Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Иранский гамбит

Иранский гамбит



Создается впечатление, что Россия и Китай напрасно заманивали Иран в свою зону влияния. Он сам просится в "сети" ШОС — и наверняка угодит в них, когда санкции против него ослабнут. Но если амбиции Москвы и Китая заполучить Иран понятны, хоть и противоречивы, то какая выгода Тегерану находиться в одной упряжке с двумя этими державами?

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), членами которой являются Китай, Россия, Казахстан, Таджикистан, Киргизия и Узбекистан, расширяется за счет участия в ней Индии и Пакистана. Иран тоже подал заявку на членство в организации. Как сообщил помощник президента России Юрий Ушаков, заявка рассматривается, однако ШОС вернется к ней после того, как с Ирана, по завершении переговоров по его ядерной программе, будут сняты санкции Совета безопасности ООН. "Тогда, на наш взгляд, будут открыты все возможности, чтобы Иран тоже активно подключить к нашему сотрудничеству", — цитирует помощника российского президента РИА Новости.

Таким образом, членство Ирана в ШОС является лишь делом времени. Правда, насколько это время растянется, неизвестно, поскольку Иран и "шестерка" никак не могут придти к окончательному решению по иранскому атому. Напомним, в качестве дедлайна соглашения по иранской ядерной программе называлось 30 июня. Но – не случилось.

Строго говоря, ШОС давно уже могла принять Иран в свои ряды, не оглядываясь на санкции. В конце концов, Россия, приложившая руку к введению санкций против Ирана, сама попала под санкции Запада, и объяснения затягивания вступления Ирана выглядят несколько лицемерно. Тем более, что другой "тяжеловес" Шанхайской организации – Китай, вне зависимости от санкций и не в пример России, довольно глубоко укоренился на иранском рынке.

Напомним, что обещание России продать Ирану зенитно-ракетные комплексы С-300 не выполнено до сих пор. При этом Россия активизировала сотрудничество с враждебной Ирану Саудовской Аравией, подогрев недовольства Тегерана Москвой. По мнению некоторых экспертов, Эр-Рияд затеял "дружбу" с Москвой с тем, чтобы через нее влиять на Тегеран. В перспективе экспертами обсуждается нереальное с позиций сегодняшнего дня создание треугольника Москва – Эр-Рияд – Тегеран, который серьезно может изменить ситуацию на Ближнем Востоке и в арабском мире.

Пока же создается впечатление, что, не впуская Иран в ШОС, эта организация и, в частности, Россия, играют на руку Вашингтону, не желающему членства ИРИ в блоке, стратегически и идеологически чуждому Америке, перетасовывающей азиатскую и ближневосточную колоды по собственному вкусу. Фактически получается так, что ШОС, выдвигая условия Ирану, разрушает идею многополярного мира, за которую борются не только Москва и Пекин, но и Тегеран.

Но пока Россия, в контексте вступления Ирана в ШОС, уважительно оглядывается на западные санкции и, в то же время, желает поймать ИРИ в "сети" Шанхайской организации, ситуация в мире стремительно меняется. И измениться она способна настолько, что Запад попросту может перехватить Иран у ШОС – и политически, и инвестиционно. Конечно, и в этом случае Иран сохранит свое, мягко говоря, скептическое отношение к США. Но и к России – тоже.

Между тем совершенно очевидно, что у России, Китая и Ирана множество общих интересов, включая самый главный – формирование региональной системы безопасности. ШОС, вне всякого сомнения, отдает себе отчет и в том, что без такого весомого политического игрока, как Иран, затруднится реализация множества проектов, касающихся, в том числе, энергетики, борьбы с международным терроризмом, наркотрафиком, экстремизмом, и т.д.

Кроме того, Иран не исключает своего присоединения к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), и в случае вступления он станет надежным "донором" этой организации. Пример тому – инвестиционная активность Ирана в Таджикистане, его экономические связи с Белоруссией и Россией. И если Иран вступит и в ШОС, и в ЕАЭС, это будет однозначно свидетельствовать о его стратегическом партнерстве с государствами обоих блоков и приверженности принципам евразийства и многополярного мира.

С другой стороны, вступление Ирана в ШОС может понизить влияние в регионе и России, и Запада. Такое положение может устроить Китай, политические акции которого автоматически поползут вверх. Следует, однако, оценить, что важнее – амбиции России и Китая в ШОС, или то, что со вступлением Ирана в эту организацию она станет самым мощным евразийским объединением, проводящим собственную независимую политику, включая и финансовую.

Но почему сам Иран так стремится вступить в Шанхайскую организацию? Вероятно, в первую очередь он руководствуется соображениями защиты от военной интервенции со стороны кого бы то ни было. И хотя ШОС не является военно-политической структурой, одним из основных направлений ее деятельности провозглашено обеспечение безопасности государств-членов организации, борьба с терроризмом, наркотрафиком, и т.д. Иран, конечно, не прочь примкнуть к созданию новой архитектуры безопасности. В Ташкенте, напомним, создана Региональная антитеррористическая структура ШОС. Шанхайская организация также подписала соглашение с ОДКБ по вопросам безопасности, так что компонента круговой военной поруки в организации, так или иначе, намечена. Вообще же бытует мнение, что планы ШОС по расширению являются ответом Москвы и Пекина на усиление НАТО. Было бы нелогично, если бы Тегеран не примкнул к такому "ответу".

Еще одной причиной привлекательности ШОС для Ирана является его выход на огромный торгово-экономический и финансовый рынок с зонами преференциальной торговли.

Словом, от вступления Ирана в ШОС выигрывают и сама эта организация, и Иран, поскольку все фигуранты имеют практически одинаковые взгляды на региональное и мировое устройство – это неприятие однополярного мира и вмешательство внерегиональных держав в дела региона. Кроме того, членство Ирана в ШОС означало бы привнесение в эту организацию влияния, которое  Тегеран имеет на Ближнем Востоке и в исламском мире.

Так что, надо полагать, членство Ирана в ШОС не за горами, тем более, если состоится его договоренность с "шестеркой" по ядерной программе. Но с другой стороны, Запад может продолжать ставить Тегерану все новые невыполнимые условия с тем, чтобы изолировать его от полноправного участия в таком масштабном и вряд ли дружественном ему евразийском проекте, как ШОС. Интересно, как в таком случае поступят члены Совбеза ООН – Россия и Китай?


Ирина Джорбенадзе

Источник:
314
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...