Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


Как Карачаево-Черкесия потеряла крупного налогоплательщика

Как Карачаево-Черкесия потеряла крупного налогоплательщика
В КЧР гигантское предприятие обанкротила и выкупила за смехотворную сумму небольшая группа чиновников В 60-х годах прошлого века город Черкесск больше напоминал ухоженную южную станицу, чем столицу автономной области. В нем было лишь несколько двух- и трехэтажных зданий — Дом правительства, почтамт, вокзал, станция переливания крови, магазина «Урожай», бывшее НКВД. На узенькой булыжной мостовой центральной улицы Ленина едва разъезжались два маленьких автобуса. Руководство СССР решило превратить эту небольшую сельскохозяйственную область в один из индустриально развитых регионов Северного Кавказа. Всего за десяток лет здесь было построено два десятка крупных заводов, восемь из которых стали ведущими в своей отрасли в масштабе всей страны. В 1990 году, к моменту выхода из состава Ставропольского края, КЧАО имела в доходной части бюджета в 2,6 раза больше, чем потребляла. Т.е. налицо был огромный профицит бюджета. Разумеется, большинство этих доходов, а заодно и бурное преображение бывшей станицы, обеспечивалась промпредприятиями. Но последующие руководители преобразованной республики посчитали, что поддержка градообразующих предприятий требует слишком много воли и экономической грамотности. Они решили, что легче просить деньги у Москвы, чем возиться со всеми этими заводами. Результатом этого шага стал начавшийся отток с предприятий, а заодно и из республики, квалифицированных руководящих и инженерных кадров, в основном русской национальности. В какой-то момент бывшие руководители из КЧР возглавили практически весть состав правительства соседнего Ставропольского края. Особняком среди разоряемых предприятий стоял гигант химической индустрии СССР — Черкесское химическое производственное объединение имени своего основателя и бессменного руководителя с 1944 по 1999 год, Героя социалистического труда, кавалера двух орденов Ленина и орденов «Дружбы народов», «Знак почета», «За заслуги перед Отечеством» Захара Сосланбековича Цахилова. Это предприятие обеспечивало лакокрасочной продукцией всю страну, начиная от крупных автозаводов и заканчивая кораблями и подводными лодками военно-морских сил СССР и России. На производстве трудились десятки тысяч жителей области. Кроме того, под руководством З.С. Цахилова в республиканской столице было построено одно из лучших учреждений здравоохранения — медико-санитарная часть, санаторий-профилакторий, профтехучилище, Дворец культуры «Химик», детские сады, современный десятиэтажный жилой комплекс. Химзавод обеспечил город Черкесск бесперебойно работающими до сих пор современными инженерно-техническими коммуникациями, основной системой водоснабжения и троллейбусным транспортом. Но почему-то всероссийский успех этого предприятия и таланты его руководителя не радовали республиканское руководство. Захара Цахилова необоснованно преследовали, а его успехи на посту руководителя предприятия не давали покоя любителям легкой наживы. По оценкам экспертов-экономистов, даже в начале 2000-х годов доходная часть бюджета республики могла быть сформирована за счет одного только ЧХПО. Однако гигантское предприятие обанкротила и выкупила за смехотворную сумму небольшая группа чиновников. Знаменитое предприятие продали за 200 миллионов рублей, то есть дешевле, чем стоила земля, занимаемая объединением в черте города. Справедливости ради стоит отметить, что земельный участок площадью 100 гектаров пока остается в государственной собственности. Но что ним будет завтра, догадаться нетрудно. Три года назад Федеральная налоговая служба, проведя анализ конкурсного производства ОАО «ЧХПО» им. З.С. Цахилова, выявила явные признаки преднамеренного банкротства путем создания фиктивной задолженности перед основным кредитором ООО «Капитал Казань». В связи с этим ФНС России поручила Управлению налоговой службы КЧР обратиться в МВД КЧР с жалобой на действия конкурсного управляющего ОАО«ЧХПО» Вениамина Халитовича Хубиева, поскольку в его действиях при процедуре банкротства содержатся явные признаки составов преступлений, предусмотренных статьями 196 и 210 Уголовного Кодекса РФ. То есть — преднамеренного банкротства с использованием фиктивных вексельных схем и выводом основных активов заранее на сумму около миллиарда рублей. ФНС России также попросила налоговую службу КЧР обратиться с жалобой о нарушении процедуры банкротства в Арбитражный суд КЧР. Копии жалоб в М КЧР и Арбитражный суд КЧР ФНС России просит представить не позднее 26.06.2013 года. Налоговики обеспокоены масштабными хищениями в ходе процедуры банкротства и сформулировали вопросы, которые касаются не только работников и акционеров промышленного гиганта, но и все население республики. Когда приобретали векселя, по которым активы в 1 млрд. рублей были выведены до начала процедуры банкротства? Кто выпускал эти векселя? Кто их продавал? Когда эти векселя были отчуждены в пользу ООО «Торговый дом ЧХПО» Как проходил конкурс? Кому фактически достались лоты на торгах? Почему приняли завод стоимостью 2 млрд рублей, а обанкротили за пару сотен миллионов? Каков размер нанесенного государству ущерба? Однако руководство Управления ФНС России по КЧР подозрительно не торопилось отчитаться перед вышестоящим федеральным органом. Первое рабочее совещание было проведено только спустя после объявленной федеральной службой даты отчета, т.е. 30 июля 2014 года. Совещание решило направить в СК и МВД по КЧР заявление о возбуждении уголовного дела в отношении руководства ОАО «ЧХПО» им. З.С. Цахилова до 01.09.2014 года. Т.е. еще дальше оттянуло время. По данным на 1 февраля уже 2015 года данное заявление еще не было направлено в правоохранительные органы. Жители республики недоумевают и возмущаются такими действиями. Куда же смотрели глава республики Рашид Темрезов и прокурор КЧР А.В. Терещенко? Почему налоговая затягивает процесс разбирательства с делом о банкротстве? Чем смогут перекрыть республиканские чиновники недопоступление налогов от ЧХПО? Генеральной Прокуратуре России хочется задать вопрос: как такой гигант мог уйти за копейки? Вопросов много, но небольшой анализ задействованных в процедуре банкротства лиц объясняет все происходящее. Клановость в Северо-Кавказских республиках — беда для Российской государственности. Но еще большая беда — в многонациональных субъектах. Здравый смысл подсказывает, что при всей неопытности главы республики Рашида Темрезова, не мог он пропустить такой обман. В выигрыше оказались приближенные к нему лица определенной национальности, а в проигрыше русские люди, чьим трудом создавалось это мощное предприятие. В одночасье одни обогатились, а другие обнищали. Клан Темрезова блестяще завершил операцию, начатую его предшественниками, руководившими этой республикой. А в результате воровство и грабеж со стороны чиновников неизбежно приводят к разбалансировке сил и обострению национального вопроса в такой многонациональной республике. Николай Фаризов
Источник:
687
1 комментарий
1
Бытдаев Мурат
22.07.2015 23:44
Мне как арбитражному управляющему, осуществляющему свою деятельность в сфере банкротства несостоятельных предприятий, очевидно, что автор перед написанием статьи не изучал детально законодательство о несостоятельности (банкротстве) и не обращался к профильным специалистам за консультацией и не интересовался фактическими обстоятельствами предшествовавшими банкротству ЧХПО.
Факты, из общедоступного источника-сети интернет, говорят, что ОАО «ЧХПО» было создано в 40 годы, а модернизировано в 70 годы 20 столетия, за счет демонтированного технологического оборудования химического завода в Польше, которое уже на тот момент по европейским стандартам было морально устаревшим. Тем не менее, ЧХПО осуществляло производство ЛКМ на этом оборудовании, вплоть до 2009 года.
В 2009 году, по объективным экономическим причинам, к числу которых следует отнести: не способность конкурировать с заводами с современным оборудованием выпускающими продукцию 4 поколения, в то время как ЧХПО так и остановилось на поколении первом, а также отсутствие квалифицированного менеджмента предприятия, стали причиной неспособности ЧХПО отвечать по своим обязательствам перед кредиторами и прекращению хозяйственной деятельности. Поэтому утверждение автора о первых финансовых трудностях к ЧХПО нельзя применить.
В апреле 2010 году, когда критическая масса задолженности ЧХПО достигла точки невозврата, по заявлению ФНС России по КЧР была начата процедура банкротства Предприятия, следовательно тогда и была утверждена кандидатура Хубиева на должность временного управляющего. Логично, что «преднамеренно довести предприятие до банкротства» арбитражный управляющий Хубиев не мог, поскольку определение Арбитражного суда КЧР о введении процедуры наблюдения, принято одновременно с его назначением. Не мог повлиять на вышеуказанные процессы и Темрезов, который на тот момент возглавлял ФГУ «Управление федеральных автомобильных дорог на территории КЧР, а временно исполняющим обязанности Президента КЧР, вместо подавшего в отставку Эбзеева, Темрезов был назначен только 26 февраля 2011 года, т.е. через год после начала процедуры банкроства.
Не имеет нормативного обоснования и довод статьи, «что ФНС России еще в 2012 году пыталась начать процесс против чиновников Карачаево-Черкесии по статьям «Преднамеренное банкротство» и «Организация преступного сообщества и участие в нем». В связи с чем возникает вопрос, каким образом на преднамеренное банкротство не государственного предприятия повлияли чиновники КЧР, однако автор не дает читателю ответа. Открытым остается и вопрос в чем, эта попытка ФНС России была выражена.
Основываясь на собственном опыте, могу утверждать, что в процедурах банкротства, под контролем юридических служб таких кредиторов ОАО «ЧХПО» как ООО «Газпром Межрегионгаз Пятигорск», ОАО «Карачаево-Черкесскэнерго», УФНС РФ по КЧР и двух десятков менее известных юридических и физических лиц, фигура арбитражного управляющего является относительно номинальной. Следовательно, возможность бесконтрольно реализовать имущество предприятия конкретному лицу маловероятна, поскольку любой из вышеперечисленных кредиторов, а так же лица имеющие реальное намерение и возможность стать участниками торгов и приобрести что-либо из имущества банкнотного предприятия, имеют обширный правовой механизм контроля за действиями конкурсного управляющего. Например, путем соответствующего обращения в Арбитражный суд КЧР, в Управление Федеральной антимонопольной службы по КЧР, в Управление «Росреестра», в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих членом, которого неизбежно является арбитражный управляющий.
Утверждая, «об открытых заявлениях местных жителей, что в разорении завода виноват «клан Темрезовых», завладевших градообразующим предприятием по сниженной стоимости», автору упускает то обстоятельство, что предприятие как единый имущественный комплекс, в силу отсутствия желающих его приобрести по заявленной цене не продавался. В связи, с чем общим собранием кредиторов было принято решение о разделе предприятия как единый имущественный комплекс на 20 самостоятельных кусков-лотов, не связанных единой технологической цепью производства, а представляющих собой совокупность объектов недвижимости, использование по прямому назначению которых в силу демонтажа оборудования было не возможно. Указанные двадцать лотов были реализованы физическим лицам различных национальностей и юридическим лицам посредством электронной торговой процедуры «Публичное предложение продавца», которая длилась на протяжении около двух лет с последовательным снижением цены предложения от максимальной цены предложения в 1,5 млрд. руб. до 400 млн. рублей на момент фактического приобретения. Соответствующие публикации, что и по какой цене предлагается к продаже публиковались как в федеральной, так и региональной периодической печати, а так же в сети интернет. В соответствии с порядком проведения электронных торгов, прием и регистрацию заявок участников торгов проводит оператор системы, а не конкурсный управляющий.
За небольшим исключением, объекты недвижимости входившие в состав проданных ЧХПО лотов, на сегодняшний день снесены, видел груды красного кирпича на их месте. Земельные же участки под лотами, находились в собственности г.Черкесска и принадлежали ЧХПО на праве аренды, что позволяет сделать вывод, что земельный участок не был предметом договоров купли-продажи, а покупателям имущества ЧХПО еще предстоит их выкупать по рыночной цене у Мэрии г.Черкесска.
Можно было оставить без внимания рассматриваемый пост, если бы не завершающий вывод статьи: «Такая ситуация дестабилизирует общественную обстановку, люди озабочены неопределенностью своего будущего. Помимо прочего, это негативно отражается и на межэтнических отношениях, о чем свидетельствуют местные наблюдатели». Автор, преследуя экономические и политические интересы заказчика статьи, бесцеремонно и трусливо, как средство их достижения использует провокацию межнационального конфликта в республике. Духу Кавказа ближе девиз «Иду на Вы», а не «Разделяй и властвуй». Если Ваш противник Темрезов или Хубиев осуждайте, критикуйте, давайте собственную оценку их действиям, а апеллировать в общественному мнению, права на представление которого нет не достойно. Конфликт между политиками и бизнесменами должен решаться без привлечения народа. Ведь очевидно, если политика привлекли к ответственности за совершенное им преступление, то общественное мнение не поможет его оправдать.
Выражаю надежду, что народы республики осознают, как не высоко ценят отдельные лица межнациональное спокойствие в республике, раз готовы для достижения собственных экономических и политических целей его пошатнуть.
Огорчает, не то что статья содержит неподтвержденную конкретными фактами критику действий указанных в ней лиц, а то, что имеет провокационную направленность на общественное, межнациональное спокойствие в республике.
Автор воплощает мысль Гитлера, что общество состоит не из профессоров и не из дипломатов.
Введите код
Защита от спама
Загрузка...