Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


Газпром заставит Туркмению снизить цены на газ

Газпром заставит Туркмению снизить цены на газ



Газпром будет через Стокгольм добиваться снижения цены на газ от Туркмении, которая обвинила российскую сторону в неоплате уже поставленного голубого топлива. Ашхабад намекает, что Россия по отношению к Туркмении в этом газовом конфликте ведет себя так же, как Украина – с Россией. На самом деле сходство это только кажущееся.

Газпром подал иск в Стокгольмский арбитраж на Туркменгаз с требованием пересмотреть цену на газ, сообщили Forbes и Reuters со ссылкой на свои источники. В «Газпром экспорте» газете ВЗГЛЯД подтвердили, что компания 8 июня обратилась в арбитраж по поводу пересмотра цены с Туркменгазом. Однако до окончания разбирательства в компании отказались комментировать его детали.

«У Газпрома профицит газа, поэтому у него вообще нет никакой необходимости покупать сейчас туркменский газ. А по 240 долларов за тысячу кубометров – тем более»

Газпром закупает азиатский газ, в частности туркменский, для перепродажи на экспорт – на Украину и в Европу. Туркмения самостоятельно продавать свой газ в Европу не может, так как трубопроводный маршрут туда есть только у России.

О газовых спорах между Москвой и Ашхабадом стало известно в начале июля, после того, как на сайте министерства нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркмении появилось сообщение, в котором Газпром обвинялся в неплатежеспособности и назывался фактически банкротом из-за санкций. Такой вывод министерство делает на основе якобы неоплаты Газпромом закупаемого в Туркмении газа с начала 2015 года.

В реальности, конечно, ни о каком банкротстве Газпрома и речи быть не могло. Выручка компании, конечно, падает, в первую очередь из-за снижения цен на голубое топливо. Плюс Украина стала закупать меньше газа: его потребление резко сократилось из-за колоссального проседания промышленного производства. Однако Газпром продает Европе 160 млрд кубометров газа, а в Туркмении покупает смешные 4 млрд кубов.

Реальная причина такого странного поведения Ашхабада в том, что в этом году Газпром и газовый рынок поменяли правила игры, а это грозит Туркмении серьезными финансовыми потерями.

С 2009 года Газпром ежегодно покупал у Туркменгаза по 10–11 млрд кубометров газа. Однако в начале этого заявил о сокращении плана закупок на 2015 год до 4 млрд кубометров. Это само по себе означает снижение доходов Ашхабада более чем в два раза: с 2,4 млрд долларов до менее 1 млрд долларов. И это при цене в 240 долларов за тысячу кубометров.

Однако Газпром перестала устраивать цена в 240 долларов за тысячу кубометров туркменского газа, так как в новых рыночных реалиях такая цена стала неконкурентоспособной. С января этого года Газпром перешел на оплату по цене безубыточного экспорта в Европу. Поэтому заявления Ашхабада о том, что Газпром не платит за уже поставленный туркменский газ, не совсем верны. Газпром платит, но не по той цене, по которой хочет продавать Туркмения.

У Газпрома имеются сильные аргументы в пользу снижения цены. Во-первых, у Газпрома профицит газа, поэтому у него вообще нет никакой необходимости покупать сейчас туркменский газ. А по 240 долларов за тысячу кубометров – тем более. Газпром продолжает покупать туркменский газ, хоть и в сокращенных объемах, исключительно чтобы сохранить партнерские отношения. Однако нести убытки на этом Газпром не согласен.

«Сейчас цена на газ в Европе – 240 долларов за тысячу кубометров. А туркменский газ за 240 еще надо транспортировать, платить за его транзит, и на нем еще надо что-то заработать», – говорит газете ВЗГЛЯД замгендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

«Поэтому в рамках сохранения партнерских отношений, но без убытков для себя, Газпром может закупать туркменский газ по цене не дороже 150–160 долларов за тысячу кубометров. Это цена безубыточного экспорта для второго и третьего кварталов, на который Газпром перешел в этом году (цена в первом квартале могла быть выше)», – добавляет собеседник.

Сокращение объема поставок в Россию и снижение цены на туркменский газ означает, что вместо 2,4 млрд долларов, на которые, вероятно, изначально рассчитывал Ашхабад, он получит от Газпрома в этом году в районе 600–700 млн долларов.

Туркмения, конечно, поставляет топливо не только в Россию, но также в Китай и Иран. Однако цены на газ тоже снижаются. Китай даже если и готов был бы купить дополнительные объемы туркменского газа, то только при серьезном демпинге со стороны Ашхабада, считает Гривач. С Ирана снова снимут санкции, и он только этого и ждет, чтобы самому нарастить экспорт как нефти, так и газа. «Такие цены, которые давал в последние годы Газпром Туркменистану, никто из его партнеров давать не готов. Мы покупали туркменский газ по хорошей цене, в отличие от других покупателей», – уверяет Гривач.



Все это прекрасно понимают туркменские власти. Именно поэтому, учитывая все предыдущие газовые конфликты, на этот раз Туркмения ведет себя куда менее агрессивно, чем обычно. «Обычно, когда Ашхабад что-то не устраивает, они просто отрубают газ. Сейчас они не используют этот инструмент, потому что понимают, что теперь он не эффективен. Напугать Газпром прекращением поставок из Туркмении невозможно», – говорит Алексей Гривач.

Вот когда Газпром покупал по 40 и более миллиардов кубометров газа, а такое было в 2007 и 2008 годах, тогда Туркмения могла диктовать условия. «Было время, когда туркменский газ играл существенную роль в энергобалансе России. Тогда гораздо больше потребляла газа Украина, в самой России был временный дисбаланс по добыче в связи с постепенным снижением добычи на советских месторождениях и с отсрочкой ввода в строй новых месторождений на Ямале. Сейчас такой проблемы нет», – вспоминает Гривач.

Таким образом, если Туркменгаз сейчас перекроет вентиль, это лишь избавит Газпром от лишних хлопот. Поэтому Ашхабад пытается надавить на Газпром вербальными методами.

На первый взгляд кажется, что Газпром в этой истории выглядит, как Украина, которая требует от России снизить цену на газ. Плюс российская газовая компания сама якобы нарушает правило «бери и плати» в отношениях с Туркменией, тогда как сам Газпром подал в суд иск на Нафтогаз с требованием оплатить долги за недобор газа за несколько лет, ссылаясь на прописанный в контракте пункт «бери и плати».

Однако энергетическая безопасность России или Европы не зависит от поставок туркменского газа. В отличие от безопасности Украины и Европы, которые напрямую завязаны на поставки российского газа. «У Газпрома большой профицит мощностей и по добыче, и по транспорту, в том числе на юге, поэтому особой необходимости в закупке туркменского газа у России нет. Поэтому, если Туркмения хочет поставлять Газпрому хоть какой-то газ, то цена на газ должна быть очень конкурентоспособной. Если Туркмения не готова снижать цену на газ, то, значит, просто не будет закупок», – говорит Гривач.

Что касается правила «бери и плати», то контракты – это коммерческая тайна, поэтому сложно утверждать, есть там это правило или объемы поставок ежегодно согласовываются по соглашению сторон, замечает Гривач.

Заявления официальных лиц Туркмении говорят скорее о том, что такое правило со штрафными санкциями в договоре с этой страной прописано не было. В начале года зампред правления Газпрома Александр Медведев предупредил о сокращении закупки с 10 до 4 млрд кубометров «на базе совместной договоренности».

Что касается стоимости газа, то требование о ее изменении также существенно отличается от ценовых требований Украины.

«Когда цена на газ стремительно меняется из-за коррекции цен на нефть, то с формулами иногда происходят серьезные перекосы. В этом случае можно договариваться о специальных временных скидках. В отношении Украины Газпром шел и идет на такие скидки. Газпром не желает лишь менять сам контракт и формулу цены в контракте, потому что Украина – проблемный партнер. А мы пока серьезно зависим от транзита через Украину, и эти контракты от 2009 года – страховка от неприятных сюрпризов, в первую очередь в плане транзита», – поясняет Алексей Гривач.

В итоге шансы у Газпрома выиграть в Стокгольмском суде велики. Однако Гривач считает, что партнеры вряд ли захотят доводить дело до реальных судебных разбирательств, потому что в этом никто не заинтересован. «Я думаю, это часть переговорной стратегии, чтобы вернуть переговоры в нормальное русло», – полагает Гривач.

Ольга Самофалова

Источник:
314
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...