Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Маски сброшены… Схватка за Махачкалу

Маски сброшены… Схватка за Махачкалу

Итак, ситуация вокруг и.о. мэра Махачкалы Магомеда Сулейманова из стадии подковёрного византийства перешла в состояние позиционной информационной войны. Никто больше не пытается делать хорошую мину при плохой игре. Магомед Сулейманов не хочет уходить по-тихому и отвечает на все обвинения в свой адрес! Он готов начать говорить в открытую всё, о чём писалось на желтых интернет-порталах. А это уже открытый скандал, который не нужен никому! Компенсации, предложенные Сулейманову, его не устраивают, и он ищет союзников в дагестанской диаспоре уже на уровне Москвы.


Уравнение со многими неизвестными…

Магомед Сулейманов выполнил свою миссию, ради которой он и был призван на место и.о. мэра – он очистил мэрию от амировских людей. А теперь, сделав дело, он может быть свободен. Именно так выглядит эта ситуация со стороны. И на этом фоне всё, что хоть как-то объясняет позицию по этому вопросу главы республики, выглядит не так убедительно, хоть и имеет под собой вполне логичное объяснение.

25 июня в Махачкале на 52-й сессии дагестанского парламента глава республики Рамазан Абдулатипов раскритиковал работу исполняющего обязанности мэра столицы республики. «Речь идет о качестве работы на должности мэра города Махачкала. Я ему десять раз сказал: «Магомед, это тебе не Избербаш! И теми методами, которые ты использовал в Избербаше, уже работать нельзя. Должен ли я население города, столицы республики, делать заложниками из-за того, что нам нравится или не нравится кто-то. Мой принцип таков: если ты работаешь и проявляешь четкий мужской характер, то иди рядом – и вопросов нет; если нет – надо разойтись. Если даже родной брат будет работать некачественно, он не должен эту должность эксплуатировать. Поэтому принято решение, что Магомед Валибагандович не может работать по всем этим признакам руководителем столицы республики. Не может! Но сегодня лишение депутатских полномочий я все-таки решил отложить. Почему я это делаю? Он идет свой дорогой, но мы должны идти до конца и пройти свою часть этой дороги. И тем более я исхожу из того, что этот человек все-таки был председателем Народного Собрания. Поэтому я прошу этот вопрос отложить до сентября, пока мы окончательно проясним эту ситуацию. Я это делаю, пересиливая себя… Но в данном случае мы должны проявить государственную мудрость и человеческое достоинство независимо от того, как ведут себя по отношению к нам. Я просил бы депутатов этот вопрос отложить, а также и то, что касается Магомеда Шабанова (глава Кизилюртовского района – прим. автора) Он написал заявление об уходе, но он хочет сохранить депутатский мандат. Я не хотел бы терять такого эффективного главу района… Я это тоже отложил бы до сентября».

Глава республики был вполне спокоен. Судя по выступлению, в Белом доме взяли паузу для мирного решения конфликта интересов и, скорее всего, готовы к компромиссам и компенсациям. Вопрос только в том, устроит ли это самого Сулейманова.

Сейчас от всех сторон требуется мудрость и сдержанность, чтобы не делать заявления, после которых обратного пути уже не будет.

На этой же сессии после главы республики выступил спикер парламента Хизри Шихсаидов: «Я бы тоже хотел сказать несколько слов по этому поводу. Я абсолютно солидарен с главой республики Рамазаном Гаджимурадовичем, потому что прошло достаточно времени и эффективность работы руководителя города незаметна… только 148 домов высокоэтажных строятся без проектно-сметной документации, без заключения экспертизы… Уже это говорит о многом. В городе надо контролировать все процессы, которые происходят. Возьмите Родопский бульвар. Вечерами выходим, смотрим – ни со светом вопросы не решены, ни с торговлей не решены. Кто что хочет, то и делает. Неоднократно говорили, подсказывали, помогали, а воз и ныне там. Никаких личных мотивов ни у кого по поводу Магомеда Валибагандовича нет. Никто от него не требует ничего другого, кроме как работы. Поэтому такую ситуацию создал он сам. Кроме того, в последние дни мы вообще его найти не можем. Приглашаем на разговор, приглашаем на обсуждение разных вопросов; человек отключил все телефоны, и не известно, где он вообще находится. Ну разве так поступают? Человек, который занимал пост председателя Народного Собрания, являлся еще кем-то там. И некоторые его такие замашки, можно даже сказать хулиганские, они тоже его не украшают. Надо уметь себя вести, когда ты приходишь на заседания, на обсуждение каких-то вопросов. Надо уметь выслушивать и критику, и пожелания, спокойно на эти вопросы отвечать. Поэтому по многим параметрам сегодня можно четко определить, что он не состоялся как исполняющий обязанности главы такого большого города, как Махачкала, где проживает более миллиона человек на сегодняшний день, вся экономика здесь… Но давайте будем до конца последовательными: дадим еще один шанс самому ему исправить эту ситуацию, хотя комиссия по депутатской этике работала очень добросовестно, открыто, прозрачно и единогласно принимало это решение. Но, учитывая эту ситуацию, я бы просил также своих коллег-депутатов поддержать нас и снять сегодня с повестки дня этот вопрос…»

***

И всё бы ничего, если бы не было предыстории этого дела. Ситуацию накалило более раннее высказывание Хизри Шихсаидова, который обвинил в клановости Магомеда Сулейманова: тот в список депутатов городского собрания включил своего сына. В ответ из городской мэрии прилетело предложение обратить внимание на сына самого Шихсаидова, Данияла, который занимает должность гораздо более высокую, чем депутат городского собрания Махачкалы. Через некоторое время соцсети заполнились ссылками на компромат относительно многочисленного семейства Хизри Исаевича. А ещё начала продвигаться информация, что сам Хизри Исаевич претендует на должность мэра. Трудно сказать, как это всё происходило на самом деле, но, если судить по более-менее умеренным источникам, ситуацию усложнило именно вмешательство Хизри Шихсаидова. Скорее всего, усилиями Абдусамада Гамидова и самого Рамазана Гаджимурадовича можно было бы выти из этой ситуации без лишнего шума. Магомед Сулейманов – человек эмоциональный, но вполне адекватный. Во всяком случае, он был готов к компромиссам… Зачем нужно было всё это усложнять – история, достойная отдельной статьи…

Не менее странной выглядит позиция Сергея Меликова. Он находился в Махачкале, очень странно, занимая такую должность, хотя бы не попытаться снять возникший очаг напряженности. Дагестан – сам по себе клубок проблем, и, когда появляется новая горячая точка, неправильно делать вид, что всё в порядке и не высказаться по поводу главного предмета, обсуждаемого в республике. Что, собственно говоря, характеризует не Сергея Алимовича, а его помощников, отвечающих за то информирование своего шефа. А помощники, судя по всему, разбираются во внутридагестанских хитросплетениях отвратительно и, видимо, в этом деле ему вообще не помощники. Единственное, что радует, – с приездом Сергея Алимовича Махачкала теперь не превращается в осаждённую крепость, где полгорода оказывается в состоянии паралича! На этот раз в кому ввели только главный проспект Махачкалы – улицу Ленина. Очевидно, что Дербент ему ближе и интереснее. Дербентский юбилей, конечно же, важное мероприятие, но даже на текущей неделе происходило достаточное количество событий, волновавших дагестанцев, по которым полпреду можно было бы и высказаться. А еще на какие-то процессы можно было бы и повлиять в положительном ключе. Очень-очень-очень жаль! Если, конечно же, кому-то интересно, чем на самом деле живёт Дагестан…

***

Почему же не хотят видеть Магомеда Сулейманова на должности мэра Махачкалы? Помимо того, что озвучил сам глава республики, есть ещё и многочисленные разговоры о том, что люди из окружения Абдулатипова регулярно приносили Магомеду Валибагандовичу на подпись документы на строительство и прочие интересные бумаги… Сулейманов им регулярно отказывал, отвечая, что, если это поручение первого лица, то он непременно поставил бы его в известность. Надо сказать, что по информации из окружения Сулейманова ни разу с подобными поручениями глава республики к мэру не обращался. Однако часть окружения Абдулатипова, якобы, уже сумела убедить Абдулатипова в том, что Сулейманов не управляем, и от него лучше избавиться. Именно по этой причине избирательная кампания в Махачкале до сих пор так и не стартовала. Будь Сулейманов более опытным игроком в подковёрных играх, он бы понял, что из-под него выдёргивают дорожку ещё тогда, когда его несколько месяцев назад вызвали к руководителю администрации главы и правительства РД Рамазану Алиеву, сообщившему, что темпы работы мэра не устраивают главу республики. Если бы он это понял – он бы вырулил ситуацию. Тогда Сулейманову предъявили список задач, которые нужно было решить в короткие сроки. Очевидно, он не решил, и спустя пару месяцев ему заявили, что видеть его на этой должности теперь уже решительно не хотят. Но Сулейманов решил не сдаваться, и наружу стали вылезать не только этот скандал, но и те, о которых, казалось бы, забыли…

Самое нехорошее, что в окружении и Абдулатипова, и Сулейманова масса тех, кто толкает их обоих на открытый конфликт, который Дагестану на данный момент не нужен. Во-первых, потому что Сулейманов не может быть в состоянии маргинала; если уходить – это нужно сделать с достоинством. Во-вторых, Абдулатипову не нужен ещё один враг, который слишком хорошо знаком с внутренней политической кухней…

***

Не менее сложной задачей будет сейчас и интронизация министра строительства, архитектуры и ЖКХ Мусы Мусаевав качестве кандидата на должность мэра Махачкалы. С одной стороны, этот человек удобен республиканским властям и управляем; с другой стороны, Мусаеву придётся жить, понимая, что он заполучил себе в качестве врага на всю жизнь Магомеда Сулейманова. Впрочем, всё имеет свою цену. Платят все…

 

Заур Газиев, Магомед Абдулахидов

688
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...