Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Возможен ли «энергетический майдан» в России?

Возможен ли «энергетический майдан» в России?


И почему самым проблемным стал Северный Кавказ

 

В Армении уже две недели продолжаются массовые акции протеста: жители требуют отказаться от повышения тарифов на электроэнергию. Но постепенно к сугубо экономическим присоединяются и политические лозунги. Возможно ли повторение такой ситуации в России? Скажем, на Северном Кавказе, где традиционно огромные проблемы с финансами в энергетическом секторе? В ситуации разбирался «СП»-Юг».

 

Кому выгоден ElectricYerevan?

 

Последнее десятилетие Армению массовые протесты сотрясают регулярно: так было после президентских выборов в феврале 2008 года (при разгоне погибло десять активистов), затем весной 2011 года, после очередных президентских выборов в 2013 году (так называемая «привет-революция»)…

 

И вот теперь новый «майдан», причем это слово тут не для красного словца. Российская и украинская пресса называет происходящее «тарифной революцией», «революцией розеток», «коммунальным майданом», «электромайданом», «энергомайданом». В соцсетях самой Армении хождение получил хэштег #ElectricYerevan (#ոչթալանին).

 

Поводом, как известно, послужило решение правительства о повышении тарифов на электроэнергию c августа на 16%. На фоне растущей бедности населения это ощутимый удар. Гнев жителей был обращен на энергетиков, которых обвинили в коррупции и плохом менеджменте, плачевные результаты которого и должно покрывать из своего кармана население. Долги компании «Электросети Армении» составляют уже почти $250 млн.

 

Эксперты и политики, внимательно следящие за событиями у нашего ближайшего соседа, считают, что «раскачивают» ситуацию в полунищей Армении западные институты. Потому вдвойне интересно, под силам ли им попытаться так же дестабилизировать ситуацию на Северном Кавказе также под лозунгами в сфере ЖКХ. «Коммуналка» касается всех без исключения, поэтому и политизировать такие лозунги проще и быстрее всего.

 

Ежегодно, начиная с 2012 года, в правительстве России проходит заседание комиссии по развитию СКФО, посвященное проблемам в топливно-энергетическом комплексе, на которой председательствует лично премьер-министр Дмитрий Медведев. Еще три года назад в структуре комиссии были созданы две рабочие группы: по неплатежам и по декриминализации энергетики – сегодня их работу лично координирует полпред Сергей Меликов.

 

Избытки мощности – нехватка денег

 

Это только обывателю, живущему в пределах МКАД, кажется, что будто Северный Кавказ безнадежно отстал в технологическом развитии. На самом деле даже в энергетике есть, чем похвастаться перед остальной Россией. Один из главных плюсов – это уровень газификации региона (почти 90%), а это хороший задел для решения социальных задач, а также для развития обрабатывающей промышленности.

 

«Округ обладает развитой электроэнергетической инфраструктурой, значительный потенциал имеют возобновляемые источники, прежде всего гидроэнергетика», – говорит Дмитрий Медведев.

 

Темпы создания новых генерирующих мощностей также намного выше, чем в среднем по стране: инвестиционная программа компании «РусГидро» предусматривает строительство новых и развитие действующих гидростанций – Гоцатлинской и Ирганайской (Дагестан), Зеленчукской (Карачаево-Черкесия), каскада Нижне-Черекских ГЭС (Кабардино-Балкария). Их суммарная мощность – почти 800 мегаватт. Общий объем инвестиций «РусГидро» в строительство этих станций до конца 2016 года должен составить 45 млрд. рублей.

 

Это, конечно, еще не все. В рамках договоров о предоставлении мощности «Лукойл» построил новую теплостанцию в районе Буденновска: президент компании Вагит Алекперов побывал здесь на прошлой неделе. Установленная мощность станции – 135 МВт, этого хватит для снабжения Буденновского индустриального парка и города.

 

Еще один проект – это строительство «Газпромом» теплоэлектростанции в составе двух блоков парогазовых установок по 180 МВт каждая на территории Грозного (на месте разрушенной в годы войны в Заводском районе). Она призвана снять ограничения по перетокам мощности из центральных районов и обеспечить потребности стремительно растущей «социалки» и экономики Чечни.

 

Впрочем, энергоизбыточным Северный Кавказ даже при этих условиях не станет. «Лишнюю» электроэнергию будет производить в основном Ставрополье: избытки мощности передаются преимущественно в Краснодарский край.

 

Кавказ опровергает стереотипы

 

Казалось бы, строятся новые электростанции, так почему Северный Кавказ на «энергетической» карте кажется проблемным?! Начать с того, что постановлением правительства №1045 для регионов Северного Кавказа были приняты нерыночные (то есть заведомо более низкие) тарифы на оптовые мощности и электроэнергию. С каждым годом, пока экономически обоснованный тариф растет, для республик Северного Кавказа он остается «заморожен», так что сегодня разница составляет от 20 до 40 процентов.

 

Срок действия льготного тарифа заканчивался первого января нынешнего года, но правительство приняло решение его продлить до 2018 года. Более того, министр промышленности Денис Мантуров предлагает включить в него и Ставропольский край, где энерготарифы одни из самых высоких.

 

Впрочем, если этот вопрос – удел профессионалов, то только школьник не знает о другой – неплатежах и долгах. Если к первому ноября 2012 года суммарная задолженность гарантирующих поставщиков электроэнергии в регионах СКФО перед поставщиками оптового рынка составляла 20 млрд рублей, то сейчас – почти вдвое больше.

 

Похожая ситуация в газовой отрасли. По словам вице-премьера Александра Хлопонина, при уровней платежей населения до 80% сверхнормативные потери (разбаланс в сетях) составляет до 30%, а общий объем долгов – почти 50 миллиардов, или половина от общероссийских.

 

Потери связаны с самовольными подключениями, а также техническим износом газовых и электросетей (особенно в труднодоступных горных местах), отсутствием должного учета. Население, вопреки распространенному мнению, является самым исправным плательщиком: скажем, в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии уже достигли почти 100%-ного сбора коммунальных платежей. С 5 до 50%, говорит министр энергетики страны Александр Новак, выросла собираемость коммунальных платежей в Чечне и Ингушетии.

 

Чиновник? Изволь заплатить!

 

Причина в обилии посреднических структур, зачастую откровенно криминальных. Из-за этого с колоссальным отставанием идут платежи населения, не исполняются даже судебные решения (организации-посредники преднамеренно банкротятся). В прошлом году после решения правительства во всех субъектах СКФО функции сбора платежей за электроэнергию были переданы гарантирующим поставщикам.

 

Но это лишь полдела. Нужно завершить постановку на учет бесхозяйных сетей, создать единую базу данных плательщиков. Скажем, только на Ставрополье (к которому тяготеет молодежь всего округа) студенты, которые не прописаны в квартирах, ежегодно «сжигают» лишнего газа на 20 млн рублей в год. Вроде капля в море… Но ведь с чего-то нужно начинать.

 

Другие регионы предложили свои механизмы решения проблемы: скажем, Ингушетия и Северная Осетия – создание единого расчетно-кассового центра. Дмитрий Медведев потребовал также поставить заслон покупкам самодельного и не имеющего сертификата газового оборудования, выявить и «обрубить» все незаконные подключения. Самый же неэффективный способ, признают чиновники, – это «веерные» отключения неплательщиков.

 

Причем нужно заставить платить за газ и электроэнергию не только студентов и гастарбайтеров, но и самих чиновников. Ведь доходит до смешного, что многие из них месяцами отказываются оплачивать «платежки». Вот, скажем, власти Чечни пошли на жесткий шаг: чиновник не получает зарплату, пока не предъявит оплаченные «платежки».

 

Совсем другое дело на Ставрополье, где в ответ на запрос «Газпрома» районные администрации нагло отвечают, что не будут делиться персональными данными сотрудников (столкнулись с этим в Кисловодске, Апанасенковском, Кочубеевском, Левокумском и Минераловодском районах). Хотя размеры долгов у многих доходят до десятков тысяч рублей.

 

Утонувшие в мазуте

 

Что касается добычи углеводородов (нефти и газа), то она постепенно падает. Главным оператором является «Роснефть», на которую приходится почти 96% добытой нефти и 70% газа. Но при этом уровень переработки нефти крайне низок – не более 10%.

 

Власти поставили задачу сократить число мини-НПЗ, которых еще недавно в округе было более восьми десятков (большинство, естественно, несанкционированные). И только в прошлом году за счет работы Ростехнадзора и Росприроднадзора удалось закрыть более тридцати таких заводов, которые проводили первичную переработку нефти (до мазута), а для выпуска моторного топлива у них даже не было оборудования. Но это полдела: нужно создавать на Северном Кавказе полноценную нефтепереработку, есть уже планы по строительству заводов «Роснефти» в Махачкале и Грозном.

 

Сейчас по настоянию полпреда Сергея Меликова во всех регионах округа регулярно проходят совещания по неплатежам в энергетике. Суммируют итоги работы, и об итогах ее доложат в федеральном правительстве уже через пять месяцев. Думается, до этого времени ElectricYerevan у нас не случится.

Антон Чаблин

 

305
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...