Воскресенье, 4 декабря 2016
Сделать стартовой


Крымско-татарский вопрос как зеркало политики Турции в Причерноморье

Крымско-татарский вопрос как зеркало политики Турции в Причерноморье

В турецкой столице завершился II Всемирный конгресс крымских татар, в ходе которого прозвучало много агрессивных высказываний.

Министром иностранных дел Украины Павлом Климкиным было зачитано обращение Петра Порошенко. Стилем этого обращения президент больше напоминал белогвардейца из известного советского кинофильма в исполнении актера Владислава Стржельчика с его лозунгом «Вперед, мои воины ислама!», обращенным к банде басмачей. В похожем стиле П. Порошенко призывал крымских татар поучаствовать в насильственном возвращении Крыма в состав Украины, а экс-глава «меджлиса» Мустафа Джемилев точно в русле данного заявления сообщил о формировании в составе ВСУ мусульманского батальона преимущественно из крымских татар. Батальон будет использоваться для контроля над прохождением грузов между Украиной и Крымом, а в случае возвращения Крыма в состав Украины – в чистках инакомыслящих (Джемилев назвал это «подавлением беспорядков»).

Параллельно в Симферополе прошла Общенациональная конференция крымских татар. Ее главным отличием от II Всемирного конгресса в Анкаре было то, что в ней участвовали крымские татары непосредственно из Крыма, в то время как в турецкой столице собрались те, кто либо давно не живет на полуострове, либо вообще никогда там не жил, но «борется». Достаточно посмотреть на список членов президиума конгресса: из пяти только двое – из Крыма. Причем один из них – Эскендер Бариев некогда был депутатом от украинской националистической партии «Батьківщина», выступавшей за героизацию карателей ОУН-УПА и дивизии СС «Галичина». Т.е. уже по этому факту идеологический уклон мероприятия не оставляет сомнений.

Почему суетятся Джемилев и сменивший его на посту руководителя «меджлиса» Рефат Чубаров, понятно. За долгие годы руководства организацией они пеклись не о благе крымских татар, а о собственном положении, искусственно политизировали крымско-татарский вопрос, делая свой народ заложником антироссийских политических игрищ Брюсселя и Вашингтона. Именно так отозвались об их инициативе по организации Всемирного конгресса участники Общенациональной конференции крымских татар в Симферополе. В своем обращении они заявили: «Действия организаторов конгресса, по нашему убеждению, направлены на попытку ввести в заблуждение представителей крымско-татарской диаспоры Турции, а также испортить успешно развивающееся сотрудничество между Турцией и Россией».

Вот и в ходе конгресса Чубаров заявил о «новом геноциде», якобы организованном Россией: «Наследница царской России СССР – сегодняшняя Российская Федерация – продолжает репрессивные действия против нашего народа, и крымские татары вынуждены переживать новый вариант геноцида со стороны РФ».

Но зачем пригревать антироссийских деятелей Турции, когда турецко-российские отношения, казалось, вышли на новый уровень развития? Объяснения коренятся в геополитических интересах. Гражданская война на Украине нарушила сложившуюся в Восточной Европе систему безопасности и втянула в свою воронку государства, далекие от восточно-европейских рубежей – Китай, Турцию и др. Эти государства вынуждены корректировать свою внешнюю политику с учетом произошедших изменений. Масштаб украинского конфликта гораздо более глобален, чем кажется на первый взгляд.

Крымско-татарский вопрос как зеркало политики Турции в Причерноморье

Принимая лидеров «меджлиса», президент Турции предпочел «не заметить» антироссийской направленности их деятельности

Геополитическими нервами украинский конфликт связан с текущей войной в Сирии и агрессией НАТО против Ливии. Ливию наказали за отказ подчиниться диктату ЕС и США и их планам контроля над выходом в Атлантику через Средиземноморье. За это же наказывают сейчас Сирию. Между тем в сирийском Тартусе базируется ремонтная база ВМФ России, которая мешает англосаксам считать себя полными хозяевами положения в этом регионе. Вот террористический интернационал в Сирии и подкармливается из-за рубежа, в т.ч. из Турции.

В составе карательных батальонов ВСУ в Донбассе воюют те, кто до этого воевал в Сирии. Есть такие «фрукты» и в батальоне «Крым», разрекламированного Джемилевым. Это служит лишним подтверждением геополитической связи между войной на Ближнем Востоке и войной на Украине.

По той же причине был свергнут Виктор Янукович, как президент страны, имеющей выход в Черное море, через которое лежит путь в Средиземноморье. В данном контексте значение Крыма приобретает больший геополитический вес, и тот, кто сможет управлять внутренними процессами на полуострове, будет владеть ситуацией в Черноморском бассейне. Путь из Черного моря в Средиземное пролегает через турецкий Босфор, так что попытка Турции разыграть крымско-татарскую карту вполне предсказуема, да, к слову, и не нова.

Анкара пытается взять под опеку не только татар в Крыму, но и всю крымско-татарскую диаспору в причерноморских государствах. Один из членов президиума Всемирного конгресса, о котором шла речь выше – Самир Менан, заместитель главы Демократического союза мусульман тюрко-татар Румынии (ДСМТТР). Эта организация поддерживала активные связи с «меджлисом» Джемилева и продолжает их поддерживать при новом руководителе – Чубарове. В 2013 г. ДСМТТР провела конференцию, на которой было принято решение о переходе крымских татар Румынии на крымско-татарский алфавит с латинской графикой как шаге на пути консолидации всех крымских татар мира.

Смотрим на карту. Румыния – причерноморское государство. Основная часть крымско-татарской диаспоры в этой стране проживает в прибрежных регионах – так повелось исторически (не случайно вышеупомянутая конференция ДСМТТР проходила в румынском порту Констанца). Румынские крымские татары сегодня вхожи в кабинеты власти. Помощник госсекретаря правительства Румынии по делам нацменьшинств и заместитель мэра Констанцы – крымские татары Аледин Амет и Юксель Селямет.

Такую же политику Анкара проводит в отношении к крымско-татарскому меньшинству в Болгарии, которое тоже населяет в основном прибрежные районы. А вот с урумами в Греции Турция не работает. Урумы, или греко-татары, – потомки крымских татар и турок в Греции, проживающие, как правило, в прибрежных регионах у Эгейского моря. Но Эгейское море Турции не так важно, как Черное. Поэтому греко-татары пользуются меньшим вниманием турецких властей.

Анкаре важно держать крымских татар Румынии и Болгарии в русофобском напряжении, чтобы дистанционно контролировать идеологический климат на данном участке Причерноморья. Тут стремления Турции совпадают с проектом Великой Румынии (Romania Mare), венцом которого, по замыслу Бухареста, должно стать включение в состав Румынии Молдавии, Приднестровья, одесской Бессарабии и превращение Румынии в регионального лидера, контролирующего европейскую часть Причерноморья.

На конгрессе в Анкаре М. Джемилев напомнил о планах по созданию крымско-татарской автономии в Херсонской области, в т.ч. для того, чтобы (он и не скрывает этого) усилить «украинское присутствие в этой сложной и… подвергнутой российской пропаганде области».

Если на карте мира суждено будет появиться Великой Румынии, крымско-татарскую автономию, созданную по кальке Джемилева, будет отделять от нее только Николаевская область, а по морю между ними будет прямое сообщение. Все это планируется для того, чтобы вытеснить Россию из Черного моря и превратить последнее во внутреннее море НАТО.

Крымские татары для Турции – объект, а не субъект политики. Недавние обещания П. Порошенко создать на полуострове после его возвращения в состав Украины (а такие планы вынашиваются в Киеве) национальную автономию выражают стремление придать данному объекту территориально выраженную форму с русофобским содержанием. И здесь, как показал Всемирный конгресс в Анкаре, Киев встречает полную поддержку со стороны Турции.

Впервые Анкара ужесточила свою крымскую риторику после воссоединения полуострова с Россией, когда турецкий премьер Ахмет Давутоглу заявил следующее: «Украина должна получить поддержку, чтобы укрепить свою безопасность и безопасность своих граждан. Но, протягивая руку помощи Украине, мы не должны забывать о страданиях жителей Крыма. Незаконная аннексия Крыма неприемлема ни при каких условиях».

Это заявление прозвучало едва ли не через год после возвращения полуострова в лоно России. За это время Россия не отказалась от поддержки законного президента Сирии Башара Асада, смещения которого добивается Турция, в т.ч. военным путем. Отыграться на России за ее поддержку Сирии Анкара решила в Крыму. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в обращении к участникам Всемирного конгресса крымских татар заверил, что его страна никогда не признает присоединение Крыма к России, а министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу приплел сюда еще и Абхазию, где тоже увидел «неприемлемые» действия России.

Крымские татары нужны Турции не для того, чтобы сделать сильной Украину, и не для того, чтобы сделать сильными крымских татар. А для того, чтобы самой стать сильной. А для этого все вокруг Турции должны быть слабыми.

Крымско-татарский вопрос как зеркало политики Турции в Причерноморье

Далеко не все разделяют идеи участников всемирного конгресса. 2 августа группа крымских татар передала в посольство Турции в Москве обращение к президенту Т. Эрдогану с просьбой воспрепятствовать дестабилизирующей деятельности Джемилева и Чубарова

Источник:
497
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...