Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Как раскачивают Кавказ

Как раскачивают Кавказ

Информационные кампании, направленные на дискредитацию той или иной общественно значимой личности или движения с перспективой дестабилизации ситуации в одном из субъектов РФ или даже целом регионе, стали, увы, приметой нашего времени. Как уже неоднократно отмечалось, одной из главных мишеней «дестабилизаторов» является Северный Кавказ. Второе направление их усилий — подрыв межконфессиональной стабильности, формирование негативного образа православия и ислама, а зачастую и обеих традиционных религий России. Отрицательные последствия подобных кампаний очевидны. Заметное усиление их накала в нынешний весенне-летний период показывает, что кому-то не терпится открыть на Кавказе «второй фронт», даже несмотря на традиционное летнее затишье.

Рассмотрим механизм манипуляций в пиар- и интернет-пространстве на конкретном примере — уж слишком он поучителен. 18 июля на портале «Кавказская политика» вышла статья известного ставропольского журналиста и политолога Антона Чаблина «Ловушка лже-ислама», рассказывающая, «почему вербовщики «Исламского государства» так вольготно чувствуют себя в регионах Кавказа». С исходным посылом трудно согласиться: «Русская планета» неоднократно сообщала, что ситуация с проникновением так называемого ИГ в РФ далеко не так страшна, как рисуется в пропагандистских целях. Впрочем, каждый имеет право на авторское видение.

Однако дальше начинается совсем другое кино. Описав суровые приговоры обвиняемым в терроризме шестерым боевикам так называемого «хасавюртовского (Дагестан. — Прим. РП) сектора Имарата Кавказ», автор текста возмущается, что, мол, некоторые «религиозные деятели ислама закрывают глаза на откровеннейшие проявления экстремизма». В качестве иллюстрации Чаблин, что весьма странно, выбрал муфтия Северной Осетии Хаджимурата Гацалова. Странно потому, что ситуация с исламским радикализмом в этой северокавказской республике принципиально отличается в лучшую сторону от того, что происходит у соседей, а все претензии к североосетинскому муфтию — сплошная ложь, вдохновители которой не попытались придать ей хотя бы видимость правдоподобия.

Боевики ИГ. Фото: thecommentator.com

Боевики ИГ. Фото: thecommentator.com

«По оперативным данным, только из Владикавказа и Ирафского района в Сирию для участия в войне на стороне "Исламского государства" выехали уже более двух десятков молодых людей», «муфтий бессилен перед ИГИЛ», «муфтият под руководством Хаджимурада Гацалова за все время сирийской войны даже не попытался определить конкретные мечети, где велась вербовка, и поставить действенный заслон», «около десяти имамов мечетей Северной Осетии в разные годы были привлечены судом к ответственности за хранение экстремистской литературы», «в республике проводятся круглые столы по поводу противодействия идеологии "Исламского государства", но почему-то без вынесения фетв», «за все время не было обращений в органы власти и ни одной отставки "заблудшего" имама» — утверждается в статье.

Все эти утверждения не соответствуют действительности. К сожалению, некоторая часть малообразованной исламской молодежи действительно оказалась восприимчива к «рекламе» ИГ, и Северная Осетия не стала исключением. Как пояснил РП муфтий Гацалов, за время, прошедшее с начала сирийского конфликта, туда уехали семеро (а отнюдь не «более двух десятков») выходцев из республики. Четверо из них уже убиты, причем лишь один — чиколинец Руслан Тавасиев — отправился искать свою смерть непосредственно из РСО-А. Остальные давно утратили связи с малой родиной и выезжали в Сирию, например, из Москвы или Египта. Все они не имеют к североосетинской мусульманской общине никакого отношения, разрешения на свою деятельность ни у кого не спрашивали и тем более не получали. Духовное управление мусульман Северной Осетии несет за них точно такую же ответственность, как, допустим, Владикавказская и Аланская епархия — за любого преступника, принявшего когда-либо святое крещение.

Разумеется, в североосетинских мечетях не ведется «вербовка в так называемое «Исламское государство»; напротив, и муфтий, и рядовые члены общин делают все, чтобы предотвратить любую возможность пропаганды радикализма. Намеки на то, что «вербовкой» занимаются не просто верующие, а имамы, в этой ситуации просто абсурдны. О появлении провокаторов — а такие случаи были — немедленно сообщается правоохранительным органам. Ведется массированная профилактическая работа. О недопустимости радикализма в исламе регулярно говорится на проповедях и собраниях верующих, а богословская работа покойного имама Расула Гамзатова является, пожалуй, лучшим современным российским трудом на эту тему. Трудно сказать, что может быть более действенным заслоном на пути распространения радикальных идей, чем их подробное и убедительное богословское разоблачение.

Муфтий Хаджимурат Гацалов

Муфтий Хаджимурат Гацалов. Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС

Что касается экстремистской литературы, то и здесь ситуация совсем не такая, как это представлено в статье на «Кавполите». К ответственности привлекались не «около десяти», а трое североосетинских имамов. Найденная у них литература, действительно входящая в федеральный перечень экстремистских материалов, оказалась там неоправданно (вопросы оптимизации механизма пополнения этого списка давно уже обсуждаются в экспертных кругах) и не представляет общественной опасности.

То же, и даже в большей степени, относится к диску «Чудеса Корана» — это сентиментальный видеорассказ о красоте окружающего мира. Несмотря на то, что в нем нет ничего и близко напоминающего исламский радикализм, он тоже оказался в списке запрещенной литературы, став формальным поводом для привлечения к административной ответственности сына муфтия Заурбека Гацалова. Безусловно, закон есть закон, и пока он не изменен, библиотеки необходимо освобождать от подобных материалов, но делать из мухи слона в данном случае — значит наводить тень на плетень.

Наконец, фетвы, прямо запрещающие мусульманам принимать участие в сирийском конфликте, принимаются не на общественно-политических круглых столах (роль которых, впрочем, тоже не следует недооценивать), а правомочными исламскими органами. И соответствующая фетва не просто была вынесена, в Северной Осетии сделали это первыми, намного раньше всех остальных российских духовных управлений мусульман, при том что счет уехавших в «Исламское государство», например, из Чечни или Татарстана, даже по официальным данным, идет уже не на десятки, а на сотни.

Все это не только не секрет, это хорошо известные, неоднократно описанные и на официальном сайте ДУМ РСО-А, и в светских СМИ конкретные факты. Что же помешало автору нелепой статьи проверить переданную ему недостоверную информацию, что он, кстати, обязан сделать как журналист? Что помешало обратиться к муфтию или представителям руководства североосетинского ДУМ за комментарием? В Северной Осетии, наконец, немало квалифицированных светских специалистов, которые могли бы непредвзято прокомментировать досужие обвинения. Ничего этого не было сделано, и вскоре выяснилось, почему.

Спустя три недели, 11 августа на странице некоего «Вадима Мирикова» (скорее всего, это псевдоним) в Facebook появилось еще более разнузданное и абсурдное обвинение в адрес муфтия, тут же широко распространенное среди осетинских пользователей этой социальной сети. Суть его сводится к тому, что Гацалов якобы присвоил около $50 тысяч, собранных «жителями Турции» для строительства новой мечети в селе Чикола, и приобрел на эти средства дом во Владикавказе. Кроме того, чиколинцы якобы выступают против строительства мечети, и прокуратура их в этом поддержала.

Бредовость этого вброса очевидна всякому здравомыслящему человеку, в том числе и совершенно далекому от мусульманской жизни. В реальности все намного прозаичнее. Чиколинская мусульманская община действительно решила построить в центре села еще одну мечеть, поскольку имеющаяся находится на окраине и ходить туда удобно не всем. Для этого был приобретен земельный участок, а Совет муфтиев России перечислил 1,5 млн рублей на разработку проектно-сметной документации и прочие необходимые бюрократические расходы. Перечислил, разумеется, целевым образом, на официальный счет ДУМ РСО-А, где они сейчас и находятся. Никаких протестов против возведения новой мечети не было. Что касается единоверцев из Турции, то их пожертвования не имеют к ее строительству никакого отношения. Они расходуются на приобретение жертвенных баранов на Курбан-байрам, и происходит это под жестким контролем турецкой стороны.

Очевидно, что против муфтия Гацалова, известного своей жесткой государственнической и патриотической позицией и обладающего серьезным авторитетом в российском и северокавказском мусульманском сообществе, ведется грязная кампания. Вопрос лишь в том, кто ее заказчик. Пока же вырисовывается простая схема. Сначала в общественное пространство вбрасывается дезинформация, согласно которой муфтий якобы не только не борется с влиянием так называемого «Исламского государства», но чуть ли не сам способствует его росту. Многочисленные факты, свидетельствующие об обратном, не просто отбрасываются, а искажаются до прямо противоположных. После чего следует лживое обвинение, бросающее тень уже не только на лидера североосетинских мусульман, но и на ислам как таковой (во всяком случае замысел авторов фальшивки, по всей видимости, именно таков): посмотрите, мол, на этого «духовного лидера», вот тебе мораль и нравственность.

Откровенная грубость всей этой сляпанной на коленке дезы говорит не столько о низком профессионализме ее инициаторов, сколько об их уверенности в том, что отвечать за ложь не придется. Поневоле вспоминается, что главной версией, активно навязывавшейся общественности после убийств заместителя муфтия Татарстана Валиуллы Якупова (19 июля 2012 года) и североосетинских имамов Ибрагима Дударова (27 декабря 2012 года) и Расула Гамзатова (16 августа 2014 года), был именно «финансовый вопрос». Однако применительно ко всем трем случаям «версия» с треском развалилась: все покойные жили небогато, на съемных квартирах, к финансовым вопросам своих духовных управлений касательства не имели, бизнесом не занимались. Очень может быть, что в отношении Хаджимурата Гацалова к вопросу решили отнестись более серьезно, заранее подготовив «убедительное» и сугубо материальное «объяснение» на случай дальнейших эксцессов. Кстати, покойные Якупов, Дударов и Гамзатов последовательно и целенаправленно разоблачали заблуждения радикалов от ислама, удерживали мусульманскую молодежь от экстремистских увлечений. Именно этим занимается сейчас муфтий Гацалов.

Все это не может быть случайностью. «Идет кампания против ДУМ РСО-А и лично муфтия, — считает сам Хаджимурат Гацалов. — Ее организаторов не устраивает стабильность в республике». Происходящее трудно объяснить иначе, чем открытой и явной подготовкой к дестабилизации ситуации в Осетии. Ведь в религиозной сфере муфтий Гацалов выступает за подлинный ислам без радикализма и противопоставления мусульман светскому российскому государству, а в политике — за единство общества и укрепление позиций РФ во всем мире.

А вот на тех, кому это не нравится, правоохранительным органам следует обратить пристальное внимание. Уж слишком очевидны мотивы и заказчики.
 
Яна Амелина
Источник:
438
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...