Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Экономика Дагестана: где посадки?

Экономика Дагестана: где посадки?


«Инициатив и планов более чем достаточно, но их "посадку на территорию” дагестанские чиновники могут провалить»

События, произошедшие на прошлой неделе, могут кардинально повлиять на экономическое развитие Дагестана. Это инициативы президента России Владимира Путина, озвученные на ПМЭФ, выступление там же главы Республики Дагестан Рамазана Абдулатипова и планы правительства РФ изменить механизмы бюджетного финансирования северокавказских республик. Хотя финансовые прогнозы более чем мрачные, планы у правительства радужные. Своим мнением о новых перспективах республики по просьбе КАВПОЛИТа делится известный дагестанский экономист Маир Пашаев. 

Инвестиции с рисками

Финансирование отдельной подпрограммы по Дагестану – в рамках госпрограммы развития СКФО до 2025 года – увеличится на 25-30%, до 217,1 млрд рублей, за счет привлечения частных инвестиций. Об этом сообщил ТАСС глава республики Рамазан Абдулатипов на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ).

«Подпрограмма рассчитана на 167 млрд рублей – это не очень много по сравнению с другими регионами: всего 16 млрд в год. Мы планируем дополнительно к этой сумме привлечь 25-30% частных инвестиций. Это редко кто делает, но мы намерены идти таким путем, – сказал Абдулатипов.

- Если не будет поддержки, мы не сможем сохранить позитивную динамику развития республики, а это очень важно для страны. Необходимо, чтобы Дагестан восстанавливал роль форпоста России на южных границах».

Форпостное мышление, возможно, уже устарело: у России оборонительная военная доктрина, и вряд ли в этой доктрине государства отдельному субъекту федерации выделены особые оборонительные задачи.

Следует отметить, что дополнительные 16 млрд рублей в год для Дагестана не так уж плохо в условиях острого финансового кризиса в стране и бюджетного дефицита.

А вот привлечение дополнительных частных инвестиций в Дагестан в размере 40 млрд рублей под большим вопросом – по крайней мере пока крупных частных инвестиций извне в республике практически нет.

​По словам Абдулатипова, средства планируется направить, в первую очередь, на создание логистических центров АПК.

«Дагестан занимает первое место в России по производству овощей, но нет холодильных систем, нет упаковочных предприятий, систем доставки до покупателя. То же самое касается мяса, мы производим 20% баранины в России, но при этом нужны мясоперерабатывающие комбинаты», – сказал глава республики.

Третья приоритетная отрасль, добавил он, строительные материалы.

С овощами и баранами тоже проблемы – первые места по ним обеспечиваются за счет приписок. Кроме того, единственный конкурентоспособный в масштабах страны республиканский товарный кластер – это производство капусты, порядка 10% от объемов ее производства в стране.

Остальные овощи, фрукты и баранина, так сказать, в основном для внутреннего потребления республики.

Можно, конечно, выделить перспективный виноградный кластер. Но там потребуется увеличить площади, восстановить перерабатывающие производства, а это куча проблем.

Ну а в строительной отрасли, если рассмотреть ее вкупе с земельными участками под строительство, коммуникациями, инфраструктурой и соблюдением санитарных норм, при всем имеющемся потенциале, нашими «инвесторами» созданы проблемы лет на сто.

При нынешнем качестве планирования, исполнения градостроительного кодекса любое новое крупное строительство в Дагестане может обернуться катастрофическими последствиями.

«Планы у нас большие и, кроме того, у нас есть для принятия этой подпрограммы несколько очень важных аргументов, которых не было 2,5 года назад: по темпам развития экономики и индексу промышленного производства мы вышли на первое место в РФ, по темпам сбора налогов – на четвертое, – отметил далее Абдулатипов.

- И хотя объемы, конечно, у нас меньше, это означает, что республика выходит на позитивную динамику; к тому же 2014 год мы впервые прожили без терактов. Когда в некоторых министерствах озвучиваются сомнения насчет подпрограммы, я говорю: если вы не хотите, чтобы террористы устраивали взрывы в Москве, давайте развивать республику.

Поэтому нужно создавать рабочие места, современную промышленность и сельское хозяйство, падение которых ранее составило до 70%, – это все нужно восстанавливать».

В который раз заявляю: ни в одном статистическом или ином источнике Российской Федерации нет информации, что Дагестан занимал бы по каким-либо темпам, индексам первые места или места в первой десятке.

Терактов по официальной статистике в Дагестане за 2014 год действительно нет, хотя преступлений террористического характера за год зафиксировано более трех сотен! Почему?

Мало кто обращает внимание, терактов как бы нет, потому что к 2014 году изменили саму классификацию категории «террористический акт». Достаточно проследить, что в этом году продолжают объявлять по несколько КТО в неделю.

Глава Дагестана также сообщил о намерении предложить президенту РФ провести в 2016 году форум, посвященный освоению нефтегазовых запасов в Каспийском море. 

«У нас очень хорошие отношения с "Роснефтью", "Лукойлом". Я думаю, что такие гиганты должны выходить (в республикуприм. ТАСС). Нашим компаниям нельзя в Каспийское море запаздывать, – сказал Абдулатипов.

- Для того, чтобы обозначить это, в октябре 2016 года я планирую собрать Каспийский форум с участием регионов прикаспийских государств. Нужно развивать межрегиональное сотрудничество в межкаспийском пространстве. Я думаю, что президент такую идею поддержит».

По словам главы республики, основной темой форума должно стать, «прежде всего, налаживание сотрудничества между регионами вокруг Каспийского моря: а от России, в основном, это Дагестан и Астраханская область».

«Есть широкий перечень проблем, по которым мы можем и должны работать. На меня уже неоднократно выходили иранские, казахстанские компании, но самым главным нашим партнером, конечно, должен быть Азербайджан», – отметил Абдулатипов.

«Думаю, что форум должен пройти в Дербенте», – добавил он.

Очень спорные и крайне рискованные заявления главы Дагестана. И решение по участию «Роснефти», «Лукойла», и тем более решение по проведению форума с участием иностранных государств – прерогативы федерального центра.  А его отношения с Азербайджаном уже далеки от прежних.

Вьетнамская компания «Петровьетнам» подтвердила намерения войти в состав акционеров «Государственной нефтегазовой компании Республики Дагестан» и инвестировать $150-300 млн в доразведку и добычу нефти и газа на территории республики. 

«Пока эти намерения остаются прежними. На форуме я встречался с вьетнамцами, они подтвердили свои планы, и необходимо как можно быстрее переходить к конкретным делам. В целом, мы с доверием относимся к вьетнамской компании, важно, чтобы они относились с таким же доверием к нам», – сказал Абдулатипов.

Как сообщалось ранее, в рамках инвестпроекта речь идет об освоении участков недр шельфа Каспийского моря, прилегающего к Дагестану: «Избербашский блок-2» и «Сулакский блок-4».

Кроме того, республика планирует пригласить инвесторов к участию в других проектах: строительстве терминала совместно с компанией «Дагнефтепродукт», а также к строительству МПЗ за счет средств Росатома.

Очень смелые прогнозы и опять-таки крайне рискованные заявления Рамазана Абдулатипова: к освоению шельфовых месторождений допускаются только федеральные компании с государственным участием, а для входа вьетнамцев в «голую» дагестанскую нефтегазовую компанию с уставным фондом 10 млн рублей нет никаких оснований или таких механизмов.  

Новое фондирование

По информации РБК, в правительстве обсуждается создание «Фонда развития проектов на Северном Кавказе» объемом в 170 млрд руб. Предполагается, что он заменит бюджетные субсидии кавказским республикам.

С 2017 года решено поменять стратегию выделения средств северокавказским регионам, сообщил в интервью РБК вице-премьер Александр Хлопонин, отвечающий в правительстве за социально-экономическое развитие этих территорий: «Мы не планируем выделять субсидии регионам, а создаем Фонд развития проектов. Не надо изобретать велосипед».

По его словам, фонд может аккумулировать до 170 млрд рублей с 2017 до 2025 года. На эту же сумму кавказские регионы могут лишиться субсидий из ФЦП «Юг России». Как отметил вице-премьер, речь идет о кардинальной смене стратегии распределения бюджетных денег.

Из слов Хлопонина следует, что действующую программу чиновники пересмотрят, не дожидаясь ее завершения. Новый вариант ФЦП предлагается запустить в 2017 году и завершить в 2025-м — на пять лет позже срока действующей программы.

Стоимость нового варианта сопоставима с действующей программой. Только эти средства регионы напрямую уже не получат — они будут распределяться через фонд.

Новому фонду предстоит работать всего с тремя проектами. Хлопонин говорит, что из 170 млрд рублей, которые он надеется туда отправить, 42 млрд пойдет на развитие «Курортов Северного Кавказа», а именно Архыза и Эльбруса. Еще 30 млрд — на медицинский кластер «Минеральные Воды», остальные 100 млрд — на реализацию третьего якорного проекта. 

Хлопонин и Минкавказа отказались говорить о сути проекта, уточнив лишь, что он будет развиваться в Дагестане.

«Вместо субсидий республикам будем развивать "якоря” — это ключевые проекты, на которые целевым образом будут отправляться средства федерального бюджета, даже в условиях общего сокращения расходов», — уточнил вице-премьер.

Пока фонд федерального значения для развития региона есть только один — Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Но создан он не на бюджетные деньги, а на средства Внешэкономбанка еще в 2011 году и зарегистрирован в качестве акционерного общества.

Сегодня капитал этого фонда составляет всего 15,5 млрд рублей. Тем не менее президент Владимир Путин в 2014 году не исключал возможности его докапитализации еще на 100 млрд.

В основных направлениях деятельности правительства (ОНДП) до 2018 года, утвержденных в январе 2013 года, указывалось, что с участием фонда будет реализовано «не менее 10 крупных инвестиционных проектов».

В мае 2015 года правительство по причине экономического кризиса переписало ОНДП, исключив все упоминания об этом фонде. Сегодня на официальном сайте дальневосточного фонда сообщается только об одном инвестпроекте.

О создании кавказского фонда проектов в Минэкономики (отвечает за формирование списка ФЦП) и Минфине (отвечает за бюджетные лимиты) не слышали. В Минкавказа не комментируют подробности создания фонда. Официально такая информация до регионов также не доводилась, сказал РБК высокопоставленный чиновник правительства одной из республик, входящих в СКФО.

По его словам, вопрос не обсужда​лся «даже на словах». Однако региональный чиновник слышал, что «есть желание изменить подходы к финансированию, и это веяние было связано с прогнозируемым секвестром бюджета в 2016, 2017 и последующих годах».

«Но пока мы работаем с бюджетом на 2015 год, по которому есть официальный секвестр 10%. На следующие годы никаких политических решений пока не объявлено», — добавляет собеседник РБК.

По словам представителя региональных властей, в случае создания такого фонда «надо будет смотреть на механизм его работы: кто и каким образом будет курировать этот фонд».

Интересны два момента: собственно, изменение механизма финансирования регионов Северного Кавказа, что в корне меняет межбюджетные отношения и усиливает зависимость регионов от федерального центра, а также возможное финансирование федеральным центром 100-миллиардного проекта в Дагестане.

Можно только предположить, что фактические объемы финансирования все-таки будут сильно зависеть от конкретной финансовой ситуации в будущем. И вопрос: что будет с бюджетом Дагестана, начиная с 2017 года? Хотя и бюджет 2016 года, однозначно, проблемный.

Мрачнее тучи

В связи с необходимостью перехода к проектно-инвестиционной модели Дагестана актуальны последние инициативы президента Путина, озвученные в ходе ПМЭФ.

Федеральные налоговые льготы (освобождение на несколько лет от федеральной части налога на прибыль) для новых предприятий, возводимых с «чистого поля» (так называемые greеnfields), «инвестиционные контракты» государства с бизнесом под конкретные проекты и под налоговые и иные преференции. 

В Дагестане несколько проектов могут претендовать на такие льготы, например, «Дагагрокомплекс» и птицефабрика в Магарамкентском районе.

Предложил президент и создание «офисов развития» в регионах, которые генерировали бы ускоренное проектно-инвестиционное развитие. Но созданные два года назад именно в этих целях Стратегический совет и Корпорация развития Дагестана забуксовали и не выполнили свои уставные задачи.

Следующие важнейшие инициативы президента РФ – приступить к «широкому технологическому обновлению», запустить «национальную технологическую инициативу», наладить «эффективную систему трансфера зарубежных технологий» в Дагестане – ну уж точно зависнут: нет ни соответствующих управленческих и технических кадров, ни должной промышленной базы, ни инвестиционных средств. 

Как видим, инициатив и планов более чем достаточно. Но их «посадку на территорию» дагестанские чиновники, как обычно, могут провалить.

Поэтому неудивительно, что при всех имеющихся за последние годы в республике начинаниях и проектах ситуация в экономике республики продолжает ухудшаться, а сам Рамазан Абдулатипов, как только дело касается экономики, финансов, налоговых сборов – становится мрачнее тучи. 

 Маир Пашаев

 

P.S. Гонорар за статью автор попросил перечислить на лечение журналиста Андрея Цобдаева, о болезни которого КАВПОЛИТ рассказал 19 июня в статье «Дагестан: нет героям».

578
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...