Суббота, 3 декабря 2016
Сделать стартовой


Переговоры в Вене: пять дней до финиша? Иран

Переговоры в Вене: пять дней до финиша? Иран
Драматизм на переговорах в Вене нарастает. За несколько дней до очередного «окончательного срока» подписания соглашения по ядерной программе между Ираном и «шестеркой» государств-международных посредников Тегеран и Вашингтон обменялись достаточно жесткими заявлениями. Хасан Роухани пообещал в случае очередного переноса сроков возобновить ядерные исследования в полном объеме. На что Барак Обама пригрозил вообще свернуть переговорный процесс. Между тем, как стало известно из весьма информированных источников, черновик итогового документа уже почти готов.

Игра вокруг иранского ядерного досье затянулась настолько, что ее дальнейшее продолжение становится бессмысленным. Многочисленными обещаниями и оптимистичными заявлениями стороны сами загнали себя в тупик. И сами поставили себя в ситуацию, из которой есть только два выхода: либо в ближайшие дни подписать хоть какой-то документ, либо публично признать фиаско переговорного процесса. Отсюда – нервы и нарастающий драматизм публичных заявлений. Которые, нужно отметить, мало затрагивают работу дипломатических «шерпов», в срочном порядке верстающих сейчас контуры итогового Соглашения и пытающихся достичь приемлемого всеми сторонами компромисса в формулировках этого документа.

Итак, о чем удалось договориться, а что, в свою очередь, остается камнем преткновения? Какие внешние факторы влияют на переговорный процесс? Вот главные вопросы и, вместе с тем, основная тема данного комментария.

Что согласовано?

  1. Обогащение урана и количество центрифуг

Переговоры в Вене: пять дней до финиша? ИранСтороны пришли к соглашению в вопросе о том, что Иран в ближайшие десять лет будет иметь шесть тысяч центрифуг, из которых пять тысяч будут постоянно действующими и производить обогащение урана для нужд энергетики, медицины, а также в научно-исследовательских целях. Одновременно с этим, в ближайшие 15 лет Иран утилизирует все свои запасы высокообогащенного урана. И сократит запасы урана низкообогащенного до 7,6 тонн, постоянно придерживаясь в свой ядерной деятельности поддержания объема на уровне этой цифры.

  1. Подземный объект «Фордо»

Согласно достигнутым договоренностям, на нем на пятнадцать лет полностью прекращается любая деятельность, связанная с обогащением урана. При этом на объекте, под самым пристальным международным контролем, должны быть прекращены как вся научно-исследовательская деятельность, связанная с ядерной физикой, так и отработка связанных с этим вопросом технологий.

  1. Вопрос плутония

Иран должен произвести технические мероприятия в отношении реактора на тяжелой воде, строительство которого практически завершено в Араке, полностью исключающие возможность получения оружейного плутония. Кроме того, Иран берет на себя обязательство в ближайшие пятнадцать лет не строить реакторы на тяжелой воде.

  1. Международный контроль

Инспекторам МАГАТЭ будет обеспечен свободный доступ на ряд ядерных объектов Ирана, а также созданы условия для непрерывного мониторинга деятельности как используемых центрифуг, так и находящихся на консервации. Кроме того, в отношении ряда объектов международные инспектора будут обладать правом внезапных проверок, с предварительным уведомлением за два часа.

  1. Санкции

Резолюции Совета Безопасности ООН, вводящие санкции против Ирана, будут отменены после того, как МАГАТЭ представит доклад о выполнении Тегераном первого этапа мероприятий, связанных с вопросами обогащения, количества центрифуг, Фордо и реактора в Араке. Кроме того, после предоставления этого доклада, будут не отменены, а приостановлены односторонние санкции против Ирана, введенные США и Евросоюзом. На этом список дипломатических достижений заканчивается и начинается другой, прямо противоположный по содержанию.

Какие разногласия остаются?

  1. Формы международного контроля

Иран категорически отвергает предложения об ужесточении форм контроля, внесенные западными делегациями. Так, в частности, специальным решением Маджлиса запрещены так называемые «интервью» иранских ученых-атомщиков, которые собирались проводить инспектора МАГАТЭ. Кроме того, Тегеран однозначно высказался против того, чтобы международные инспекции имели право всеобъемлющих и внезапных проверок в отношении любых объектов, которые могут, по их мнению, быть связаны с иранской ядерной программой.

  1. Формы снятия санкций

Переговоры в Вене: пять дней до финиша? ИранИран продолжает настаивать на том, что ряд международных и односторонних санкций должен быть отменен сразу после подписания Соглашения. США и его союзники утверждают, что до снятия одной части санкций и приостановки другой должно пройти некоторое, достаточно значительное время, за которое «шестерка» должна убедиться в добросовестном исполнении Тегераном взятых на себя обязательств. По этому поводу Верховный лидер аятолла Али Хаменеи достаточно справедливо заметил, что предлагаемый Вашингтоном и его союзниками механизм будет занимать слишком много времени и не содержит гарантий полной отмены всех санкций. Часть этих вопросов пытается решить своим визитом в Тегеран для встречи с Хасаном Роухани и главой Высшего совета национальной безопасности Али Шамхани глава МАГАТЭ Юкио Амано.

  1. Обратимость санкций (так называемый Snapback)

Серьезные разногласия продолжают сохраняться в отношении «обратимости» санкций, то есть их возобновления в случае неисполнения Ираном условий Соглашения. «Изюминкой» дискуссий по этому поводу является стремление Вашингтона, Парижа и Лондона «протащить» в текст итогового документа такой механизм, который не позволил бы Москве или Пекину наложить в Совете Безопасности ООН «вето» на резолюцию о повторном введении санкций. На сегодняшний день западный блок «шестерки» измыслил хитрую процедуру, при которой Совет Безопасности ООН должен периодически (раз в полгода или раз в год) принимать специальные резолюции о том, что Иран выполняет свои обязательства и вводить санкции против него нет необходимости. Хитрость, как уже догадались читатели, заключается здесь в том, что «ветирующей стороной» при таком раскладе оказываются не Москва и Пекин, а как раз Вашингтон, Париж и Лондон.

  1. Срок действия ограничений в отношении иранской ядерной программы

Западный блок «шестерки» настаивает на том, что максимальные ограничения в отношении ядерной программы должны сохраняться не менее десяти лет. В течение этого срока Тегеран должен будет регулярно предоставлять МАГАТЭ планы своей научно-исследовательской и технологической деятельности в ядерной сфере и, после их утверждения специалистами этого международного агентства, неукоснительно данных планов придерживаться. Что, кстати, также будет контролироваться. Иранское руководство охарактеризовало и «первое десятилетие» и последующее «планирование» как «чрезмерное насилие, выходящее и за рамки разумного, и за рамки требований Договора о нераспространении».

Примерно так выглядит сложившаяся к сегодняшнему дню на переговорах в Вене «карта обстановки», на которую, ко всему прочему, существенное влияние оказывают и внешние факторы.

Давление извне

Основными игроками здесь, как и следовало ожидать, является «антииранская троица», Конгресс США, Израиль и Саудовская Аравия, а также примкнувший к ним Париж. Американская сторона на переговорах плотно привязана к дате 9 июля, поскольку если Соглашение к этому периоду подписано не будет, то его рассмотрение в Конгрессе будет продлено с 30 до 60 дней.

Переговоры в Вене: пять дней до финиша? ИранЕстественно, Конгресс не сможет признать Соглашение недействительным, поскольку у него нет таких полномочий. «Одобрить» или же «не одобрить» − единственные варианты для голосования. Но здесь-то как раз и заключается нюанс, поскольку «не одобрить» означает, по сути, новый виток борьбы Белого дома и Капитолийского холма по иранскому вопросу. Следует заметить, что 25 июня неутомимые сенаторы иранофобы Роберт Менендес и Марк Кирк, которые стоят на страже интересов Израиля, внесли на рассмотрение коллег законопроект, предусматривающий сохранение в силе еще на 10 лет ключевых односторонних американских санкций в отношении Тегерана – по сути, продление как запрета на инвестиции в нефтегазовую отрасль Ирана, так и возможности американским властям «наказывать» те государства и фирмы, которые эти инвестиции осуществляют. В случае успеха законопроекта, вполне вероятного в случае, если Конгресс выразит неодобрение Обаме, удар по международному Соглашению Ирана с «шестеркой» будет сильнейший.

Несмотря на неоднократные гарантии со стороны Вашингтона о том, что Соглашение с Ираном не нанесет ущерба безопасности Израиля, Тель-Авив категорически отказывается в это верить. А потому продолжает использовать любую возможность для срыва подписания итоговых документов в Вене.

«Это соглашение превращается из плохого соглашения в худшее, и оно становится хуже с каждым днем. В сущности, это позволит Ирану не просто стать крупным игроком с одной или двумя ядерными бомбами, а получить неограниченный арсенал в течение десятилетия с возможностью создания нескольких атомных бомб заранее, нарушив соглашение о контроле, которое, в любом случае, полно дыр», − заявил 29 июня «неистовый Биби» Нетаньяху. – «В дополнение к этому, соглашение дает Ирану многие миллиарды долларов, сотни миллиардов долларов, в течение короткого времени, что позволит ему финансировать свою возрастающую агрессию, которая, прежде всего, направлена против государства Израиль, а также в других частях Ближнего Востока».

Переговоры в Вене: пять дней до финиша? ИранСоюзники Израиля в Вашингтоне из числа «ястребов» уже откликнулись: в обнародованной «Национальной военной стратегии США-2015» Иран, наряду с Россией, Китаем и Северной Кореей, назван одним из источников угрозы Америке. «Ни одна из этих стран не стремится установить прямой военный конфликт с США или нашими союзниками. Тем не менее каждая из них вызывает определенные опасения у международного сообщества», − говорится в документе.

Новое руководство Эр-Рияда уже заявило, что если сочтет Соглашение не устраивающим, то приступит к реализации собственной ядерной программы. В чем, собственно, получило и поддержку Парижа, который уже много лет как является клиентом Катара. Официальные представители Франции не скрывают, что если Тегеран не пойдет на серьезные уступки по целому ряду вопросов, в частности самого жесткого контроля за его ядерной программой, то французская сторона блокирует переговорный процесс.

******

По большому счету, вопрос о том, будет ли подписано какое-то соглашение 7-го июля, 9-го июля или позже, уже не имеет принципиального значения. При этом шансы на то, что стороны признают фиаско своих дипломатических усилий, гораздо ниже того, что некий документ все-таки будет подписан. Дело не в достигнутых договоренностях, а в том, как их намерены выполнять Вашингтон и его союзники. Ведь практически все республиканцы и часть демократов в Конгрессе, ВПК США, Израиль, Саудовская Аравия, Катар и их сателлиты никак не хотят, чтобы Иран освободился от санкций. Для них Иран без санкций – это смертельная опасность! С Россией и Китаем проблем не будет, они давно готовы подписать Соглашение по ИЯП и хотят форсировать отношения с Ираном во всех сферах, где это возможно. Одним словом, сейчас главный вопрос, к каким последствиям приведет успех или срыв переговорного процесса. Но это – тема уже совершенно другого разговора.


Источник:
270
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...