Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Нужно ли принимать в Евразийский союз Сирию и Иран

Нужно ли принимать в Евразийский союз Сирию и Иран


(обновлено: )53243212
На фоне центробежных процессов в Евросоюзе диссонансом звучат заявления в СМИ о стремлении ряда стран присоединиться к ЕАЭС. О перспективах развития Евразийского союза рассказывает Владимир Лепехин.
 

На днях в российских и зарубежных СМИ появились комментарии к заявлениям представителей руководства Сирии о желании присоединиться к работе Евразийского Экономического союза. С недавнего времени в прессе активно обсуждается также и вопрос о перспективах вступления Ирана в ЕАЭС.

Реально ли присоединение этих стран (или одного из названных государств) к евразийскому формату экономического сотрудничества? И заинтересована ли в этом Россия?

Вступление Сирии и Ирана в ЕАЭС, как минимум, преждевременно

Евразийский экономический союз в текущем году пополнился Арменией и Киргизией. К сожалению, оба государства находятся сегодня в очень непростой экономической ситуации. Кроме того, и Армения, и Киргизия располагаются в специфических геополитических анклавах — на стыках ведущих мегацивилизаций, в связи с чем эти страны периодически "трясет".

Так что "большой тройке" ЕЭАС (Белоруссии, Казахстану и России) понадобится значительное время, чтобы помочь названным странам стабилизировать внутриполитическую обстановку, укрепить границы и системы государственного управления, а также перевести национальные экономики на интеграционные рельсы.


Формирование единого экономического пространства в рамках ЕАЭС сталкивается с множеством проблем. Достаточно сказать, что сегодня и в Киргизии, и в Армении, и в самой тройке стараниями Запада реализуются масштабные дестабилизационные проекты, направленные, в том числе, и на срыв евразийской интеграции.

Понятно, что в такой ситуации ЕАЭС фактически установил мораторий на расширение своего состава на, как минимум, ближайшие два года. Но даже тогда, когда этот мораторий будет снят (следует надеяться, что это произойдет не позднее 2017 года), первыми в очереди на вступление в ЕАЭС стоят страны СНГ — Таджикистан и Азербайджан. При этом в случае начала процесса интеграции какой-либо из этих стран (или даже обеих) в ЕАЭС, они наверняка столкнутся с куда большими проблемами в сравнении с теми, с которыми столкнулись при вступлении в Евразийский Экономический союз Армения и Киргизия.

Наконец, не факт, что ЕАЭС должен расширяться за счет государств, не входящих в постсоветское экономическое пространство (ПЭП), представляющее собой относительно целостную систему социально-экономических связей, сформировавшуюся в период Российской империи и СССР, а потому гарантирующую относительно комфортную интеграцию разрозненных частей некогда единой экономики.

Замечу также, что недавний сдвоенный саммит БРИКС и ШОС в Уфе в какой-то степени расставил всё по своим местам, если иметь ввиду логику интеграционных процессов на территории Большой Евразии. Так, главной интеграционной структурой на этом пространстве становится Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), где начата процедура присоединения к ней Индии и Пакистана.

Фактически ШОС, а не ЕАЭС берет на себя сегодня всю тяжесть политико-экономической интеграции в Большой Евразии, и именно в этой организации в 2016 году (на саммите в Индии) следует ждать заявлений о начале процедуры присоединения к ней Ирана, а в 2017-ом — аналогичных заявлений по Сирии.

Именно ШОС становится политической альтернативой Евросоюзу (точнее, США и примкнувшему к ним ЕС). Что касается ЕАЭС, то здесь взят курс на интенсификацию интеграционных процессов: на притирку пятерки членов организации друг к другу и коллективно-солидарное обустройство контролируемого странами — членами ЕАЭС пространства, включая оптимизацию системы коллективной безопасности.

Таким образом, за публикациями и комментариями экспертов на прошедшей неделе о возможно скором присоединении Сирии и Ирана к ЕАЭС стоит что угодно, но только не конкретный план интеграции названных стран в Евразийский экономический союз.

На Западе меняется отношение к Сирии и Ирану

То, что Россия помогает воюющей Сирии оружием, продовольствием, оборудованием и технологиями — ни для кого не секрет. Но поддержка эта, по известным причинам, до недавнего времени особо не афишировалась. И вот на днях сирийское руководство сделало ряд открытых и однозначных заявлений о своем желании войти в Зону свободной торговли с ЕАЭС.

Можно считать это стремлением сирийского руководства привлечь внимание России к ситуации в своей стране, оказавшейся в преддверии голода. Эти заявления можно считать также сигналом боевикам Исламского государства о том, что за спиной Сирии стоит такой серьезный союзник, как Россия. Однако у открытых заявлений сирийского руководства о желании еще больше сблизиться с Россией есть и другие причины.

Сегодня ни Сирия, ни Россия уже не скрывают своего сотрудничества. Еще полгода назад Россию, заяви она о программе помощи сирийскому правительству, западные СМИ традиционно обвинили бы в том, что она поддерживает кровавый режим Башара Асада. Но сегодня многим на Западе уже ясно, что кровь и террор стоят за боевиками Исламского государства и Сирийской Армии Свободы (САС), а вовсе не за правительством Сирии, которые защищает свою территорию от нелюдей, соревнующихся в публичном отрубании голов своим противникам.

Сегодня правительство Сирии так или иначе поддерживают не только Иран и Россия, но уже и многие лидеры крупнейших государств региона — Ирака, Египта, Иордании. Даже Саудовская Аравия сбавила свои антироссийские и антисирийские обороты, а после ряда терактов, устроенных боевиками ИГ в Турции, и в этой стране поняли, кто их подлинный враг.

По сути, именно Сирия несет на себе всю тяжесть борьбы с Исламским государством. А потому историческая правда за Башаром Асадом и поддержавшими его в борьбе с террористами Россией и Ираном, а не за Бараком Обамой и США, лицемерно поставившими выпестованное ими Исламское государство на одну доску с Российской Федерацией в списке "основных угроз миру".

Обещания Госдепа отменить санкции против Ирана, дабы выглядеть миротворцем, ничего не стоят. Мир все больше понимает, кто и зачем превратил Ирак, Ливию и Сирию в территории насилия и хаоса.

Сирия — главный союзник России на Ближнем Востоке

Не раз говорилось, что Сирия сегодня защищает не только себя. Фактически она стала камнем преткновения для тех, кто хотел бы поставить под контроль транзит углеводородов из района Персидского залива на Запад и создать в центре Малой Азии исламистское государство, втянув в силовые разборки Россию. В этом смысле Сирия сегодня главный и фактически единственный явный союзник России в регионе.

Полтора года назад российская дипломатия спасла сирийское руководство от попыток США приписать ему применение химического оружия, уязвив самолюбие Обамы и получив в итоге от США неадекватный ответ на Украине. А сегодня Сирия сдерживает движение боевиков ИГ на север в сторону Кавказа и Центральной Азии.

Запад стремится втянуть Россию в международную коалицию сил, как бы борющихся против ИГ, чтобы её руками продолжать месить ту кровавую кашу, которую заварили евроамериканские политики. Надеюсь, что Россия не поведется на обещания и на размен типа "Мы вам — Донбасс, а вы нам — Сирию". Ведь в России уже понимают: верить западным политикам — себе дороже.


Сирия важна нам не только как передовой бастион противостояния бандам наемных убийц, дефилирующих по миру в поисках поживы. Она нам нужна как страна-партнер. Возможно, именно России придется восстанавливать в Сирии разрушенные предприятия, порты и электростанции. В этой стране должны стоять российские системы ПВО и работать российские АЭС, в ней должны быть сохранены христианские святыни и подлинный ислам. И именно Сирия должна стать связующим звеном между Россией и колеблющимся Ираном, который мы тоже хотим видеть в своих союзниках.

Нам сегодня важен каждый партнер, каждый локальный рынок, каждый островок суверенности. А являются ли эти островки участниками ЕАЭС, на самом деле не столь важно.

Владимир Лепехин

Источник:
452
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...