Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


«Турецкий поток» тормозит, но не остановится

«Турецкий поток» тормозит, но не остановится
«Турецкий поток» тормозит, но не остановится Затягивание строительства нового газопровода не напугало Россию Помимо падения курса рубля и отсутствия источников доступного кредитования одним из последствий антироссийских санкций, как известно, стал отказ от строительства «Южного потока» — газопровода в Европу по дну Черного моря. В декабре прошлого года президент Владимир Путин лично сообщил о том, что Россия отказывается от этого проекта, на который к тому моменту уже ушли миллиарды евро и годы мучительных переговоров с европейскими государствами. Но вскоре президент объявил о старте альтернативного проекта газопровода — через Турцию, который получил название «Турецкий поток». Как говорится в аналитическом отчете компании Vygon Consulting, с запуском нового трубопровода Россия сможет решить сразу три стратегические задачи: минимизировать транзитные риски, создать новые рыночные ниши и даже блокировать конкурирующие поставки. Но главное, прямая транспортировка российского газа на границу Турции и Греции вместо транзита через Украину полностью устранит возможность шантажировать нашу страну. Естественно, успех этого проекта является крайне неблагоприятным и категорически неприемлемым вариантом для Запада. Бунт трубоукладчиков Говорить о том, что новый проект может повторить судьбу своего предшественника — «Южного потока», начали сразу, как только о нем стало известно. И, к радости недоброжелателей, реальные причины для злорадства не заставили себя ждать. Первой стала нескрываемая нерасторопность турецких властей, из-за которой Россия и Турция до сих пор не могут подписать межправительственное соглашение о строительстве «Турецкого потока», хотя о достижении такой договоренности Владимир Путин заявлял еще во время своего визита в Турцию в декабре 2014 года. С одной стороны, тому есть оправдание: недавно в Турции прошли выборы в парламент, и фракции пока не сформировали новый состав правительства. «Стоит подождать, пока в Турции будет сформировано правительство, после чего и начнется процесс переговоров о подписании межправительственного соглашения», — отмечает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. С другой — разногласия лежат, скорее, не в политической, а в экономической области. Дело в том, что Анкару не устраивает скидка на голубое топливо, предлагаемая «Газпромом». Меж тем, пока турецкая сторона затягивала подписание межправительственного соглашения, «Газпрому» все-таки пришлось расторгнуть один контракт. Договор был заключен с итальянской компанией Saipem на строительство первой нитки морского участка «Турецкого потока». Данное решение продиктовано невозможностью достичь соглашения по многим рабочим и коммерческим вопросам реализации проекта «Турецкий поток», говорится в сообщении российской компании. Два трубоукладочных судна были арендованы и простаивали с прошлого года. При этом «Газпром» оплачивал их простой. «Вероятно, в определенный момент "Газпром" решил, что разорвать контракт будет выгоднее, чем ждать разрешения для начала работ. Впрочем, по неофициальной информации, Saipem запросила еще больше денег за аренду своих судов, шантажируя "Газпром" тем, что из-за санкций российской корпорации якобы будет сложно найти другую трубоукладочную компанию», — поясняет Игорь Юшков. Вдобавок кроме потери контракта на строительные работы «Газпрому» предстоит выплатить Saipem порядка 300 млн долларов за полугодовой простой судов. Если верить заявлению министра энергетики РФ Александра Новака, расторжение контракта между «Газпромом» и итальянским подрядчиком Saipem не повлияет на ход реализации «Турецкого потока» и является чисто техническим вопросом. Но «Газпром», похоже, и так не особо рвется достраивать «Турецкий поток» в ситуации неопределенности между российской и турецкой сторонами. На прошлой неделе компания отменила два десятка тендеров на проведение строительно-монтажных работ в системе «Южный коридор» (она призвана обеспечить подачу газа в газопровод) на общую сумму свыше 50 млрд рублей. Существует немалая вероятность того, что «Газпром» предпочтет перенаправить эти средства в другие проекты — например, строительство магистрального газопровода «Сила Сибири». Последний, кстати, является не менее важным со стратегической точки зрения, поскольку позволит экспортировать российский газ в Японию и другие азиатские страны, к тому же подразумевает и значительное развитие инфраструктуры, предназначенной для обслуживания российских потребителей. Ничто не мешает «Газпрому» воспользоваться временным простоем «Турецкого потока» и за счет высвобожденных средств нарастить темпы работ на Дальнем Востоке. В это время «Турецкий поток» может спокойно дожидаться, пока политики придут к полному согласию. Газовые скептики Стоит отметить, что скепсис по поводу «Турецкого потока» разделяют не только за границей, но и в российской экспертной и деловой среде. Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин утверждает, например, что в настоящее время проект является абсолютно непроработанным: у него нет понятного канала поставки, нет соглашений с Турцией как со страной-транзитером, нет и соглашений о поставках топлива со странами Южной и Юго-Восточной Европы. Но главное, он экономически нецелесообразен. «Пока в дальнем зарубежье отмечается устойчивая тенденция к снижению нетто-импорта (с 300 млрд кубометров в 2010 году до 219 млрд в 2014 году). Потребление газа в зарубежных странах сокращается еще быстрее, чем их собственная добыча», — говорит партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин. При этом, по его словам, уже имеющихся мощностей трубопроводов в Европу и так более чем достаточно — объемы поставок российского газа могут быть спокойно увеличены как минимум вдвое. Наконец, затраты на строительство «Турецкого потока» будут немалыми. По оценке Пикина, модернизация украинской ГТС могла бы обойтись России в несколько раз дешевле — «всего» в 4 млрд долларов. Нужно учитывать и потенциальные убытки от потери конкурентоспособности российского газа при использовании «Турецкого потока»: при более длинном плече доставки стоимость газа для конечных потребителей будет выше, и мы рискуем потерять конкурентное преимущество. Однако при всей, казалось бы, разумности этих доводов остается одно очень большее и очень весомое «но». Будущее российского газового экспорта на Запад определяется отнюдь не экономическими реалиями. «Турецкий поток» с самого начала мог не предполагать никакой коммерческой выгоды, а основным мотивом строительства было отстаивание политических интересов России на европейском пространстве. Таким образом, все затраты, связанные с этим проектом, оправдываются единственной целью — созданием альтернативного канала экспорта российского газа в Европу в обход Украины. И, судя по всему, одна только перспектива реализации этих замыслов уже не на шутку пугает европолитиков. «Последние 10 лет европейцы разрабатывали планы снижения зависимости от импорта газа из России, но эта зависимость только продолжала расти, — констатирует неудачи европейцев Игорь Юшков. — Это происходит из-за снижения собственной добычи в Европе и отсутствия альтернативных равнозначных поставщиков. Норвегия и Алжир все больше газа отправляют в виде СПГ в Азию, так как цены там значительно выше. Поэтому и приходится европейцам переходить на экологически грязный уголь и дорогую альтернативную энергетику». Тем не менее доля «Газпрома» на европейском рынке продолжает неуклонно расти. В 2014 году она выросла до 30,2%, а доля в импорте — примерно до 64%. Не испугали В очередной попытке сократить зависимость от российских поставок на прошлой неделе 15 государств Центральной, Восточной и Южной Европы договорились об ускорении строительства недостающих элементов газовой инфраструктуры и диверсификации источников поставки газа. «Ряд инфраструктурных проектов, таких, как Трансадриатический газопровод (ТАР), СПГ-терминал в Хорватии и системы выдачи из него, усиление систем в Болгарии и Румынии, интерконнекторы между Грецией и Болгарией, а также между Сербией и Болгарией, были определены в качестве приоритетных», — говорится в сообщении Европейской комиссии. Но, по словам Юшкова, ТАР отнюдь не угрожает «Турецкому потоку» — наоборот, он заставляет европейцев самостоятельно подводить газопроводные мощности к границам Турции. Более реальной угрозой для строительства «Турецкого потока» остается только тот нехитрый прием, который европейские политики уже испробовали на «Южном потоке»: бюрократические проволочки и намеренное затягивание переговорного процесса. Правда, на этот раз воспользоваться им сможет только Турция, а Европе придется наблюдать за всем происходящим со стороны. «Этот газопровод юридически по территории ЕС проходить не будет и от решения европейских властей не зависит. Позиция же Греции, которая и должна стать основным газовым хабом в данном проекте, не изменилась — ее власти поддерживают прокладку газопровода по своей территории», — подтверждает ведущий аналитик MFX Capital Антон Краско. Пока Турция думает, а Европа наблюдает, «Газпром» мог бы разморозить средства, которые были зарезервированы под мегапроект и теперь зависли без дела, и хотя бы частично инвестировать их внутри страны. Например, дополнительные финансовые вливания не помешали бы программе газификации регионов (в настоящее время ее средний уровень составляет всего 65%). Или кампании по переводу общественного транспорта и коммунальной техники на газовое топливо, которая предполагает одновременное строительство газозаправочных станций и создание в стране современной газохимической индустрии. В конце концов «Газпром» мог бы использовать высвобожденные деньги на то, чтобы выплатить дивиденды: основному акционеру компании — государству — они бы очень пригодились в свете продолжительного кризиса и бюджетного дефицита. Леонид Хомерики
Источник:
307
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...