Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Кого беспокоит черкесский вопрос?

Кого беспокоит черкесский вопрос?


Накануне в школу аула Большой Кичмай Лазаревского района Сочи наведались сотрудники РОВД. Они расспрашивали учащихся, принимали ли они участие в траурных мероприятиях 21 мая – Дне памяти и скорби черкесов по жертвам Кавказской войны. Акция силовиков вызвала волну возмущения в черкесском сообществе.

По словам бывшего директора школы в селении Большой Кичмай Аслана Гвашева, 28 июля в школу пришли полицейские – сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних. Собрали родителей и учителей и в их присутствии стали задавать детям вопросы. По словам Аслана Гвашева, сотрудники полиции вели себя доброжелательно, ненавязчиво:

«Вопросы задали в присутствии учителей и родителей: «Вы были на памятном мероприятии? Вы добровольно туда пошли или вас кто-то заставил? Родители были с вами? Вы пропустили в этот день занятия? На чем вас туда возили? На школьном автобусе?»

– Как полицейские объяснили проведение опроса?

– Заданием прокуратуры, но ни одного документа, подтверждающего это, у них на руках не было. Я считаю, что это прессинг в отношении и родителей, и детей, потому что никто им не объяснил, на каком основании и зачем это делается».

Полицейское мероприятие в школе вызвало громкий резонанс в черкесском сообществе. Его обсуждают от Сочи и Москвы до Кабарды – люди обмениваются мнениями в социальных сетях, звонят друг другу по телефону. Многие восприняли это как некую новую кампанейщину силовиков, которые таким образом пытаются продемонстрировать свою бдительность на пустом месте. Подобные демонстрации активности не новость, говорят люди, но вовлекать в них детей недопустимо.

Председатель черкесской общественной организации «Адыге-Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт обратился в краевой отдел по борьбе с экстремизмом за разъяснениями. По словам Сохта, ему сообщили, что опрос в школе проводился сотрудниками Лазаревского РОВД по поручению заместителя прокурора Краснодарского края, чтобы выяснить, не ущемлялись ли права детей во время мероприятий 21 мая. Пока на этом, говорит Аскер Сохт, официальная информация исчерпывается:

«Все это вызвало обеспокоенность в обществе, потому что мероприятие прошло 21 мая, а сейчас на дворе уже начало августа. Стоит обратить внимание, что мероприятия, посвященные 150-летию окончания Кавказской войны, в Краснодарском крае проходили на основании постановления губернатора Ткачева и перечня мероприятий, утвержденного краевой администрацией. Подобные мероприятия проходят регулярно под эгидой органов власти, как, собственно, и в других субъектах Российской Федерации. Таким образом, непонятна эта инициатива прокуратуры, ее мотивы, но я думаю, что разъяснения все-таки будут нами получены».

Пятнадцать лет назад, в бытность Аслана Гвашева директором школы, дни памяти стали проходить с участием детей. Ни разу за это время вопросов не возникало. И в этом году мероприятие было организовано на хорошем уровне. Участников сопровождала автоинспекция, где надо, перекрывала движение на дорогах. Традиционно представителей власти на подобных мероприятиях больше, чем местных жителей, говорит Аслан Гвашев, но на этот раз даже брутальные мужчины в черных очках и строгих костюмах сменили одежды и практически не выделялись из общей массы. Ничего не предвещало неприятностей, продолжает Аслан Гвашев, но через две-три недели после памятного мероприятия организаторов стали вызывать в прокуратуру. Как и в случае со школой, никаких документов, на основании которых проводятся эти беседы, им не предъявили. Среди тех, кого пригласили в прокуратуру, был и Аслан Гвашев:

«На словах они мне пояснили, что на меня поступила жалоба. Будто бы кто-то посчитал, что в своем выступлении я к чему-то призывал. Они пришли к такому выводу потому, что я единственный из всех выступавших говорил на родном языке. В прокуратуре мне задавали вопросы: «О чем я говорил? Почему я говорил на черкесском? С чем это связано?» Я в свою очередь спросил их, противозаконно ли говорить на родном языке? Мне ответили, что нет, не противозаконно. Я им сказал, что тогда непонятно, в чем смысл нашего разговора? Мне ответили: «Ну, мы не знаем». Тот факт, что они начали опрашивать детей, и я, и родители, и представители общественности, с кем я говорил на эту тему, – мы все это расцениваем как процесс запугивания, чтобы в следующем году людей, которые принимают участие в этом мероприятии, было гораздо меньше, или чтобы вообще оно перестало существовать».

Как мне сообщили черкесские общественники, они все же намерены дождаться каких-то вразумительных объяснений от прокуратуры края по поводу этого «школьного мероприятия».

Мурат Гукемухов
Источник:
365
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...