Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


Возвращение вертолёта. Аресты в Дагестане

Возвращение вертолёта. Аресты в Дагестане

В начале минувшей недели сотрудники Центра специального назначения (ЦСН) ФСБ России задержали главу Кизлярского района Андрея Виноградова, а также провели обыск в домовладении и рабочем кабинете руководителя дагестанского пенсионного фонда (ОПФР по РД) Сагида Муртазалиева. Эта спецоперация, проведённая по всем правилам военного искусства, показала, что у силовых структур есть серьёзные вопросы к команде Сагида Муртазалиева, считающейся одной из наиболее мощных в республике финансово-политических групп влияния.

По итогам спецоперации Сагид Муртазалиев находится почти вне закона, а его команда – влиятельные муниципалы – на грани развала.

 

Операция «Вертолёт-2»

 

По данным «Черновика», более месяца назад не испытывающий никакого дискомфорта и полный планов Сагид Муртазалиев получил от близких ему источников в силовых структурах сигнал, суть которого заключалась в целесообразности скорейшего выезда за пределы страны. Политик к совету прислушался и выехал, предположительно в Дубай (ОАЭ). Скоро по тому же маршруту выдвинулся и глава Кизлярского района Андрей Виноградов.

Спустя какое-то время Виноградов вернулся на родину, проводил встречи в райадминистрации и даже присутствовал 25 июля на встрече с главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым, посетившим Кизляр. По поводу возвращения Виноградова в республику существует версия, согласно которой глава района должен был выяснить, есть ли у силовых структур претензии к Муртазалиеву и членам его команды. Таких угроз, судя по всему, выявлено не было, и Виноградов вполне спокойно продолжил выполнять должностные обязанности.

Ещё недавно Андрей Виноградов получал награду из рук главы Дагестана...

Однако, как оказалось, в этот период разрабатывался масштабный план по его захвату, который 27 июля был полностью реализован.

О том, что готовится такого рода спецоперация, никто в среде дагестанских силовиков не знал. И поэтому, когда в СМИ стали приходить сообщения о задержании Виноградова и обыске в домовладении Муртазалиева, официальные представители в силовых структурах республики, в том числе в Кизлярском РОВД, эту информацию не могли ни подтвердить, ни опровергнуть.

Сама спецоперация, судя по всему, готовилась достаточно долго. Её исполнительская часть, можно предположить, началась в середине июля, когда в Моздок (город в Северной Осетии) стали стягиваться «тяжёлые фейсы» (ЦСН ФСБ) и спецтехника. Эта активность немного потревожила спокойствие в Чеченской Республике. С учётом непростых взаимоотношений главы Чечни с отдельными руководителями силовых структур страны, а также продолжающимся расследованием дела по убийству политика Бориса Немцова возможно, что в окружении Рамзана Кадырова возникла мысль о том, что прибывший спецназ готовится к спецоперации на их территории. Так как в числе тех, кого Следственный комитет России хотел бы допросить, находятся люди из числа ближайшего окружения Кадырова, а он сам резко отрицательно относится к инициативам силовиков проводить спецоперации без уведомления регионального руководства, то 14 июля, а затем и 16 июля глава Чечни проверил все спецподразделения республики на боеготовность. Особенно внимательно отрабатывалась работа спецгрупп на местности Аргун – Джалка, то есть территория между Грозным и Гудермесом. (Напомним, что Кадыров неоднократно критично высказывался по поводу того, что в республику заезжают разные спецподразделения и проводят несогласованные с руководством ЧР мероприятия. Кадыров даже дал команду республиканскому силовому блоку стрелять в таких случаях в командированных сотрудников на поражение.)

Уже в ночь с 26 на 27 июля ЦСН ФСБ выехал со своей базы в Моздоке и двинулся по территории Чечни. По ходу следования колонны спецназа не обошлось и без небольших курьёзов. Новенькие военные «Тигры» с суровыми бойцами в кабинах, видимо, внесли небольшую сумятицу в ряды чеченских полицейских. Снова спецподразделения Чечни были приведены в полную боеготовность и сопровождали колонну ЦСН до тех пор, пока та не покинула пределы республики. В три часа ночи 27 июля (дорога из Моздока в Кизляр через Чечню занимает не больше трёх часов) спецназ ФСБ постучался в ворота дома Андрея Виноградова…

 

«Патриот может скрыться…»

 

Дальнейшая информация, связанная с захватом муниципала и блокированием дома, значительно разнится. Согласно версии силовиков, Виноградов с охранниками забаррикадировался и оказал сопротивление, в связи с чем спецназу пришлось применить к ним физическую силу. По другой версии, спецназ применил силу только по отношению к охране Виноградова, а сам политик, после того как силовики вошли в дом и сообщили причину визита, спокойно протянул руки, на которые тут же были надеты наручники. Через час после задержания Виноградова в его доме начался обыск, и уже утром представитель Следственного комитета РФ заявил, что в ходе него обнаружены несколько единиц огнестрельного оружия, в частности пистолеты Стечкина, карабины «Сайга», пять автоматов Калашникова, а также боеприпасы и глушители для бесшумной стрельбы. Через два дня близкие родственники выступили с опровержением данной информации, о чём расскажем ниже. Виноградова между тем на военном вертолёте переправили в Моздок, а позднее доставили в Москву.

В то же утро (27 июля), где-то в 6:00, спецназ (возможно, тот же, что задерживал Виноградова) заблокировал бронетехникой дачный дом, принадлежащий Сагиду Муртазалиеву на Кривой Балке (пригород Махачкалы). (Дорога от Кизляра до северной окраины Махачкалы занимает два с половиной часа.) Информация из зоны оцепления практически не выходила, просачивались лишь догадки и слухи о возможном нахождении там части охранников Виноградова, а также готовности спецназа брать их штурмом. Только вечером, уже после того как оцепление было снято, СМИ со ссылкой на правоохранительные структуры сообщили о найденном там стрелковом оружии. При этом сообщалось, что силовики вскрывали полы, бетонные дорожки во дворе и внутренние перекрытия в доме. К вечеру Следственный комитет выступил с заявлением о планах объявить Сагида Муртазалиева и Омара Асадулаева (человека из ближайшего окружения главы ОПФР по РД) в розыск.

Их, а также задержанного Виноградова следователи (причём до предъявления последнему обвинения) назвали причастными к преступлениям, совершённым в 2010 году: убийствам атамана Кизлярского казачьего общества и руководителя филиала «Северный» ОАО «Даггаз» Петра Стаценко, офицера ЦПЭ МВД Шевкета Куджаева, покушению на убийство вице-мэра Кизляра Василия Наумочкина, а также поддержке и финансированию терроризма. Впрочем, события после этого начали только развиваться.

В среду, 29 июля, решением Басманного суда Москвы глава Кизлярского района был арестован на два месяца. Представитель следствия сообщил суду, что у Виноградова было обнаружено большое количество оружия, а также предоставил справку, что у Муртазалиева и Асадулаева есть имущество за рубежом – дом и торговый центр в Дубае стоимостью в $20 млн, а также квартиры в Германии и Турции. «У самого Виноградова имущества за рубежом нет, но он может скрыться у своих соучастников», – сообщил следователь суду.

Появление этой информации было мгновенно расценено в СМИ и соцсетях как заключение Виноградовым предварительного соглашения со следствием, в результате чего стало известно не только о заграничных активах Муртазалиева, но и о неких многомиллионных хищениях денег в ущерб государству.

«Виноградов и другие фигуранты дела пользовались услугами бандформирования – фактически террористической организации, что привело к совершению особо тяжких преступлений. Он действовал осознанно, последовательно, а не в силу случайных причин, угроз или принуждения», – цитирует РИА «Новости» гособвинителя по делу, прокурора Валерия Лахтина. По словам прокурора, это подтверждают показания трёх свидетелей и одного из потерпевших.

Сам Виноградов отрицал свою причастность к финансированию терроризма, заявив суду, что является патриотом России, а оружием владел на законных основаниях.

Во всём этом суду ещё предстоит разобраться, но из двух позиций: стороны защиты, заявлявшей, что «в материалах дела отсутствует состав преступления Виноградова», и стороны обвинения, утверждавшей, что, «будучи на свободе, подозреваемый сможет связаться с другими фигурантами дела, после чего продолжит заниматься преступной деятельностью», судья Валентина Левашова поддержала вторую. Тем самым она поставила промежуточную точку в череде событий, развивающихся в Дагестане…

 

Митинг

 

Примерно в то время, когда заседал Басманный суд Москвы, сторонники Сагида Муртазалиева и Андрея Виноградова собрались в селе Аверьяновка (Кизлярский район). Организаторы акции планировали собрать на митинг 30 тысяч человек, но заявленного числа достичь не удалось. Собралось приблизительно 3,5-4 тысячи человек. Более точный подсчёт людей был затруднён чрезвычайно жаркой погодой: митингующие прятались в тени то здания Центра традиционной культуры села, то деревьев. (В Кизлярском районе температура воздуха в этот день колебалась от +36 до +38 градусов.) Тем не менее корреспонденты «ЧК», присутствовавшие на данном мероприятии, видели, как окрестности села просто заполонили автомобили участников митинга, основную долю которых занимали внедорожники (преимущественно Toyota Land Cruiser 200 с госномерами, состоящими из трёх единиц). По оценке «ЧК», только автомобилей в этот день было полторы тысячи единиц.

Митингующим приходилось защищаться от жары, но от защиты Муртазалиева и Виноградова они не отказались...

Отметим, что органы республиканской власти и правоохранительные органы, обычно негативно относящиеся к митингам, на этот раз были лояльны к тому, чтобы народные массы излили свой протест. Вокруг места проведения митинга было мало полиции, а опасения прокуратуры Дагестана, что могут произойти массовые беспорядки, не оправдались (надзорный орган дважды вынес предупреждение организаторам мероприятия о том, что беспорядки недопустимы). Ещё до начала мероприятия организаторы просили собравшихся не говорить о политике и соблюдать порядок. Однако сразу озвучили основную просьбу собравшихся, обращённую к президенту России Владимиру Путину, – это взять под личный контроль ситуацию вокруг Муртазалиева и Виноградова.

«Они боролись с бандитами и террористами, теперь сами стали ими?! Значит и мы работали на террористов?! Где это видано, чтобы такие наглые и подлые слова говорили в их адрес? Произошло вопиющее недоразумение. Сегодня растоптали нашу уверенность в завтрашнем дне. Почему самых лучших из нас делают изгоями? В районе не было ни одной приличной школы или хозяйства. Сагид Муртазалиев всё сделал для развития района. Не должны правоохранительные органы защищать интересы одних во вред другим. Сегодня хотят принизить статус Муртазалиева. У кого-то, наверное, изжога наступает от его имени. А Виноградов Бен Ладен что ли, чтоб его среди ночи штурмом брать, ломая двери? Мы надеемся, что эту ошибку исправят и извинятся перед народом», – говорил один из организаторов акции, Ахмедпаша Амирилаев.

Выступила и мать Виноградова – Ирина Виноградова. По её словам, информация в СМИ об обстоятельствах задержания сына неправдивая. Будучи очевидцем событий, она заявила: «Я до сих пор думала, что мы живём в правовом государстве. Мой сын никогда не закрывал свои ворота, и в ту ночь он спокойно их открыл и впустил спецназовцев. Для чего нужно было перелезать через стены?! Никакого сопротивления ни он, ни его охранники также не оказывали. И никаких побоев у сына нет. На него спокойно надели наручники и увезли. По поводу найденного в ходе обыска оружия, то абсолютно все они были зарегистрированные, а не со спиленными номерами, как пишут в прессе».

Высказалась Виноградова и о позиции республиканских властей, вернее об её отсутствии: «Вот на днях глава Дагестана кричал об успехах Кизлярского района, а теперь даже комментариев от него нет о происходящем. Значит, нам ещё далеко до правового государства…». (В день задержания Виноградова, который совпал с выходным нерабочим днём, глава Дагестана находился в горах, Тляратинском районе, проезд в который затруднён из-за дорожных ремонтных работ. Как сообщает LifeNews, Абдулатипов был «вне зоны доступа». В четверг Рамазан Абдулатипов заявил, что не может ничего сказать плохого о Виноградове и Муртазалиеве, так как оба хорошо справлялись с вверенными им направлениями. «Обвинения предъявлены по старым делам, поэтому сложно говорить об их справедливости или несправедливости. Уверен, правоохранительные органы дадут чёткую правовую оценку по всем пунктам», – сказал он.)

Впоследствии организаторы митинга распространили резолюцию, в которой подробно перечисляли заслуги как Муртазалиева, так и Виноградова в деле формирования социально-экономической базы района, помощи неимущим и незащищённым слоям населения и пр. С аналогичным письмом на имя президента России обратился и коллектив дагестанского ОПФР. (С содержанием обоих документов вы можете ознакомиться на нашем сайте www.chernovik.net, в разделе «Лента новостей» – «ЧК».)

Дружба Рамзана Кадырова и Сагида Муртазалиева нравится не многим политикам

 

«Это заказ!»

 

Стоит отметить, что поддержку Муртазалиеву и Виноградову в какой-то степени оказал их близкий друг, глава Хасавюртовского района Джамбулат Салавов, который, по нашим данным, направил для участия в митинге внушительную делегацию молодёжи. Информация о том, что Салавов выехал в Аверьяновку, не нашла подтверждения.

По мере прохождения данной акции поступила ещё одна информация – о задержании председателя райсобрания Кизлярского района Абаса Кебедова, однако позднее он опроверг её, прокомментировав «Черновику», что на самом деле в его домовладении сотрудниками ФСБ России был проведён обыск, по окончании которого силовики убедились, что ничего противозаконного у него не хранится: «Они мне оставили протокол обыска, попрощались и ушли».

По прошествии нескольких дней после задержания Виноградова сторонники Муртазалиева убеждённо повторяют, что происходящее – это политический заказ его конкурентов, правда, пока не называя имён заказчиков, но уверяя, что «все всё знают». Это мнение прозвучало и на пресс-конференции сторонников Виноградова, прошедшей в редакции «Черновика» в четверг, 30 июля.

«Народ чувствует, что это сделано, чтобы дискредитировать Муртазалиева перед предстоящими выборами в сентябре», – сказал председатель Общественного совета Кизлярского района Ахмедпаша Амирилаев. Он возмутился методами, которые применили во время ареста Виноградова: «Почему государственные структуры, призванные стоять на страже закона, в этих играх участвуют как исполнители? Да ещё и такими методами. Если к нему были вопросы, почему нельзя было просто надеть наручники и увести, а не врываться в дом в четыре часа утра, как будто захватывают международного террориста?» Амирилаев практически повторил слова, сказанные им на митинге. Он отметил, что Виноградов является руководителем района с самыми лучшими показателями во всех сферах: «Чтобы перечислить всё сделанное в районе, понадобится десять дней, а в канун выборов происходит такое маски-шоу… Почему же тогда его не задержали ещё год назад? Почему задерживают именно сейчас, перед выборами?».

По поводу оружия, найденного в результате обыска в доме главы района, было отмечено, что в этом нет ничего удивительного, так как «эти люди (Виноградов и Муртазалиев «ЧК») находятся на передовой борьбы с боевиками, сами ходят под прицелом». «Им что, с зонтиками ходить что ли?» – сказал Амирилаев.

Он назвал Муртазалиева и Виноградова людьми, которые в борьбе с терроризмом «шли впереди всех».

Отметим, что среди оружия, обнаруженного в доме Виноградова, были и пять автоматов Калашникова, закреплённых за сотрудниками Кизлярского РОВД. Амирилаев прояснил ситуацию с ними: «Эти автоматы сотрудники полиции, которые днём охраняют Виноградова, вечером оставили в машине, чтобы не сдавать их в оружейную комнату, и ушли домой. Это их нарушение, за которое они понесут ответственность. Но ведь Виноградов тут ни при чём…»

«Этот парень оказался пешкой в чужой игре. Это первая мысль, которая пришла мне в голову, когда я узнала эту новость, – сказала адвокат семьи Виноградовых Тавус Магарамова. – Может, формально ФСБ и Следственный комитет всё соблюдали, но я, как адвокат и человек, не понимаю, почему действия были такого унизительного характера. В такой грубой форме, как Андрея, в зал судебного заседания обычно заводят людей, которые осуждены к пожизненным срокам. Даже укравший миллиарды губернатор Сахалинской области заходил в суд с гордо поднятой головой». Она также напомнила, что некоторое время назад, когда Сагид Муртазалиев баллотировался на должность главы района (в начале 2000-х «ЧК»), в отношении начальника управления образования и на главу финотдела было возбуждено уголовное дело. «То есть на тех людей, которые находились рядом с Муртазалиевым, – пояснила она. – Это делалось, только чтобы надавить на него, чтобы он снял свою кандидатуру, но, слава богу, он этого не сделал».

Произошедшие события кизлярская делегация объяснила следующим. Они уверены, что осуждённые ранее за убийство Петра Стаценко и за покушение на Василия Наумочкина теперь дают показания на Виноградова, и предположили, что они это делают по чьей-то просьбе. «Осуждённые, которые сидят в тюрьме, Пахрудин и Юсуп (о них чуть ниже – «ЧК»), сейчас начинают менять показания. Мы только можем предположить, кто и что им за это пообещал. Может, какое-то послабление или что-то ещё… Почему они то же самое не сказали, когда был суд? Так можно любого человека обвинить», – сказал Амирилаев.

На вопрос журналистов: «Если Муртазалиев невиновен, то почему он не здесь?» – Амирилаев ответил, что у него не закончился реабилитационный период после операции на связках колена, которую ему провели за границей. В конце встречи он сказал, что они поддерживают с ним связь. «Он гражданин России, который прославил страну на весь мир. Ему не должно быть неудобно возвращаться домой. После курса реабилитации он вернётся…» – заключил он.

Отметим, что за Муртазалиева и Виноградова публично вступился депутат госдумы Ризван Курбанов. Он в эфире «Эхо Москвы» сообщил, что обратился к генпрокурору Юрию Чайке по данному поводу и считает случившееся возмутительным. «В постановлениях на обыск указывается, что проверяется информация о возможной их причастности к преступлениям, а их дома уже штурмуют», – возмущается Курбанов.

 

Версии происходящего…

 

Задержание и арест Андрея Виноградова, внимание силовиков к членам команды Сагида Муртазалиева, а также желание СКР объявить в международный розыск последнего вызывает в обществе массу вопросов и порождает ответы, которые можно назвать версиями (объяснениями) происходящего.

Версия первая: «Месть Амирова». Доказательства этого вряд ли когда-нибудь станут достоянием общественности, но подобное мнение не лишено основания. Отношения между экс-мэром Махачкалы Саидом Амировым и Муртазалиевым испортились задолго до громкого ареста мэра. Как мы уже ранее писали, один из серьёзных конфликтов произошёл несколько лет назад, и не где-нибудь, а в рабочем кабинете бывшего президента республики Магомедсалама Магомедова, где помимо него и Муртазалиева присутствовал и старший сын градоначальника Магомед Амиров. Разговор тогда, как нам известно, вышел далеко за рамки рабочего общения известных политиков и перерос в неприкрытые взаимные угрозы, после того как взамен на кресло руководителя ОПФР по Дагестану Муртазалиев потребовал кресло мэра Махачкалы, что буквально взбесило главу столицы. Именно тогда олимпионик надолго покинул республику, по некоторым данным, почувствовав реальную угрозу. Однако более глубокий раскол между двумя фигурами, конечно же, произошёл уже во время судебного разбирательства над Амировым.

Первое, что припомнили Муртазалиеву – это его показания, данные в качестве потерпевшего в скандальном уголовном деле, возбуждённом в отношении Амирова. Спецоперация в отношении него и задержание Виноградова – технически похожи. В обоих случаях задержание проводят недагестанские силы правопорядка, а задержанное лицо перемещают в пространстве с помощью вертолёта. («Кто будет плохо себя вести, за тем прилетит вертолёт!» – такую угрозу из уст руководства Дагестана в отношении нерадивых глав МО можно было часто слышать ещё в прошлом году.)

В ходе суда Амиров утверждал, что обвинения в том, что он хотел избавиться от политического соперника – Муртазалиева – путём подрыва самолёта из ПЗРК «Стрела 2–М» являются ложью. Муртазалиев утверждал обратное. Причём из-за опасений за жизнь Муртазалиева, согласного свидетельствовать против Саида Амирова, сотрудники ФСБ организовывали ему возможность давать показания дистанционно. Сам же Муртазалиев в основном проводил время за пределами республики или страны.

Как только неприятности, причём схожие по характеру исполнения, коснулись Муртазалиева, это дало основание определённой части общества утверждать, что Саид Амиров нанёс Муртазалиеву ответный удар. Отдельные личности утверждали, что обошлась такая месть в $6 млн.

Версия вторая: «Сливают Рамзана». Эта версия имеет под собой более весомые и серьёзные основания, нежели месть Амирова. Известно, что Сагид Муртазалиев считается человеком команды главы Чечни Рамзана Кадырова и между ними существуют братские чувства. Одним из основных и главных рычагов влияния Кадырова на Дагестан в целом, а не на отдельные, населённые чеченцами-аккинцами, части (Новолакский район, Хасавюрт) являлся Сагид Муртазалиев. Команда Муртазалиева контролировала (говорим уже в прошедшем времени) ситуацию в Кизлярском, Хасавюртовском, Бабаюртовском, Цунтинском и Цумадинском районах и Кизляре. На примете была и Махачкала, которую Муртазалиев пытался возглавить. Укрепление Рамзана Кадырова в статусе межрегионального лидера, имеющего прекрасные отношения с президентом России Владимиром Путиным, привлекающего иностранных инвесторов в республику, практически независимого от воли местных и московских генералов ФСБ, имеющего собственные спецподразделения (формально числящиеся за МВД, но подчиняющиеся только ему, прекрасно вооружённые и экипированные, победившие недавно чемпионат мира среди спецподразделений планеты), не может устраивать определённую часть политико-военной элиты страны. Глава Чечни откровенно раздражает определённую часть силового блока в Кремле и НАК (тех, кто прошёл не без потерь две войны в Чечне и считает, что у них «украли победу») и различные ветеранские организации спецслужб Москвы, которых кадыровцы серьёзно потеснили на рынке коллекторских услуг. Вполне возможно, что такое силовое лобби (особенно после того как в деле об убийстве Немцова появился «чеченский след») решило если не снять Кадырова с должности, то существенно ограничить его влияние и возможности.

Отметим, что после заявлений СКР о возможном объявлении в розыск Муртазалиева Рамзан Кадыров провёл несколько интересных встреч в Москве, встретившись с Вячеславом Володиным (курирует внутреннюю политику в АПР), секретарём Совета безопасности России Сергеем Патрушевым (экс-директор ФСБ), а также поздравил с 41-летием спецназ ЦСН ФСБ «Альфа»…

Версия третья: «Махачкала». Наезд на Сагида Муртазалиева связан с выборами и желанием олимпионика возглавить столицу Дагестана. По некоторым данным, Муртазалиев, найдя поддержку среди ряда офицеров второй службы (СЗКСиБТ) ФСБ России, в качестве компенсации за риски, связанные с дачей показаний против Саида Амирова, лоббировал свою кандидатуру в главы Махачкалы. Республиканская власть обещала содействие, так как брутальному политику было трудно отказать, но старалась этому не способствовать. В конечном итоге Муртазалиев сумел провести в ряде списков в кандидаты в депутаты районных собраний Махачкалы ряд своих единомышленников, но… Не помогло. Сторонники Муртазалиева считают, что все неприятности политика связаны с выборами и тем контролем, который он распространял на ряд названных выше МО. Но кто мог заказать и осуществить его? Вопрос серьёзный. Так как убедить двух зэков спустя годы дать новые показания – это вопрос возможностей в силовых структурах. Один из них – Пахрудин Ахмедов, приговорён к пожизненному сроку за теракт в Кизляре (произошёл 31 марта 2010 г., тогда было убито 10 человек, 9 из которых – сотрудники местного ГОВД), и убийство Петра Стаценко. В 2010 году, когда был задержан, рассказывал всё, что мог, называя соучастников и те приготовления к преступлениям, которые не успел осуществить. Можно, конечно, сказать, что он созрел к даче показаний только к 2015 году. А с другой стороны, ему, как пожизненнику, терять уже нечего. То же самое касается и некоего Юсупа, осуждённого за покушение на Наумочкина.

 

P. S. За последние три года попытки делегитимизировать Сагида Муртазалиева предпринимались неоднократно, однако каждый раз ему удавалось отстоять не только свою свободу, но и политическую репутацию и влияние. Решающую роль тут играли не столько его внутриреспубликанские ресурсы и возможности, сколько внешние, заточенные на чрезвычайно тяжеловесных политиков федерального масштаба, а также мощную поддержку и понимание в определённых подразделениях силовых структур. Очередной и, как оказалось, сокрушительный удар по Муртазалиеву был нанесён именно тогда, когда он только планировал усилить свои позиции и политический статус. Что будет дальше, покажет только время...

Маирбек Агаев Руслан Магомедов Барият Идрисова

Источник:
1719
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...