Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Таджикистан может передать Индии аэродром «Айни»

Таджикистан может передать Индии аэродром «Айни»



Турне премьер-министра Индии Нарендра Моди по странам Центральной Азии, его участие в саммитах БРИКС и ШОС, обозначили новый этап в отношениях Нью-Дели с государствами региона. Индия включилась в борьбу за политические и энергетические ресурсы Центральной Азии, не испугавшись конкуренции с Россией и Китаем. Узбекистан, Казахстан, Россия, Туркмения, Киргизия и Таджикистан – именно в такой последовательности Нарендра Моди посетил центральноазиатские страны, где заключил несколько выгодных для своей страны соглашений. Каждой из принимающих сторон он обещал инвестиции и пригласил присоединиться к транспортному коридору «Север-Юг», который обеспечит конкурентоспособный и быстрый маршрут из Евразии в Индию, а также объединит индийский порт Мумбай с морскими портами Ирана в Персидском заливе.

Все это не удивительно. Многие страны мира уделяют повышенное внимание центральноазиатскому региону. Евросоюз в поисках альтернативных источников энрергоресурсов инициировал проекты поставки газа и нефти и уже заручился поддержкой Туркмении. В борьбу за энергоресурсы включилась и Индия. Как заметил во время своего турне Моди, Центральная Азия, обладающая энергоресурсами, занимающая стратегическое местоположение, должна стать глобальным связующим звеном между севером и югом.

Находясь в Ашхабаде, Нарендра Моди обсудил вопрос строительства газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ), мощностью 33 миллиарда кубометров. По словам индийского премьера, Нью-Дели выступает за скорейшую реализацию проекта ТАПИ, считая, что газопровод принесет в регион стабильность и процветание.

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов заверил индийского гостя, что «переговоры по ТАПИ вышли на финишную прямую, и мы стоим накануне знаменательного события – начала строительства газопровода». Аркадаг (что значит – Покровитель – так в Туркмении величают президента) также считает, что «реализация проекта ТАПИ принесет не только экономические выгоды странам-участницам проекта, но и будет способствовать сближению стран и народов». Глава Туркмении особо подчеркнул стабилизирующее влияние, которое ТАПИ окажет на ситуацию в Афганистане. По мнению президента, реализация проекта даст Афганистану как стране-транзитеру миллиард долларов США и позволит создать более 12 тысяч рабочих мест.

Однако эксперты сомневаются в успехе мероприятия. Во-первых, трубопровод пройдет по маршруту через Герат и Кандагар. Герат – регион влияния Ирана, и Тегеран, имея виды на экспорт газа в Пакистан и Индию, не заинтересован в осуществлении проекта ТАПИ. В Кандагаре же сильны позиции «Талибана», с которым договориться вряд ли возможно. Директор Аналитического центра МИГМО Андрей Казанцев считает, что, пока, к сожалению, этот проект не может состояться из-за серьезных рисков безопасности в Афганистане и на туркменско-афганской границе.

Исполнительный директор политологического центра «Север-Юг» Юлия Якушева обращает внимание на то, что «обретение статуса полноправного члена ШОС создает условия для более активного присутствия Индии в Центральной Азии». «Заинтересованность Нью-Дели в регионе понятна. Прежде всего, в энергетических ресурсах региона. Речь не только об углеводородах. Показателен большой контракт на поставку в Индию 5 тыс. тонн урана из Казахстана и 500 тонн урана из Узбекистана. Не менее важен фактор геостратегического положения региона. Индия очень заинтересована в вовлечении стран Центральной Азии в транспортный коридор «Север-Юг» и трубопроводные маршруты. Инфраструктурные проекты Индии в целом соотносятся с китайским экономическим поясом Великого шелкового пути. Однако традиционно конкурентный характер отношений между Индией и Китаем может создать точки напряженности в многосторонних форматах, как например, ШОС. Не говоря уже о том, что пока неизвестно как скажется на внутреннем климате Шанхайской организации одновременное присутствие в ней Индии и Пакистана», – сказала Якушева «Вестнику Кавказа». По ее словам, Россия, имеющая союзнические отношения с Индией, вероятно, позитивно будет оценивать перспективы развития совместных инфраструктурных проектов и наращивание торгово-экономических связей через центральноазиатский регион.

Впрочем, Индию в Центральной Азии интересует не только поиск новых источников энергоносителей, но и новые формы борьбы с исламским терроризмом. Более 10 лет Нью-Дели безуспешно пытается получить в аренду таджикский аэродром «Айни», расположенный близ города Гиссара – в 25 км на запад от Душанбе. До распада СССР здесь располагался вертолеторемонтный завод со взлетно-посадочной полосой. После распада завод не работал. В 2007 году по двустороннему соглашению Индия реконструировала «Айни» в расчете на последующую эксплуатацию аэродрома. Сообщалось, что в «Айни» будет размещено 12 боевых самолетов МиГ-29 ВВС Индии. Душанбе обещал предоставить Индии аренду, но в итоге отказал. Говорят, что под давлением Москвы.

На переговорах с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном индийский премьер не только поднял этот вопрос, но и посетил аэродром. Как сообщает радио «Озоди» (таджикская служба радио «Свободы»), накануне визита индийского гостя дороги, ведущие к аэродрому были отремонтированы, вдоль трассы развешаны флаги Таджикистана и Индии. Район был взят под особую охрану силами безопасности и правоохранительными органами. Как сказал индийскому изданию Mail Today высокопоставленный индийский военный Прадил Васан Найк, «для Индии очень важно получить военную базу за рубежом, в частности в Центральной Азии. Однако по вопросу военного аэродрома «Айни» договоренность должна быть достигнута между Таджикистаном и Россией».

Впрочем, Таджикистан, являясь членом Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) не имеет права без согласования с альянсом разместить на своей территории иностранную базу. Однако из любых правил бывают исключения, и как считают эксперты, официальный Душанбе под предлогом борьбы с исламским экстремизмом может убедить Москву дать добро на использование индийскими ВВС «Айни».

«Причины, которыми обусловлен индийский интерес к региону, носят стратегический характер. Индии в противостоянии с Пакистаном необходим так называемый «хартланд». Хорошие отношения с центральноазиатскими странами позволили бы Индии взять Пакистан «в клещи». Эти стратегические мотивы объясняют остроту противостояния Индии и Пакистана не только в Центральной Азии, но и в Афганистане. Важным аспектом всех этих геополитических сложностей является то, что Китай выступает давним союзником Пакистана в его противостоянии с Индией. В этой связи можно прогнозировать, что Индия, с учетом  непреходящей вражды с пакистано-китайским блоком,  может попытаться в будущем стать одной из альтернатив нарастающему китайскому влиянию в Центральной Азии. Увеличивающиеся экономические возможности Индии и быстрый рост ее населения делают такой сценарий вполне вероятным. В этой связи перед Россией со временем с той или иной степенью остроты станет вопрос, на кого из двух традиционных друзей Москвы - Дели или Пекин, делать ставку», – сказал «Вестнику Кавказа» Андрей Казанцев.  

Виктория Панфилова 

Источник:
453
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...