Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


Грустный праздник. Аресты в Дагестане

Грустный праздник. Аресты в Дагестане


Не прошло и полной недели после задержания главы Кизлярского района Андрея Виноградова и обысков в домах и офисе руководителя Пенсионного фонда РФ по РД Сагида Муртазалиева, как республику потрясли не менее громкие силовые операции и уголовные дела. Утром в воскресенье бойцы центра специального назначения (ЦСН) ФСБ России задержали главу Буйнакского района Данияла Шихсаидова, а через несколько часов провели обыск в доме его отца – председателя парламента Дагестана Хизри Шихсаидова. Однако этими внушительными эпизодами недельные события в республике не завершились, ещё несколько возбуждённых уголовных дел в отношении высокопоставленных чиновников только усилили ажиотаж вокруг бурных политических процессов в регионе… 

Как и в случае с Андреем Виноградовым, задержание Данияла Шихсаидова прошло в режиме полной неожиданности и обстановке крайней секретности, когда об операции, проводимой прикомандированными силовиками, их дагестанские коллеги даже не подозревали. Дом главы района в Буйнакске сначала был блокирован спецназом, который, по одной версии, провёл скоротечную спецоперацию (с перелазанием через стены) по нейтрализации охраны чиновника, по другой – спокойно зачитал суть претензий к нему и, надев наручники, увёз. Ещё одна характерная особенность этого задержания – использование ставшего уже почти привычным для слуха обывателя военного вертолёта для вывоза Шихсаидова за пределы республики. Возможно, спецборт, взявший курс на Ессентуки, уже находился в воздухе, но даже тогда факт задержания главы Буйнакского района не был известен публике… И взорвалась не менее мощная информационная бомба.

Примерно через полтора часа после спецоперации в Буйнакске «тяжёлые фейсы» выдвинулись в Махачкалу и осадили дом спикера Народного собрания Хизри Шихсаидова недалеко от улицы Орджоникидзе. Две автодороги, ведущие к дому спикера, перегородили бронированные «Газели», а по периметру стояли вооружённые спецназовцы. Примечательно, что накануне, 1 августа, Хизри Шихсаидов отметил свой день рождения и, надо полагать, находился в весьма хорошем настроении. Примерно в 14:00 начался обыск, по завершении которого, по нашим данным, ничего противозаконного обнаружено не было.  Совершенно иного характера информация сначала (из неофициальных источников) поступала об обыске в доме Шихсаидова-младшего, однако вскоре Главное следственное управление СКР выступило с официальным заявлением, в котором разъяснило суть претензий к главе района. Впрочем, не только к нему. В тот же день были задержаны директор ГКУ РД «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика» Шамиль Кадиев и директор филиала государственного автономного учреждения РД «Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг в Республике Дагестан» по Буйнакскому району Кагир Магомедов. Они подозреваются в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»). Согласно формулировке следствия, в период с октября по декабрь 2014 года они из корыстных побуждений путём обмана совершили хищение бюджетных денежных средств в сумме более 14,6 млн рублей, выделенных для приобретения детского сада на 50 мест с земельным участком в селе Халимбекаул Буйнакского района.

Тем не менее произошедшее в Буйнакске и Махачкале было воспринято публикой с чрезвычайной ажитацией и как нечто большее, чем просто борьба с коррупцией.

Опять вне зоны

Грустный праздник. Аресты в ДагестанеПо сообщениям отдельных источников, находясь в ожидании обыска в своём доме, Хизри Шихсаидов неоднократно и безуспешно пытался связаться по телефону с главой республики Рамазаном Абдулатиповым, который в эти дни находился в отпускной поездке в Сочи. Аппарат абонента был выключен. Отметим, и в день задержания Андрея Виноградова и обысков в доме Сагида Муртазалиева Абдулатипов отсутствовал в Махачкале, отбыв в своё родовое село в горах. Почти сутки глава республики хранил полное молчание, и только на следующий день его пресс-служба распространила реакцию властей на оперативные мероприятия силовиков в Буйнакске и Махачкале, правда, с весьма скользкой формулировкой: «Глава республики находится за пределами Дагестана, он проинформирован об оперативных мероприятиях силовых структур, имевших место 2 августа в Буйнакске и Махачкале. Уже сегодня, сразу по возвращении в республику, Рамазан Гаджимурадович ознакомится со всеми обстоятельствами происходящих событий и примет надлежащие меры по обеспечению законности и правопорядка во власти и обществе». И уже по приезде домой Абдулатипов дал более весомый комментарий: «Я хочу чётко сказать, что всё, что касается нарушений в бюджетной сфере, будет доведено до конца, независимо от того, кем является человек, допустивший эти нарушения. Если же речь идёт о сотрудничестве с бандформированиями, в каком бы то ни было году, – это тоже будет доведено до конца. Мы не потерпим никакого сотрудничества с бандитским подпольем, которое принесло много трагедий Дагестану. Правоохранительные органы будут выполнять свою работу, мы же, со своей стороны, будем осуществлять возможный контроль, чтобы всё было по справедливости и по закону. В целом у нас в правоохранительных органах работают квалифицированные люди, они все начатые дела доведут до конца. 

Особо обращаю внимание тех людей, которые занимают государственные должности или должности в муниципальных органах власти. Хотите поддержать своего друга или родственника? Тогда оставьте должность и поддерживайте их хоть круглые сутки. Пока же вы находитесь на должности, вы должны иметь чёткую государственную позицию. А государственная позиция такова: если человек нарушил закон или подозревается в нарушении закона, независимо от должностей и родственных отношений, – к нему принимаются меры пресечения. И ещё хочу напомнить, что только после принятия решения судом можно говорить, что тот или иной человек является преступником».

Друзья-соратники

Этим заявлением глава Дагестана ясно дал понять, что, так же как и в случае предыдущих громких уголовных дел, он намерен строго дистанцироваться от работы правоохранительных органов, хотя, видимо, прекрасно осознаёт, что с этого времени, казалось бы, в нерушимом тандеме Абдулатипов – Шихсаидов может образоваться серьёзная трещина. Своим возвращением в республику спикер парламента, безусловно, обязан руководителю республики, хотя нельзя сказать, что это чувство не носит взаимный характер.

Для Абдулатипова, последние 20 лет условно оторванного от республики, крайне важно было иметь рядом не только верного соратника, но и настоящего знатока политической кухни, как публичной, так и подковёрной. Лучше Шихсаидова на данном этапе с этими вопросами, как показала практика, никто не справлялся. В основном это касалось кадровой политики в муниципалитетах, а также оказания поддержки в периоды раскачки наиболее сложных вопросов, в частности в вытеснении Магомеда Сулейманова из кресла мэра Махачкалы и противостоянии команде Сагида Муртазалиева на пороге выборов, в чём Шихсаидов сыграл немалую роль. С другой стороны, спикер НС РД был едва ли не единственным оставшимся серьёзным партнёром главы региона, после того как вторично в дагестанской политике не прижился Абусупьян Хархаров и ряд других тяжеловесов, на которых Абдулатипов делал серьёзную ставку.    

Дело Данияла Шихсаидова, с учётом того, что силовики к нему пришли не из Москвы, а из Ессентуков, скорее всего, инициировано не теми же силами, что стоят за делом Виноградова и Муртазалиева. Проверки, в результате которых всплыли, по версии следствия, мошеннические операции, шли ещё полтора-два месяца назад. По некоторым данным, корни лоббирования, форсирования принятия решения в отношении сына спикера НС РД находятся в Государственной думе РФ, где 3 года назад имел мандат и сам Хизри Шихсаидов. 

Внезапная проблема

В связи с этим надо отметить, что если дело Сагида Муртазалиева подрывает влияние главы Чечни Рамзана Кадырова в Дагестане, то дело Шихсаидова, безусловно, – позиции главы Дагестана. Политическая площадка республики, состоявшая из большого количества влиятельных семей и кланов, теперь резко сузилась. Если раньше Абдулатипов мог проводить свою политику, опираясь на различные группы, то теперь таковых не так уж и много. Из наиболее влиятельных (с которыми у главы РД не испорчены отношения) можно выделить мекегинскую и чародинскую группы влияния. Другие, наученные горьким опытом взаимодействия с руководителем республики или отключённые от влияния на процессы в РД силовиками при его молчаливом согласии, держат нейтралитет. Впрочем, нельзя не учитывать того, что команде Муртазалиева удар был нанесён в нужное время и нужными силами. Складывающаяся предвыборная ситуация означала, что чемпион Олимпийских игр имел все шансы провести своих людей в городское собрание и в последующем закрепиться как минимум в кресле председателя горсобрания. Но даже при таком раскладе любая из кандидатур на кресло мэра теряла статусность. А у Абдулатипова просто не было человека, способного играть на противовес. Поэтому решающее и последнее слово сказали силовики. Хотя так ли уж последнее?

Все последние дни сторонники Муртазалиева гиперактивно действуют на информационных площадках в соцсетях, анонсируя свои дальнейшие шаги, в частности многотысячный митинг в Махачкале. Однако на этой неделе Минюст отказал в проведении акции, во многом благодаря МВД республики, по сведениям которого, в день проведения митинга в столице возможен террористический акт. Надо сказать, что и глава Дагестана на днях предостерёг от возможных массовых акций, заявив: «Какие-либо попытки сторонников задержанных выйти на улицы, организовать демонстрации и митинги, перекрыть дороги будут направлены против тех людей, которым пытаются помочь. Категорически рекомендую никому этим не заниматься». Не исключено, что в случае дальнейших запретов на проведение митинга сторонники Муртазалиева будут инициировать его проведение в Москве или Грозном. И в этом случае информационный эффект от этого будет куда больше. Но для руководства Дагестана он даст обратный эффект, так как запрет неминуемо будет воспринят как отказ Абдулатипова помогать вчерашним соратникам. 

Грустный праздник. Аресты в ДагестанеНа этом фоне не прекращаются попытки выведения из строя наиболее влиятельных и видных соратников олимпионика. Следственное управление СК по РД на неделе инициировало уголовное дело в отношении главы Тарумовского района Марины Абрамкиной и ещё нескольких муниципальных работников. Они подозреваются в злоупотреблении должностными полномочиями, служебном подлоге и подделке официального документа. По версии следствия, согласно постановлению правительства Дагестана от 2011 года, земельный участок площадью 19 000 м2, находящийся в собственности Тарумовской ЦРБ, вместе с находящимися на нём строениями и сооружениями, актом от 2012 года передан в государственную собственность республики. Однако, несмотря на то что Абрамкина – близкий член команды Муртазалиева, уголовное дело в отношении неё нельзя рассматривать как продолжение дела Виноградова. О проблемах с МВД вокруг медицинского центра в Тарумовке она говорила ещё на Первом антикоррупционном дагестанском форуме месяц назад и даже нашла поддержку в лице Абдулатипова, а также обещания МВД, что этот вопрос (отсутствие коррупционных моментов в этой истории) будет проконтролирован с положительным исходом для Абрамкиной. (Первый рапорт от сотрудников УБЭиПК о нарушениях в Тарумовском районе был представлен в дежурку МВД ещё 15 июля, зарегистрирован в КУСП за номером 362.)

После проблем у Виноградова уголовное дело, которое могло быть заморожено, снова подняли. (Есть большая вероятность того, что это инициатива только МВД Дагестана.) Причина – по данным из Москвы МВД по РД проводит частые проверки. К министру ВД Абдурашиду Магомедову (не без помощи УСБ) возникают серьёзные вопросы вроде того, почему он оставил без внимания Виноградова. Поэтому дело Абрамкиной – это, скорее всего, попытка демонстрации МВД по РД своего вклада в общее дело. Однако Абрамкина, похоже, даже не расстроилась. Буквально на следующий день она выложила в соцсетях свою фотографию, где запечатлена верхом на резвом коне, как символ уверенности в своей правоте, а иллюстрацию закрепила следующим текстом:

– ...Данная территория была заброшена, пустующие саманные помещения разрушились. За год инвестором было вложено в этот объект более 100 миллионов рублей. И сегодня это современный медицинский центр, который предоставляет свои услуги населению всего района, и людям не нужно уже для этого ехать в город. Ведь построен не торговый, не развлекательный, а именно медицинский центр. И люди благодарят за это. Как же тогда привлекать частные инвестиции? Ведь после такого ажиотажа уже ни один инвестор не придёт в Тарумовский район, чтобы вложить свои собственные деньги в развитие района. А у нас были такие договорённости и с другими инвесторами. Что это? Преднамеренный стопор для развития района? Ведь мы же все знаем, какое критическое положение в экономике, и без частных инвестиций сегодня невозможно. А ведь Тарумовский район – это единственный бездотационный район в Дагестане, мы сегодня живём за счёт собственных доходов. Нас бы похвалить, так нет – политический заказ в действии.  

В настоящее время дело Абрамкиной взял под контроль прокурор Дагестана с обещанием соблюдения полной законности.

Этим же можно объяснить инициативу прокуратуры РД публично заявить о контроле уголовного дела (также возбуждённого на этой неделе) в отношении главы Кизилюртовского района Багаутдина Аджаматова. Общий шум вокруг этого позволяет придать данному делу особое внимание и посредством не только права, но и общественно-политического давления обеспечить прохождение материала через следствие в суд. Отметим, что силовые структуры избегают говорить о влиянии на ситуацию в Кизилюртовском районе главы администрации Магомеда Шабанова, который, как известно, полностью контролирует район и действует от имени Абдулатипова.

Злую шутку с министром ВД РД может сыграть и недавний инцидент на городском пляже Махачкалы, когда отдыхающий в нашей республике полицейский из Чечни был задержан дагестанскими коллегами за весьма непристойный поступок. Несмотря на анекдотичность ситуации, она приобрела скандальность и может стать чреватой для министра Абдурашида Магомедова. Запись о приключениях чеченского полицейского на дагестанском пляже попала в YouTube и, так как она содержала в себе слово «кадыровец», приобрела популярность, а также последствия. Его в самой Чечне сильно побили (по некоторым данным, он впоследствии покончил жизнь самоубийством), а в МВД России ушла жалоба на действия дагестанских коллег, совершивших неэтичный поступок. С учётом того, что у министра ВД по РД имеются проблемы на федеральном уровне (стоит вопрос о том, сохранит ли он своё кресло или нет), то Магомедовым срочно были приняты меры по увольнению полицейских, по сути дела, действовавших привычным им и практиковавшимся долгое время в системе дагестанского МВД способом – задержание, съёмка унизительного видео и последующие правовые и не очень процедуры.

Для кого готовят поле?

Возвращаясь к главной теме, скажем, что 6 августа Ессентукский городской суд принял решение арестовать Данияла Шихсаидова. Он останется под стражей как минимум два месяца. Это худший сценарий не только для него самого, но, возможно, и для Хизри Шихсаидова, который, по нашим сведениям, предпринимал отчаянные попытки, чтобы сына отпустили под домашний арест. Не исключено, что политическая карьера спикера парламента с этого момента пойдёт на убывание. Что касается Рамазана Абдулатипова, то надо отметить, что день рождения на неделе отметил и он – ему исполнилось 69 лет, и через год он достигнет предельного возраста, когда, согласно федеральному законодательству, должен будет покинуть госслужбу. Это может означать, что Москва практически определилась с будущим главой Дагестана и, пользуясь временем, готовит чистый плацдарм для него: без влиятельных кланов и, самое главное, их лидеров. В таком случае можно с уверенностью предположить, что громкие задержания ещё будут взрывать информационное поле республики.

Что касается кандидатуры нового руководителя региона, то есть версия, что это будет силовик из Москвы, однако более вероятно то, что это точно будет силовик (пусть и бывший), куда более близкий к Кавказу. На фоне последних процессов резко активизировались и бенефициары политики полномочного представителя Президента РФ в СКФО Сергея Меликова, которого называют едва ли не главным инициатором чисток. Возможно, это не так, но трудно предположить, что он не в курсе планируемых визитов «тяжёлых фейсов» и прилётов вертолётов в нашу республику…
 
Маирбе Агаев Руслан Магомедов
Источник:
892
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...