Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Российско-армянским отношениям мешают «жирные коты»

Российско-армянским отношениям мешают «жирные коты»


О нынешнем состоянии российско-армянских отношений и геополитической ситуации в регионе рассказывает бывший министр обороны Республики Армения генерал-лейтенант армии Вагаршак Арутюнян.

— Какие уроки следует извлечь из недавних массовых уличных протестов на проспекте Баграмяна, поводом к которым послужило неоправданное повышение тарифов на электроэнергию?

— Это было справедливое народное возмущение необоснованным ростом цен, которое затем попытались перехватить определенные политические силы в своих целях. Думаю, все мы не дети и понимаем, что в период, когда в мире идет геополитический передел, Армения не может оказаться в изоляции и не попасть под влияние различных сил и организаций. Почему бы Западу не использовать ситуацию, когда российская компания («Электросети Армении» — ЭСА, повысившая тарифы. — РП.) допустила ляпсус, для создания антироссийских настроений? Это надо воспринимать спокойно.

Участники акции гражданской инициативы «Нет грабежу» против повышения тарифов на электроэнергию

Участники акции гражданской инициативы «Нет грабежу» против
повышения тарифов на электроэнергию. Фото: Каро Саакян / PAN Photo /
ТАСС

Но я не могу согласиться с выводами тех, кто увидел в протестах что-то антироссийское. Я бы оценил такие заявления как проявления азербайджанского лобби. Кстати, скажу наперед, что, если ситуация с газом не изменится, мы получим вторую такую же ситуацию, если не хуже. Российское государство продает Армении на границе газ по 165 долларов за кубометр, а получаем его мы, потребители, уже по 360 долларов. Так поступает стопроцентно российская компания. Как это понимать?.. Уже сегодня надо звонить в колокола и говорить, что с этим надо разбираться. На Украину газ дешевле идет, чем союзнику!

— Чем вы объясните такое положение дел?

— Это вопрос к людям, которых глава Научного общества кавказоведов Александр Крылов назвал «жирными котами». Сегодня определенные круги как в России, так и в Армении выступают против интересов обоих государств, подвергая сомнению российско-армянские стратегические отношения. Но именно благодаря им Армения смогла победить в карабахской войне и оказаться одним из наиболее влиятельных государств на Кавказе, а Россия — остаться в регионе. Вот итог наших отношений новейшего времени.

Поэтому нельзя допускать, чтобы какие-то там «жирные коты» рушили труд миллионов людей и ставили под сомнение отношения двух народов. Это может привести к коллапсу и развалу, и в истории такое бывало. Поэтому как со стороны Армении, так и со стороны России должны быть сделаны жесточайшие выводы. Случившееся — вина и России, и Армении. Директор «Электросетей Армении» Евгений Бибин — русский, но руководители региональных организаций — армяне. Мы что, не знаем, какое воровство там идет? Знаем. Это совместная проблема, которую надо немедленно решать, и аудит ЭСА — единственно правильный путь.

— Что вы имеете в виду, говоря об азербайджанском лобби в России?

— В России есть люди, которые хотят пересмотра отношений на Кавказе. Я был очевидцем этого всего в 90-е годы, когда в некоторых российских кругах преобладало видение, что Азербайджан геополитически важнее Армении, и поэтому надо строить отношения именно с ним. Сторонником такого подхода был, например, тогдашний председатель комитета Государственной думы по обороне генерал Лев Рохлин. Были и другие. Но победили здоровые силы, благодаря чему российско-армянские отношения оцениваются как стратегические, и я могу сказать, что за 25 лет никаких серьезных проколов не было, хотя были моменты, которые их несколько омрачали.

В целом отношения определяются межгосударственными договорами и соглашениями. Таких соглашений и взаимоотношений, как между Россией и Арменией, нет даже с Белоруссией, если не считать, что она член Союзного государства. Это совместная охрана границ, единая система ПВО и российская военная база. Ничего этого в Белоруссии нет. То есть армяно-российские отношения — это союзнические отношения. Военная сфера — самая деликатная сфера, которая определяет внешний вектор государственной политики. Люди, которые пытаются ставить под сомнения наши отношения, — просто интриганы.

Сегодня в этом плане складывается следующая ситуация. Азербайджан шантажирует Россию, что он может вступить в Евразийский союз, если Москва решит карабахский вопрос в его пользу. Мы это уже проходили неоднократно, когда Баку много чего обещал России, но потом обещания не выполнялись. Я убежден, что российские политики все это прекрасно понимают. Они не клюнут на эту удочку. А вот общественные организации и структуры, которые занимаются пропагандой и агитацией, должны на корню уничтожить мифы о возможности уступок Азербайджану.

— Вот уже полгода, как Армения является полноценным членом ЕАЭС. Можно ли подвести первые итоги?

— Я думаю, со мной многие согласятся, что вступление Армении в Евразийский союз прошло как-то незаметно. Ощущения, что мы вступили в ЕАЭС, у населения нет. Я это отношу к недостаточной работе пропагандистских и информационных органов как непосредственно Евразийской комиссии, так и России как инициатора всего этого.

Опять-таки вернемся к вопросу энергетики. После вступления Армении в Евразийский союз в стране поднимается цена на электричество, а в Грузии, которая подписала ассоциированное соглашение с Европейским союзом, — не поднимается. Как можно отдавать такие серьезные вопросы на откуп «жирным котам»?..

Мне кажется, очень важно показать экономическую привлекательность вступления в ЕАЭС для стран региона. Они должны видеть, что вступление в ЕАЭС дает экономические выгоды. К сожалению, сегодня мы не можем этого сделать. И не потому, что это не так, а потому, что мы очень плохо работаем в этой сфере. Сегодня, например, выгодно покупать машины в России и перегонять в Армению. Это не плюс? Конечно, плюс, но об этом нигде ничего не говорится. Поэтому очень важен вопрос пропаганды, информирования населения, и об этом надо четко говорить.

К сожалению, до сих пор нет механизмов, которые бы позволяли нам координировать информационную политику. Почему российские СМИ не имеют достоверной и четкой информации о ситуации в Армении, и не только там? Мы должны от слов переходить к делу в этих вопросах, чтобы не было все время, как в первый раз.

— Да, рядовой гражданин и в Армении, и в России действительно не имеет представления о том, что влечет вступление наших стран в ЕАЭС в экономическом и политическом плане. Будем надеяться на позитивные изменения…

— Добавлю, что российские политики это понимают, а вот общественное мнение должно понять, что для Армении проблема Карабаха — это вопрос не исторической справедливости, а безопасности и будущего страны. Поэтому Армения ни на какие уступки в этом вопросе не пойдет. История показывает, что мир в этом регионе был тогда, когда здесь была Россия. Как только влияние России уменьшалось, разваливалась Российская империя или Советский Союз — здесь были войны. Это очень важно всем понимать.

Второй вопрос — геноцида армян и отношений с Турцией. В целом в России существует мнение, что у нас, мол, нет проблем ни с Азербайджаном, ни с Турцией. Но если Турция является членом НАТО, а в военной доктрине России записано, что НАТО — угроза для России, то как же с Турцией может быть все хорошо?.. В Армении находятся российские войска. Что требует Турция от Армении? Вывода российских войск и пограничников, закрытия атомной станции. Это нормальные турецко-российские отношения?.. Вот в области туризма — согласен, все хорошо. Поэтому еще раз подчеркиваю, что в прессе и общественном мнении должно быть четкое понимание, кто союзник, кто партнер, а кто конкурент или противник.

Верховный патриарх и Каталикос всех армян Гарегин II, президент Армении Серж Саргсян с супругой Ритой, президент России Владимир Путин, президент Кипра Никос Анастасиадис и президент Франции Франсуа Олланд (слева направо) во время церемонии возложения цветов к Вечному огню на территории мемориального комплекса «Цицернакаберд»

Верховный патриарх и Каталикос всех армян Гарегин II, президент
Армении Серж Саргсян с супругой Ритой, президент России Владимир Путин,
президент Кипра Никос Анастасиадис и президент Франции Франсуа Олланд
(слева направо) во время церемонии возложения цветов к Вечному огню на
территории мемориального комплекса «Цицернакаберд». Фото: Алексей
Никольский / пресс-служба президента РФ / ТАСС

То же самое относится и к Армении. И в Армении отдельные СМИ могут делать неадекватные выводы: дескать, если Грачья Арутюняна (водителя, ставшего виновником автокатастрофы под Подольском, повлекшей гибель 18 человек; приговорен к 6,9 года лишения свободы в колонии общего режима. — РП.) привезли в суд в халате, потому что другой одежды не оказалось, это значит, что Россия — враг. Да, это, конечно, нехорошо, но это надо списать на безалаберность отдельных людей, а не на политику. Это работа, которую нам нужно проводить взаимно.

— Действительно, обострение на российско-армянском информационном поле во многом началось с этой истории. Следующий всплеск случился после трагедии в Гюмри (военнослужащий 102-й российской военной базы Валерий Пермяков обвиняется в немотивированном убийстве армянской семьи из шести человек, включая грудного ребенка. — РП.), когда стало ясно, что тематика вывода базы из Армении становится популярной, по крайней мере в определенных кругах. Как вы это оцениваете и чем бы вы это объяснили?

— Эта ситуация четко показывает, что мы находимся в зоне, очень активной с точки зрения информационной войны и геополитического противостояния. Как Армения должна понимать, что она находится в состоянии войны с Азербайджаном, так и мы все должны понимать, что находимся в периоде передела мира. Идет жесточайшая борьба. И в этой ситуации ясно, что вопрос вывода российской военной базы на официальном уровне ставят Турция и Евросоюз.

Что означает наличие российского военного присутствия для Армении? В 1994 году Россия единолично установила перемирие в Карабахе, никто не вмешивался в это. Я лично участник всех этих процессов. А в Осетии, а в Абхазии?.. Всякий, кто занимается политикой, понимает, что Россия не заинтересована в конфликтах на своих границах. Это законы стратегии.

А кто заинтересован в конфликте? Те, кто заинтересован в ослаблении страны, в том, чтобы оторвать от России те или иные регионы. Все это надо рассматривать именно в этом контексте. Возьмем события в Гюмри. Я в детстве жил в гарнизонах. В 1972 году мой отец-военный служил в Эчмиадзине. И вот солдат, которого обидели чем-то, расстрелял своих друзей, 12 человек. Пермяков уничтожил семью, добивал раненых штык-ножом — конечно, это нельзя объяснить. Но это чисто человеческая сторона вопроса.

А эту ситуацию пытались использовать однозначно. Кто туда поехал? Кто стал заботиться об этой семье? Мы знаем их фамилии и политическую ориентацию. Как можно в этой ситуации, после похорон, когда столько эмоций, вести людей на базу? Это значило — вести на бойню. Малейшая ошибка со стороны командования базы или армянской полиции — и это привело бы к смертям. Мы знаем, как все это начинается: провокация, гибнут люди, далее — дестабилизация. Коротко говоря, обо всем этом надо сказать следующее: да, есть силы, которые заинтересованы в том, чтобы обеспечить вывод базы, потому что это ведет к изменению геополитической ситуации в регионе.

Что касается Армении, то российская военная база, помимо того, что сдерживает внешнюю угрозу и стабилизирует ситуацию в регионе, оказала колоссальное влияние — я не могу сейчас о многих вещах говорить — в ходе карабахской войны, в ходе становления наших вооруженных сил и тогда, и сегодня. Поэтому вопрос военной базы — это, помимо обеспечения безопасности, еще и вопрос становления вооруженных сил Армении. И тот, кто этого не понимает, значит, или вообще ничего не понимает, или преследует какие-то свои цели. 

Яна Амелина

Источник:
487
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...