению обязанностей шариатского судьи. В этот период у него сложились весьма непростые отношения с рядом влиятельных боевиков, чьи действия, по мнению судьи, подпадали не под идейную борьбу, а под обычный уголовный бандитизм. В частности Сулейманов неоднократно осуждал действия Ибрагима Гаджидадаева (убит в ходе КТО в 2013 году – «ЧК»), которого однажды даже оштрафовал за несправедливое, как ему виделось, притеснение людей. Однако в 2009 году он окончательно решил свою дальнейшую судьбу, и с того времени его имя упоминалось только в официальных сводках Национального антитеррористического комитета как одной из самых одиозных фигур в иерархии северокавказского подполья. По некоторым сведениям, бесповоротно уйти в лес он решил после убийства известного исламского проповедника Муртузали Магомедова в том же году. В 2012 году был объявлен в федеральный розыск, когда, по сведениям Следственного комитета РФ, он вынес смертный приговор Саиду Афанди Чиркейскому, убитому в результате самоподрыва смертницы Аминат Сапрыкиной. Самая близкая к успеху попытка (среди неоднократных попыток правоохранительных органов выйти на след Сулейманова), надо отметить, была весной 2013 года, когда довольно крупная группа боевиков, в числе которых был и Абу Усман Гимринский, и Алиасхаб Кебеков, была заблокирована в Гимрах, но, по непонятным причинам, им удалось прорваться через двойное кольцо оцепления и скрыться. При этом уже тогда он занимал достаточно весомый пост – кадия ИК (шариатский судья). 

Борьба на убывание

Сулейманов стал третьим амиром «Имарата Кавказ», нейтрализованным за последние полтора года. Именно его убийство может поставить точку в девятилетней истории некогда мощнейшей боеспособной организации. Но возглавил он фактически разгромленную организацию, не ведущую активных действий. Однако отличительной особенностью Сулейманова стало то, что он остался одним из редких боевиков, кто сохранил верность именно «Имарату Кавказ», тогда как большинство лидеров различных секторов, включая Алиасхаба Кебекова, присягнули более могущественному и набирающему силу «Исламскому государству». После этого один за одним присягать ИГ начали практически все лидеры дагестанских секторов, противопоставляя себя не только силовым структурам, но и «Имарату Кавказ». Такие, как лидер ауховской диверсионно-террористической группы Сулейман Зайналабидов, следом – гораздо более весомая фигура в иерархии боевиков Рустам Асельдеров (Абу Мухаммад), в своё время возглавлявший кадарскую ДТГ, затем де-факто считавшийся амиром всего дагестанского вилайата. Более того, он заявил, что приносит присягу от имени всего дагестанского подполья, а также призвал последовать его примеру остальных лидеров групп. Его примеру последовал амир центрального (махачкалинского) сектора Арсланали Камбулатов (Абу Мухаммад Агачаульский). Однако большинство из них уже убиты в результате спецопераций…

Судьба «Имарата Кавказ» во многом повторяет линию самопровозглашённой Чеченской Республики Ичкерия, когда под воздействием силовых структур с одной стороны и уголовным преследованием – с другой главные адепты Ичкерии перебрались в различные государства (в основном под защиту европейских стран), а её лидер Доку Умаров преобразовал республику в «Вилайят Нохчийчо». В последующем и был создан «Имарат Кавказ», охвативший практически все регионы Северного Кавказа. Однако, так же как Ичкерию удалось отсечь от подпитки новыми рекрутами, так, по всей видимости, удастся и в случае с ИК, поскольку эта организация в последние годы одновременно и теряла своих сторонников (бойцов) в ходе многочисленных КТО, и перестала пополняться новыми сторонниками. Конечно же, одним из главных факторов этого является всё то же «Исламское государство», чьих сторонников на Кавказе, даже по официальным данным, больше, чем сторонников ИК. Не может не беспокоить и другая статистика, согласно которой на войну в Сирию за год уехало едва ли не больше людей, чем было убито боевиков на Северном Кавказе с 1999 года.

Здесь следует отметить и другой фактор, заметно ослабивший «Имарат Кавказ». По всей видимости, столь масштабный переход в ряды «Исламского государства» был ещё связан с изменением психологии боевиков. Не исключено, что отсиживанию в блиндажах и пребыванию в лесу они предпочли ведение военных действий в Сирии, периодически выходя на операции. Однако трудно согласиться с тем, что с убийством Магомеда Сулейманова боевикам Северного Кавказа нанесён окончательный и сокрушительный удар. 
 
Шамиль Алиев
Источник:
598
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...