Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Вы будете разочарованы! Как остановить отток россиян в Сирию

Вы будете разочарованы! Как остановить отток россиян в Сирию

Вы будете разочарованы! Как остановить отток россиян в Сирию

Статья Елены Милашиной «Халифат. Приманка для дураков!», на примере дагестанского села Саситли рассказывающая о том, как устроен трафик наших граждан на войну в Сирию, спровоцировала бурную дискуссию в Сети. Эксперты и жители Дагестана обсуждают факты, оценки, выводы. Мнения разделились: кто-то рад, что наконец-то озвучена версия о том, как российские спецслужбы открыли радикально настроенной молодежи дорогу в ИГИЛ (организацию, запрещенную на территории России) и теперь делают все, чтобы разочаровавшиеся оттуда не вернулись. (Результат такой работы налицо: северокавказское подполье поутихло, российские джихадисты уехали на чужую войну.) Кто-то отнесся к этой информации скептически: «Не верю я в эти «операции» с прямым участием ФСБ, это местные басни, — поделился северокавказский коллега. — Может быть, когда-то на что-то они закрыли глаза, но чтобы попустительствовали и сами отправляли — это неправдоподобно».

(При этом известно, что загранпаспорта на Кавказе выдают за деньги, и в прежние времена даже активные участники НВФ могли получить паспорт и бежать за границу.)

Обсуждаются мотивы уезжающих на войну. «Нет там случайных людей, и мотивация религиозная однозначно», — констатировал другой дагестанский коллега.

Бурная реакция на текст показала, насколько остро воспринимается в республике эта тема и как нужна независимая площадка для ее обсуждения. Немало россиян уже попали под влияние пропаганды, но решение уехать на войну пока не приняли. Для сомневающихся крайне важны такие статьи. За их умы стоит бороться, причем не только силами московских журналистов и экспертов, но прежде всего усилиями самих мусульман.

Нельзя сказать, что официальное духовенство сидит сложа руки, муфтии и имамы духовных управлений республик резко осуждают ИГИЛ и без устали ведут пропаганду против него. Проблема в том, что те, кто смотрит в сторону Сирии, официальному духовенству не верит, считая его частью порочного государства. С большим успехом убеждать с религиозных позиций радикальную молодежь могут независимые исламские ученые салафитского толка. Однако ИГИЛ расколол тех, кого принято было считать умеренными салафитскими лидерами. Многие из них сами примкнули к террористической организации, попав под влияние пропаганды. Таким в «Исламском государстве» отведена особая роль — рекрутировать новых русскоязычных бойцов: «Потери в ИГИЛ весьма ощутимы, им нужен постоянный приток свежих сил», — объяснил мне знающий человек.

Другие салафиты резко против ИГИЛ — настолько, что с трудом сдерживают гнев, говоря о том, как его деятели оскверняют шариат и ислам. «ИГИЛ — это действительно приманка для дураков и невежд! Я не встретил среди них ни одного образованного человека, — возмущается дагестанский коллега. — Те, кого они возводят до уровня шейхов, не имеют должного образования и не являются исламскими учеными. И эти люди, совершенно не разбирающиеся в религии, решают вопросы войны и мира, выносят суждения о мировой политике, вводя молодежь в заблуждение».

«Шариат — это колоссальный объем знаний, тем и научных дисциплин, где лишь 3–4 страницы посвящены мерам наказания. Из всего объема вытащили эти несколько страниц, и их поставили в основу политики своего «государства». Жестоко убивают невинных людей, детей. Совершают самоподрывы в местах скопления детей и женщин. Глумятся над трупами. Это шариат? Это немыслимые вещи! По шариату, даже когда приносят жертвенное животное, предписано относиться к нему с мягкостью, животное не должно видеть глазами нож. В Коране сказано: «Мы почтили детей Адама — всех, независимо от вероисповедания», — продолжает исследователь шариатского права.

Конечно, оттоку мусульман в ИГИЛ очень способствуют похищения людей и пытки на Северном Кавказе, рейды ОМОНа на московские халяльные кафе в дни мусульманского поста, запреты платков в школах страны и препоны для строительства мечетей в городах, где мусульмане в меньшинстве. Такие действия используются радикальными пропагандистами для обоснования необходимости переселения в исламские земли.

На этом фоне противостоять агрессивной пропаганде войны очень трудно. Нынешняя молодежь в подавляющем большинстве не способна читать серьезную литературу. ИГИЛ предлагает им «голливудские» видеоролики со спецэффектами, черными флагами и простыми ответами на сложные вопросы, подкрепляя их слабыми или недостоверными с точки зрения шариата свидетельствами: «На этих роликах они помешаны, за год их вышло штук сто. А в Коране первое слово «читай». Нужно читать, изучать и думать. Если бы Всевышний захотел, Он послал бы свои Откровения в виде захватывающего сериала, но Он послал Книгу».

Очевидно, что бороться с ИГИЛ в умах наших граждан можно, лишь противопоставив этой идее — другую. Государство и официальное духовенство эффективно это сделать не в состоянии, потому что они дискредитированы в глазах исламистской молодежи. Нужны доступные интерактивные сайты с материалами на русском языке, переводы наиболее удачных текстов и уроков с арабского, активная контрпропаганда в социальных сетях, которая сама найдет сомневающегося и ищущего человека. Крайне важны лекции и живое общение с независимыми исламскими учеными, к которым прислушается фундаменталистская молодежь.

Но это непросто — независимых исламских ученых в России немного, на них давят силовики, им угрожают сторонники ИГИЛ. Открыто вести пропаганду против ИГИЛ опасно: северокавказские боевики в большинстве своем принесли присягу его лидеру Абу Бакру аль-Багдади. Готовых материалов на русском языке мало, а значительная часть того, что есть на арабском, подготовлена учеными, аффилированными с противостоящими ИГИЛ радикальными и запрещенными на территории России организациями, такими как «Аль-Каида» и «Талибан», так что опираться на эти материалы невозможно.

Необходимо создавать новый интеллектуальный продукт, глубокий, доступный и креативный. Для этого нужны подвижники и ресурсы, нужна политическая воля государства, нужно участие гражданского общества и независимых экспертов, которые вместе с мусульманскими лидерами глубоко изучат и поймут это новое явление игиломании, придумают, что делать для того, чтобы остановить отток в Сирию молодых россиян, зомбированных пропагандой.

Ключевую роль в этой контрпропаганде сыграли бы личные свидетельства тех, кто, разочаровавшись, вернулся домой. Важен сам факт возвращения, осуществить которое становится все сложнее. Возвращаться опасно: сообщения о пытках россиян, вернувшихся из Сирии, регулярно поступают в правозащитные организации по всей России. В отличие от отца Вари Карауловой, большинство родственников, пытающихся вызволить своих детей, не получают поддержки от государства. Опасения спецслужб понятны — в тех, кто возвращается, они видят потенциальных серийных убийц, тем более что деятели ИГИЛ уже высказывали угрозы в адрес России. Но ведь есть и те, кто искренне хочет вернуться к нормальной жизни, — и опыт их печального путешествия чрезвычайно важен.

Нужны программы по адаптации граждан, вернувшихся из Сирии, гарантии справедливого разбирательства и законного обращения в отношении них. В Дании год назад была принята программа, в рамках которой бывшие боевики имеют возможность полноценно вернуться к мирной жизни и даже найти новую работу, жилье, получить образование. Они добровольно дают согласие на то, чтобы находиться под постоянным наблюдением полиции, и арестовать их могут только в случае совершения преступления. Датские документалисты сделали фильм по мотивам их рассказов. Аналогичный опыт есть и в России — в Ингушетии комиссия по адаптации боевиков рассмотрела уже несколько дел возвращенцев из Сирии и предотвратила уход еще двух человек. Им помогли вернуться к мирной жизни, хотя силовики не перестают держать их в поле зрения.

Екатерина СОКИРЯНСКАЯ

Источник:
1174
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...