Суббота, 10 декабря 2016
Сделать стартовой


“Когда мне говорят - вот у нас осетины забрали землю, я отвечаю, что у нас никто землю не забирал”

“Когда мне говорят - вот у нас осетины забрали землю, я отвечаю, что у нас никто землю не забирал”


Ассоциация СМИ Северного Кавказа третий месяц реализует актуальный проект, в рамках которого журналисты республик встречаются с руководителями субъектов региона.

Последней или, как принято теперь говорить, крайней стала встреча с Главой Ингушетии Юнус-беком Евкуровым. В нашей республике, где отношение к восточному соседу сложно назвать даже неоднозначным, а скорее однозначно негативным, можно было услышать разные мнения по поводу участия осетинской стороны в этой встрече. Но позиция газеты "Слово" заключается в том, что скрываться от проблемных тем - непродуктивно.

Разговор был долгий и вопросов от присутствующих журналистов прозвучало много, мы представляем те из них, которые показались наиболее интересными. Скажем еще, что во время беседы Евкуров по многим вопросам аппелировал к Осетии, некоторые его мысли не совпадают с мнением редакции.


Юнус-бек Баматгиреевич, каково это - работать сегодня Главой Ингушетии?

-Надо понимать, что любой глава региона сегодня выполняет очень большой объем работы. У каждого руководителя плотный и сумасшедший график работы. Кроме того, дополнительные проблемы "подкидывают" недобросовестные главы районных администраций или министры, которые не выполняют свои задачи. В результате решение проблем снова возвращается к тебе. Работаем в режиме 24 часа в сутки.

 

-Вы сказали о нерадивых сотрудниках. Как выстраиваются с ними взаимоотношения?

-Все не так катастрофично на самом деле. Сейчас у нас уже образовалась хорошая прослойка мотивированных и работающих чиновников, которые жертвуют собой и своим временем.

Но есть и другие истории. В таких случаях мы принимаем решение - нерадивого просим уйти и освободить место для того, кто будет работать. Недавно была показательная ситуация, когда сменили главу села. Приезжаем в населенный пункт, а там покосившийся фонарный столб стоит, непонятно какого года выпуска, а глава села ждет, пока этот столб упадет. Понятно, что за это отвечают энергетические компании, но ты глава села, ты хозяин, будь добр заставь всех работать. А он говорит, что к нему жалобы по этому вопросу не поступали. Для меня это главная оценка действий или бездействия чиновника, который уже шесть лет работает главой села, смотрит на этот столб и ждет, когда к нему поступит жалоба. И это при том, что перед всеми руководителями сел поставлена задача - раз в неделю пешком обходить территорию, чтобы иметь представление о проблемах.

“Когда мне говорят - вот у нас осетины забрали землю, я отвечаю, что у нас никто землю не забирал”

-Как Вы относитесь к своим позициям в медиарейтингах?

-Когда мой пресс-секретарь начинает разговор о медиарейтингах, я говорю: успокойся, это меня не интересует. Но тем не менее в настоящее время я активно присутствую в Интернете. Меня сейчас "закольцевали" на все социальные сети, и это хороший момент обратной связи. Даже несмотря на то, что не все вопросы, с которыми обращаются, касаются Главы республики. Недавно таким образом ко мне обратились родственники ингуша, которого задержали на 10 суток в Чермене (Пригородном районе Северной Осетии - прим. ред.) без прав и в алкогольном опьянении. Меня просили позвонить и решить вопрос об его освобождении. Казалось бы, при чем тут я? Разбирайтесь сами.

-Это не редкая ситуация, когда ингуши, проживающие на территории Северной Осетии, обращаются за помощью к Главе Ингушетии. Почему так происходит? Речь о недоверии к руководству республики, в которой они проживают?

-Я бы так не ставил вопрос. Ничего плохого в этом нет. Ко мне обращаются и осетины, и дагестанцы, и из других регионов обращения бывают. Так же, как и другие главы регионов ко мне звонят и говорят, что к ним поступило обращение из Ингушетии. Я не думаю, что это вопрос доверия или нет. Человек всегда ищет, где быстрее может достучаться.

-Какие сегодня контакты между Северной Осетией и Ингушетией?

-То, что я сейчас скажу, будет выглядеть, как критика в адрес врачей Республики Ингушетия, но мы знаем, что многие наши жители лечатся у вас. Хотя, с другой стороны, если послушать жителей Северной Осетии, то они предпочитают лечиться в Ставрополе, те в свою очередь едут в Москву, а из столицы все едут в Германию и Израиль... Это такая миграция больных людей, которые всегда куда-то перемещаются. Но тем не менее этот контакт для нас очень важен. Кроме того, у нас появились частные клиники, и если не 50%, то 30% врачей в них работает из Северной Осетии.

Кроме того, очень тесные контакты в сфере бизнеса - около 30% продукции, которая поступает в республику, идет из Северной Осетии . У нас объемный товарооборот. В последние дни наблюдаю очень хороший диалог в соцсетях между группами ингушей и осетин, которые борются за закрытие завода "Электроцинк". Вчера прочитал о том, что тысячи осетин и ингушей гибнут от действий "Электроцинка" (говорит, улыбаясь). Роза ветров ведь дует в эту сторону. Хотя опять же есть те, кто заявляет, что эту Розу ветров специально нарисовали осетины, чтобы дуло к нам, практически развернули в нашу сторону (шутит). Да, и такое есть. Человеческий фактор - он всегда присутствует.

Тесное взаимодействие также по линии правоохранительных органов. Есть хорошие межправительственные контакты. Самое главное - это взаимоотношение руководителей, которое влияет на взаимоотношения людей. А кроме того, что скрывать - периодически ингуши попадают в органы правопорядка, после того, как хорошо отдохнут в ресторанах Владикавказа. Это еще один показатель взаимоотношений (смеется). Необходимо, чтобы уходило в прошлое все плохое, что было между народами.

Могу сказать, что у нас любят осетинские пироги -когда я бываю на свадьбах, особенно в ресторанах, то редко где вижу столы без осетинских пирогов .


-В ракурсе борьбы с экономическими санкциями, как никогда актуальна интеграция между республиками...

-Это так, успешнее всего этот процесс в настоящее время идет на уровне малого и среднего предпринимательства. Если из Северной Осетии к нам поступает 30% товаров, то довольно большой процент продукции идет и от нас. При этом этот процесс идет сам по себе без всяких официальных соглашений.

Кроме того, хорошие показатели по агропромышленному комплексу. В прошлом году мы на 100% обеспечили картофелем свою республику, при этом большая доля семян была из Осетии. Мы также возродили прудовое хозяйство - я сам мальков запускал. Специалисты, которые участвовали в этом процессе, приехали к нам из Алагира. Пока у нас не сдвинулись с мертвой точки взаимоотношения с осетинской мебельной фабрикой "Рокос". Планировали здесь у нас делать сборку их мебели. Но проект еще живой.

Действует и совместный спортивный проект - наши детишки один раз в неделю получают лед в Ледовом дворце во Владикавказе. За это Осетии большое спасибо. На днях мы открываем свой ледовый каток, и первый матч должен состояться между командами Ингушетии и Осетии. Есть еще много всего. К примеру, мы также запускаем проект по производству полимерных труб, и, думаю, в любом случае бизнес Осетии придет для оптового участия в реализации этого проекта. (Евкуров рассказал также о развитии турбизнеса в республике, остановился на строительстве бассейнов в горной местности, организации швейного производства и инвестициях).

-Инвестируют ли сегодня в экономику республики?

-Инвестиции растут, как и доходы в бюджет. В прошлом году мы были на седьмом месте в стране по инвестициям, в этом году по результатам первого квартала уже в тройке. По частным инвестициям вошли в 20-ку.

 Как вы знаете, ежегодно федеральное правительство дает оценку эффективности глав субъектов. Один из критериев - это инвестпривлекательность. Первая 20-ка получает бонусы. Если брать инвестиции, то республика в этом году находится на 16 месте по темпам их роста. В 2011 году мы были на седьмом месте. Получили тогда бонус 262 млн рублей. В 2012 году оказались на 17 месте и получили бонус 164 млн рублей. В прошлом году республика вышла на третье место - каким будет наш бонус, пока секрет не раскрыли.

-Юнус-бек Баматгиреевич, если бы журналисты встретились с Вами несколько лет назад, то первым был бы вопрос о террористических угрозах и вовлечении в радикализм молодежи. Сегодня тональность явно другая - что изменилось?

-Мы любим называть эту проблему международным терроризмом, но, к сожалению, это наши люди. Молодых не много сейчас "уходит в леса" - не сравнимо с тем, что было, но процесс этот есть.

Мы видим ИГИЛ и другие исламские государства, и попытки вербовки молодых людей существуют, причем не какими-то формами глубокого консперирования, а банально через Интернет. Сегодня парня живого девушка не видит, в Интернете с ним знакомится и выходит замуж. Так и вербуют. Есть целые схемы. Я благодарен тем, кто поверил власти и пришел с повинной. Сегодня их более 80 человек. Когда мне говорят: зачем Вы спасаете боевиков, они этого не заслуживают, я отвечаю, что спасаю тех, кого они могли еще убить.

“Когда мне говорят - вот у нас осетины забрали землю, я отвечаю, что у нас никто землю не забирал”

-Вы родились и выросли в Северной Осетии. Какие у Вас воспоминания о детстве в родном селении Тарское?

-Я вырос в Тарском и во Владикавказе, кроме того, до восьмого класса учился в Беслане и благодарен учителям, которые меня учили, и тому коллективу, в котором мы учились. Мы тогда не делились по национальности. Я помню, что ингуши и осетины, которые учились в интернате, ходили драться с учащимися ПТУ. Тогда было две "национальности" - "интернатовские" и "ПТУшники". Но Тарское - мое родное село. У меня самые теплые воспоминания о годах, которые там прошли. Не случись 1992 года, сегодня была бы совершенно другая ситуация.

Когда мне говорят - вот у нас осетины забрали землю, я отвечаю, что у нас никто землю не забирал. Всевышний сегодня дал осетинам. Если он вернет, то вернет назад, поэтому все от Всевышнего зависит. Терпеливо живите, вместе трудитесь и не тратьте эти годы на различные распри и конфликтные ситуации. Никто никогда не забудет, кто он и откуда. Сегодня, к примеру, можно сказать ингушу, забудьте, что Пригородный район не ваш, а осетин. Или сказать осетину - Цхинвал не ваш, а грузин, никто от этого ничего не забудет. Но это не дает нам сегодня право грызться, ругаться и конфликтовать, тем более мы уже поняли, что силой оружия ничего не добьемся. Только мир и только дружба; давайте еще учитывать, что у нас более 40 фамилий родственных.

-Люди, которые когда-то учились вместе с Вами, говорят, что сегодня Вы совершенно другой человек. Например, вспоминают Ваши достижения в боксе и то, что Вы всегда были очень дерзким и подвижным...

-Я и сейчас очень дерзкий и подвижный (смеется). Просто всему свое время. Конечно, в десантном училище, куда я поступил уже в 23 года, всегда знал, что не буду отличником, так же, как и знал, что не буду и хорошистом. Я всегда учился на твердую тройку.

Я не любитель драк, но когда "стрелку" на драку "забивали", примерно сто на сто человек, то я приходил один и говорил: давайте один на один и расходимся. Ну, а там, где надо - что уж... Но раньше всякая драка была достойна мужчины, никаких ножей, а сейчас повсюду недостойные поступки - чуть что, то сразу за нож хватаются. Даже когда тебя бьют двое-трое, гордись этим: побили тебя - учел ошибки, идешь в спортзал, тренируешься (смеется).

-Патриотическое воспитание молодежи - актуальная для республики тема?

-Воспитание молодежи идет с основ. В этом я всегда привожу в пример осетинскую сторону. Надо корни свои исторические не забывать и глубоко изучать. Осетины с аланских времен поднимают эти моменты. Сегодня осетины говорят, что аланы - это только осетины, потому что им в сознание это вложили, и это правильно, а почему это не вкладывают в голову ингушам или карачаевцам, черкесам, которые тоже претендуют на принадлежность к аланам? Даже я помню, что мы в школе изучали то, как воевали аланы и как в бою один победивший воин снял шлем, и оказалось, что это девушка-аланка. А где наши тогда были? Только начиная с корней можно воспитать подрастающее поколение. Знаете, когда сегодняшняя молодежь в Google (поисковая интернет-система) вбивает вопрос: "Кто такие ингуши?" и Google отвечает: "Я пас", то это все, конец. Поэтому надо в этом направлении работать.

Если опять же вернуться к Северной Осетии, то смотрите, как они ставят во Владикавказе вдоль дороги памятники героям Нартского эпоса. Это тоже для молодежи, это тоже очень важно для воспитания.


 

Альбина ОЛИСАЕВА

Источник:
1273
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...