Воскресенье, 4 декабря 2016
Сделать стартовой


Дефолт маячит на Кавказе

Дефолт маячит на Кавказе


 

Экономисты прогнозируют тяжелейшие времена даже для дотационных республик

 

 

Аналитики сразу нескольких экономических центров – Высшей школы экономики (ВШЭ), Института экономической политики Гайдара (ИЭП), Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) и Независимого института социальной политики (НИСП) синхронно опубликовали мрачные прогнозы ситуации с региональными бюджетами. На фоне уменьшения трансфертов и инвестиционной активности регионы вынуждены сокращать и расходные обязательства, в том числе и те, что казались неприкосновенными, – социальные.

 

Замороженная индексация

 

Центр анализа доходов и уровня жизни Высшей школы экономики (ВШЭ) совместно с Институтом Гайдара опубликовал результаты исследования региональных финансов в России. Аналитики отмечают, что самая тревожная тенденция последних месяцев – это сокращение социальных выплат.

 

Экономисты приводят несколько примеров: в частности, в Хабаровском крае сократились выплаты на погашение ипотечного кредита многодетным семьям, в Алтайском крае приостановили действие закона о пособии отдельным категориям малообеспеченных граждан, имеющих детей.

 

Некоторые регионы ради сокращения вводят принцип адресности: например, в Ульяновской области он теперь действует в отношении ветеранов труда области, в Забайкальском крае – ветеранов труда и работников бюджетных организаций сельской местности, в Амурской области – ряда категорий пожилых получателей пособий.

твитнуть цитатуотправить в vkontakteВ высокодотационных бюджетах кавказских республик социальные расходы достигли максимальной доли

В некоторых регионах, где ранее законодательно была закреплена ежегодная индексация размера пособий, она заморожена (где-то до 2016 года, а где-то – даже до 2018-го). Причем если в прошлом году на такой шаг решились лишь три региона (это Новгородская и Белгородская области, а также Ставропольский край), то в нынешнем их уже девять.

 

В числе территорий, где была заморожена индексация выплат, оказался и Дагестан. А Чечня, отмечают авторы исследования, стала лидером по темпам сокращения общих расходов бюджета (минус 20%). Это, кстати, при том, что на ужесточение расходной политики решились всего 13 территорий.

 

 

То, что на сокращение выплат пошли даже регионы Северного Кавказа, которые никогда прежде видимых бюджетных проблем не испытывали, – очень тревожный звоночек.

 

К концу прошлого года, судя по данным исследования, именно в высокодотационных бюджетах кавказских республик социальные расходы достигли максимальной доли – до 70%.

 

Ведь в одном ряду с высокодотационным и бюджетно неразвитым Дагестаном оказалась даже Москва – регион инвестиционно активный, власти которого не желают сокращать расходы на поддержку экономики.

 

 

Во временном выигрыше оказались лишь регионы, которые все же сократили инвестиционные расходы, и бюджеты которых тем самым стали более «социальными» (скажем, Белгородская область).

 

Дагестан: деньги есть только на моногорода

 

Регионы Северного Кавказа решаются на сокращение социальных выплат в первую очередь из-за уменьшения межбюджетных трансфертов. Присоединяется к этому и второй фактор – спад инвестиций.

 

В первом квартале он охватил 46 регионов страны (данные по полному кругу предприятий и организаций, а с учетом малого предпринимательства – и вовсе 54). По подсчетам экономистов, с начала года расширилась зона экономического спада в СКФО.

 

Единственный позитивный индикатор – это то, что снизились объемы строительства во всех федеральных округах, за исключением Северо-Кавказского.

 

Также с начала года отмечается и сильный спад потребления: оборот розничной торговли за январь-апрель сократился на 7,8% и охватил почти все регионы России. Исключения составляют лишь несколько национальных республик – то есть те территории, где статистический учет наименее достоверен (в том числе Дагестан и Ингушетия).

 

В этих условиях власти вынужденно увеличивают вложения именно в те территории, где ожидают наибольшей протестной активности. В конце прошлого года Внешэкономбанк учредил некоммерческую организацию «Фонд развития моногородов», который уже заключил генеральные соглашения о сотрудничестве с властями девяти регионов.

 

В том числе и с Дагестаном, где будут профинансированы «антистрессовые» мероприятия в Каспийске. Здесь будут строить инвестплощадку «Уйташ». На ее обеспечение инфраструктурой (автодорога, газопровод, водоснабжение, канализация) фонд намерен выделить около 1 млрд рублей.

 

Всего же построить собираются четыре завода (по производству керамического кирпича, газобетонных блоков, строительной смеси и извести), логистический комплекс «Агрико» и реконструировать насосный завод имени Гаджиева.

 

Стоимость всех инвестпроектов – более 21 млрд рублей, а количество вновь создаваемых рабочих мест – полторы тысячи.

 

Североосетинская аномалия

 

Наталья Зубаревич из Независимого института социальной политики (НИСП) также проводит мониторинг состояния региональных финансов.

 

 Наталья Зубаревич

 

Что касается регионов Северного Кавказа, то по состоянию на 1 апреля наиболее опасный уровень долговых обязательств (региональных плюс муниципальные) она зафиксировала в Северной Осетии – чуть менее 90% от общего объема собственных доходов в консолидированном бюджете.

 

Напротив, самая благоприятная ситуация – в Ставропольском крае, где этот показатель балансирует на уровне 35%.

 

Уже четыре региона перешагнули стопроцентное отношение долгов и собственных доходов: это Смоленская и Костромская области, Мордовия и Чукотка.

 

Причем, как отмечает Зубаревич, в регионах значительно отличается сама структура долговых обязательств. Если, например, в Ставропольском крае более 40% долгов приходятся на банковские кредиты, то, например, в Чечне и Ингушетии их доля затухающе мала, поскольку они замещены кредитами бюджетными.

​Помимо этих двух республик в Северной Осетии власти практически не прибегают к использованию более современных долговых инструментов – в частности, ценных бумаг. Своеобразными же передовиками в этом вопросе являются Ставропольский край и Дагестан.

Неслучайно вскоре после назначения врио главы Северной Осетии Тамерлан Агузаров заявил, что основная задача его команды – выровнять финансовую ситуацию.

 

«Долг республики приближается к доходной части бюджета. До конца года долгов нам надо выплатить 5,5 млрд рублей, это не может нас не волновать. Мы должны искать внутренние источники, в том числе для пополнения бюджета», – заявил Агузаров на заседании правительства Северной Осетии.

 

Впрочем, эксперты относятся к перспективам покрытия долга со скепсисом. «К сожалению, в регионе так и не удалось реализовать ни одного внятного инвестпроекта, нет высокотехнологичных производств, нет инноваций! Время от времени появляется лишь проект, скажем, для распила средств, не более того», – говорит руководитель Центра социологических исследований Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований (СОИГСИ РАН) Хасан Дзуцев.

 

Подобную характеристику сегодня можно дать почти каждой из территорий Северного Кавказа, где на протяжении последних лет стимулирование экономической активности было задачей для властей куда менее важной, нежели обеспечение социальной стабильности.

 

Каким образом в этих регионах, где выросли целые классы иждивенцев, аукнутся бюджетные потрясения, можно лишь догадываться...

Антон Чаблин

348
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...