Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


«Армянский бунт»: тревожная ласточка для кавказской политики России?

«Армянский бунт»: тревожная ласточка для кавказской политики России?
Есть ли признаки «цветной революции» в актуальных событиях, происходящих в Ереване и других городах Армении? Российские эксперты и политики далеко не едины в оценках ситуации. Возможно, что после печального опыта на Украине, многие в российском политическом сообществе чересчур сильно реагируют на призрачные угрозы «майдана» в других близких к РФ странах. С другой стороны, социальный протест может довольно быстро перерасти в протест политический – и это также прекрасно известно российским политтехнологам. Довольно примечателен в этом контексте комментарий пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, осторожно заявившего, что не занимается прогнозированием ситуации. Кремль занял выжидательную позицию, при этом пристально отслеживая процессы, протекающие в союзном государстве.

Как известно, не стихающие несколько дней подряд массовые протесты в армянской столице вызваны подорожанием цен на электроэнергию, которое больно бьет по широким массам населения страны. Но слепо сводить события в Ереване к простому социальному протесту в отрыве от регионального контекста было бы в корне неверно. Подорожание цен – не столько причина, сколько повод выплеснуть назревшее недовольство армянского общества провальной экономической политикой властей. Армянское правительство, в свою очередь, также сильно ограничено в определении собственной ценовой политики в энергетической сфере, учитывая фактически монопольное положение российских предприятий на армянском энергетическом рынке. В таких условиях команда Саргсяна, столкнувшись с угрозой внутренней дестабилизации, будет вынуждена, прямо или косвенно, перенаправить волну народного гнева на Россию, что неизбежно приведет к аккумуляции антироссийских настроений в протестной массе. Если к этому добавить активную работу западных НПО и прозападных политических сил в армянском обществе, а также объективное влияние армянской диаспоры в США и Европе на внутриполитический климат в Армении, условия для попытки разыграть антироссийский сценарий в ходе наблюдаемых акций складываются подходящие.

Довольно примечательно, что даже после Вильнюсского саммита «Восточного партнерства» в ноябре 2013 года, незадолго до которого Армения отказалась подписывать уже подготовленное соглашение об ассоциации с ЕС и объявила о вступлении в Таможенный Союз, Запад не отказался от диалога с Ереваном. Более того, из европейских столиц вместо ожидаемой жесткой критики в адрес армянских властей, последовала сочувственная реакция. «Мы понимаем непростое положение Армении и будем продолжать диалог с этой страной», - вторили друг другу высокопоставленные европейские дипломаты, фактически возлагая на Россию ответственность за шантаж решившего идти евразийским путем, но глубоко в душе стремящегося в Европу, Еревана. Стоит напомнить, что президент Серж Саргсян резко расхотел подписывать ассоциацию с ЕС и воспылал желанием войти в Таможенный Союз сразу после поспешного рабочего визита в Москву, которому непосредственно предшествовало подписание миллиардного российско-азербайджанского военного контракта на поставку в Азербайджан новейших российских вооружений. Да и глава МИД РФ Сергей Лавров заявил чуть ранее о неприемлемости статус-кво в Нагорном Карабахе и необходимости возвращения азербайджанских территорий. Намекать второй раз армянским властям не пришлось.

И если с российской политикой, нацеленной на сохранение доминирующего положения на Южном Кавказе, все довольно ясно, то сочувственная реакция ЕС в отношении Армении, как минимум, настораживает и свидетельствует о наличии у Запада особых планов в отношении этой страны. Ведь аналогичного понимания в случае с Украиной Еврокомиссия и лидеры стран ЕС не проявили, фактически поставив страну перед жестким выбором «либо Россия, либо ЕС». С последствиями этого ультиматума Украина, Европа и Россия не могут разобраться до сих пор.

Повторимся, что отношение Запада к Армении, даже, несмотря на присоединение этой страны к Таможенному и Евразийскому Союзам, осталось весьма благосклонным. В европейских столицах и Вашингтоне осознают, что блокадная и нищая кавказская республика с шаткой внутриполитической ситуацией – откровенно «слабое звено» формирующегося Евразийского Союза. С этим звеном необходимо продолжить работать и попытаться «перетянуть канат» на свою сторону, но никак не сжигать мосты, потребовав, к примеру, вывести оккупационные войска из азербайджанских районов. Тему Нагорного Карабаха на Западе предпочитают держать в качестве эффективного рычага манипулирования общественным мнением, а не дисквалифицировать себя в глазах рядовых армян, однозначно заняв сторону Азербайджана.

В прошлом попытка вырвать Армению из зоны российского влияния была предпринята руками Турции в расцвет влияния в этой стране последователей проживающего в США Фатуллаха Гюлена. С подачи заокеанских партнеров была затеяна игра в «футбольную дипломатию» с последующим подписанием Цюрихских протоколов по нормализации армяно-турецких отношений и открытию границы. В долгосрочной перспективе открытие турецко-армянской границы в расчетах США поспособствовало бы снижению российского влияния в своем южнокавказском «форпосте» и усилению там роли Запада, чьим южным флангом на тот момент еще считалась Турция. В далеком 2009 году близкие к США гюленисты еще занимали в этой ключевые позиции в турецких коридорах власти, путь евроинтеграции считался стратегическим вектором развития, а политика «ноль проблем с соседями» Ахмета Давутоглу не была перечеркнута событиями «арабской весны».

Но премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган и президент Азербайджана Ильхам Алиев сумели заблокировать попытку американцев вырвать процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта из контекста нормализации отношений между Турцией и Арменией. В результате, из-за отсутствия подвижек в решении армяно-азербайджанского конфликта, процесс армяно-турецкого примирения был фактически похоронен. К слову, роль российской дипломатии в этом процессе была довольно неоднозначна и заслуживает отдельного анализа. С одной стороны, миру стало широко известно о записке-директиве главы МИД РФ Сергея Лаврова своему армянскому коллеге Эдварду Налбандяну «Эдвард, подписывай без предусловий!», когда тот никак не решался поставить свою подпись под цюрихскими протоколами. Это, вроде как, свидетельствовало о позитивном настрое России в вопросе открытия армяно-турецкой границы. Но с чего вдруг России поддерживать дипломатическую инициативу Запада, нацеленную, в конечном итоге, на снижение российского же влияния на Южном Кавказе?!

Возможно, Москва провела тогда куда более тонкую игру. Будет уместным напомнить, что неведомая сила «слила» официальному Баку информацию о конфиденциальных армяно-турецких переговорах при посредничестве Швейцарии, что привело к нешуточному скандалу между Баку и Анкарой. Последовавшее дипломатическое давление Азербайджана на Турцию сыграло далеко не последнюю роль в провале Цюрихского процесса (как минимум, в том виде, в котором его представлял себе Запад – то есть, без учета интересов Азербайджана). В мире существует не так много разведок, которые могли бы «по-дружески» сообщить Азербайджану о готовящемся за его спиной соглашении – да еще и в тот момент, когда это соглашение еще можно остановить.

Уже тогда в США поняли, что президент Азербайджана оказался «крепким орешком» - в разгар попыток Вашингтона примирить Армению с Турцией за счет интересов Азербайджана, Ильхам Алиев в знак протеста отказался встречаться с президентом Бараком Обамой, проигнорировав приглашение на прошедшую в Стамбуле 6 апреля 2009 года встречу «Альянса цивилизаций». Не помогли даже звонки Алиеву президента Абдуллаха Гюля и главы госдепа США Хиллари Клинтона. Отказ президента маленькой постсоветской страны от переговоров с лидером мировой супердержавы стало нонсенсом в мировой дипломатической практике, однако, тогда Алиев продемонстрировал принципиальность в отстаивании национальных интересов своего государства. Пожалуй, именно этот момент стал поворотным в укреплении связки лидеров Эрдоган-Алиев. Вместе с тем, он привел к усилению антагонизма между Турцией, Азербайджаном с одной стороны и Западом с другой. В результате, как мы уже отметили выше, по случайному ли совпадению, либо же в результате блестяще продуманной многоходовой комбинации российской дипломатии, одним ударом были достигнуты впечатляющие (с точки зрения российских интересов) результаты. Это и значительное похолодание отношений между Азербайджаном и Западом из-за попытки проигнорировать азербайджанские интересы в Карабахе; и размолвка между Турцией и Западом из-за неудачи цюрихских протоколов; наконец, была расстроена антироссийская по содержанию инициатива США по разблокированию армяно-турецкой границы.

Сегодня ситуация на Южном Кавказе претерпевает значительные изменения. На фоне потепления отношений США с Ираном, которое свело вероятность начала военных действий против ИРИ к нулю, «иранская» составляющая отношений Азербайджана с Западом была отброшена на второй план. Уже невооруженным глазом виден крен Азербайджана в сторону России, одновременно с которым все более ужесточается позиция западных стран в отношении республики. Наиболее активно действующие западные политические фонды были выдворены из страны, многочисленные агенты влияния оказались либо привлечены к ответственности за финансовые махинации, либо покинули страну. Более того, недавно было принято решение о прекращении в стране деятельности офиса ОБСЕ. Назревшие противоречия с Западом рискуют перекинуться и в сферу нагорно-карабахского конфликта – во всяком случае, именно так некоторые аналитики в Баку трактуют скандальное решение ПАСЕ вычеркнуть формулировку об оккупации Нагорного Карабаха и других территорий Азербайджана из своей последней резолюции по этой стране. С правительством Ильхама Алиева Запад более не заигрывает, поскольку, с учетом опыта прошлого, там осознают: азербайджанский лидер достаточно жесткий, чтобы удержать власть в своих руках и не допустить «цветной революции», и довольно прагматичен, чтобы не примкнуть к антироссийским или антииранским альянсам. Наконец, у Азербайджана накоплено достаточное количество финансовых резервов, чтобы в ближайшие годы, даже в условиях низких цен на нефть, предотвращать серьезные взрывы социального недовольства масс.

В данный момент объективно уязвимым звеном среди российских союзников на Южном Кавказе является Армения, зависимая от России в экономическом и военном положении, но с крайне недовольным существующим положением дел и массово эмигрирующим из страны населением. Наблюдаемый сегодня социальный бунт, возможно, не носит характера недовольства внешнеполитическим вектором страны. Однако, в такие опасные для внутриполитической стабильности моменты, ситуация может резко измениться, если армянские власти среагируют чересчур жестко, либо, наоборот, чересчур мягко. Примечательно, что немецкие издания Die Zeit и Süddeutsche Zeitung после нескольких дней молчаливого отслеживания ситуации в Ереване, утром 25 июня синхронно опубликовали статьи о перспективах армянского «майдана». Трансформация же социального протеста в политические выступления способна в короткое время привести к фундаментальным изменениям геополитического расклада в регионе, в условиях которого Россия окажется вынужденной пересмотреть приоритеты своей кавказской политики. 

Источник:
466
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...