Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Ситуация вокруг Махачкалы

Ситуация вокруг Махачкалы
Выборы, которые пройдут в сентябре в республике, поставят точку в затянувшейся интриге, кто будет мэром столицы Дагестана. Ухудшение ситуации в Дагестане в части терроризма, отсутствие отдачи от средств, выделяемых на республику, коррупция заставили федеральную власть до основания растрясти местную власть. От фигуры того, кто возглавит столицу республики, зависит и общее оздоровление ситуации в Дагестане.

 

Столица

 

Ситуация вокруг и внутри Махачкалы остается напряженной, и тому есть объективные причины. Отчасти используя противоречия внутри дагестанских группировок, их желание извести друг друга любой ценой и сливы компроматов, организованные ими друг на друга, Москва убрала из Дагестана второго президента РД Магомедсалама Магомедова, потом мэра Махачкалы Саида Амирова. Перед руководством республики стояла проблема, кого поставить исполняющим обязанности главы, чтобы избежать эксцессов и беспорядков в городе. Выбор остановился на ректоре ДГУ Муртазали Рабаданове — ему и было предложено возглавить город на период отстранения от должности прежнего главы администрации и последующих выборов на этот пост. Одновременно с представлением 13 июня 2013 года Муртазали Рабаданова на должность и.о главы администрации Махачкалы республиканская власть начала подбирать на будущие выборы кандидатуру на пост главы города. 28 июня в качестве основного кандидата в мэры заместителем мэра пришел Ширухан Гаджимурадов, оставив пост министра транспорта Дагестана, а в конце сентября Ширухан Гаджимурадов вернулся на свой министерский пост. В кулуарах республиканской власти начал обсуждаться вопрос кандидатуры на пост главы города.

 

Результатом многочисленных переговоров стала договоренность, что город должен возглавить Сагид Муртазалиев, руководитель Регионального отделения Пенсионного фонда РФ. Основной причиной такого решения называли то, что только благодаря действиям Сагида Муртазалиева стало возможным устранение Саида Амирова с политической авансцены республики, и это назначение должно было стать некой компенсацией за действия Муртазалиева. По некоторым данным, эта договоренность даже была закреплена рукопожатием при свидетелях. Дальше разговоров дело не пошло, и тема угасла, причиной чему назвали звонок из Москвы, из администрации Президента РФ — от Сергея Иванова. Хотя это странно, ведь Сагид Муртазалиев имел хороший выход на сына руководителя администрации Президента РФ. Впоследствии он заставил поволноваться руководство республики, и только трагическая смерть сына Сергея Иванова в Эмиратах прервала это давление.

 

Абусупьян Хархаров, будучи тогда вице-премьером правительства РД, тоже рассматривался как кандидат в мэры Махачкалы, однако по нему решение так и не было принято в положительную сторону с аргументацией, что должность мэра дагестанской столицы — «даргинское место». Хотя на определенном этапе в администрации Президента РФ республиканское руководство предлагало поставить мэром г. Махачкалы представителя русской национальности.

 

Казалось, что Муртазали Рабаданов останется главой города. Но 14 марта 2014 года сторонники Саида Амирова пышно отметили его 60-летний юбилей в кинотеатре «Россия». Этим воспользовались лоббисты от власти, чтобы уговорить Рамазана Абдулатипова убрать Рабаданова как человека лояльного к Саиду Амирову, и 7 апреля 2014 года в город в статусе и.о. главы пришел Магомед Сулейманов. «Моряк» выполнил все условия Абдулатиповской команды и уступил все «ключевые» посты в Махачкале их представителям в надежде, что будет исполнено обещание поддержать его на выборах в мэры. Он фактически один разрушил внутригородскую гегемонию команды Саида Амирова, пойдя на серьезные издержки в мекегинской среде, оказавшись в конфронтации с семьей Саида Амирова. Он переуступил множество объектов внутри города команде главы республики, чего не сделал Муртазали Хулатаевич. Магомед Валибагандович, выдержав более года на посту и.о. мэра Махачкалы и оказавшись на острие политической интриги, показал, насколько далеко может пойти для защиты своих интересов. Конфликт с руководством республиканского отделения «Единая Россия» — следствие, причина появилась раньше этого. Датой отсчета можно считать время «тараканьих бегов» вокруг ФОМСа, когда Магомед Сулейманов не отдал его. Тогда же Магомед Сулейманов не передал многие полномочия в районы города, как требовал закон и республиканское руководство. В чем фишка темы и конфликта: при передаче полномочий в районы города пост мэра становится формальным, а на местах можно спокойно «пилить» средства за широкой спиной «свадебного генерала», как это сейчас происходит в Дербенте. Магомед Сулейманов под этим не подписывался, когда шел в руководство Махачкалой, и началось перетягивание каната. Сегодня перед Магомедом Валибагандовичем есть реальная перспектива потерять Махачкалу и вероятность активизации попыток по ослаблению его влияния на Избербаш, ФОМС даже не берем в расчет. Потому такая реакция: «Один на один, вам можно, моему сыну нельзя?..» и т.д. Но это вскрывает другую проблему: ведь он является частью единственного даргинского клана, на который опирается в Дагестане Рамазан Абдулатипов: это мекегинская группа, представленная семьей и родственниками покойного Гамида Гамидова и аффилированными с ними людьми, их более двадцати пяти человек на представительных постах республики начиная с премьер-министра, мэрий, министерских постов.

 

Раскол клана Гамидовых может дать необходимый импульс акушинской группе Магомедрасула Омарова, готового стартовать со своей партией «Родина». Это на сегодня единственная даргинская группа, реально имеющая харизматичного лидера, к тому же она имеет хорошие отношения с Хизри Шихсаидовым. Цудахарская группа Ильяса Умаханова, куда входят депутат НС РД Муртазали Муртазалиев, депутат Госдумы Мурад Гаджиев, братья Булатовы, может пойти на компромисс с Абдулатиповской командой в вопросе назначения руководителя Сбербанка по Дагестану, если есть шанс прихода в Махачкалу главой или сохранения своих постов депутата Госдумы и члена Совета Федерации РФ. Группа Магомедали Магомедова будет держать нейтралитет и не будет вмешиваться, чтобы не запачкаться грязью интриг.

 

Республика

 

Федеральную власть Рамазан Абдулатипов устраивал отсутствием своего клана и управляемостью в политическом отношении. Но свято место пусто не бывает. Рамазан Абдулатипов пошел по стопам своих предшественников и приложил максимум усилий по созданию своего клана в республике, чтобы заполнить образовавшуюся пустоту и расставить лояльных себе людей на ключевые позиции в республике. Москва не могла не заметить «усилий» Абдулатипова, и ожидания чуда в отдельно взятой республике уже нет. Оппоненты руководителя РД сделали все, чтобы раскачать его, — одна справка Мухтара Меджидова, бывшего председателя правительства республики, переданная в Москву через Александра Хлопонина, чего стоила, а усилия Ильяса Умаханова!.. Взять хотя бы проверку ФСБ РФ по делу Кизлярского коньячного завода (ККЗ), где чуть не пострадал один из крупнейших инвесторов республики Магомед Саадулаев, который потратился на ККЗ, когда пришел туда директором, но не вернул потраченные средства. ФСБ РФ разрабатывал выплаты ККЗ 100 млн рублей за долги Геджухского винсовхоза, чьи земли были переданы Дербентскому заводу игристых вин.

 

Раскол в мекегинской группе — фактическая вероятность создания оппозиционного блока против главы республики.

 

Стоит принять во внимание и ресурс Рамзана Кадырова. Рамазан Абдулатипов имеет хорошие отношения с Рамзаном Кадыровым. Но стоит понимать, что Рамзан всегда за своего «названного брата» Сагида Муртазалиева и может задаться вопросом, почему на должность мэра Махачкалы обсуждают Мусу Мусаева, министра ЖКХ, Юсупа Умавова, министра промышленности, торговли и инвестиций республики, Мурада Гаджиева, депутата Госдумы, но не Сагида Муртазалиева. Кадыров — серьезный лоббист, и он любит, чтобы с ним считались.

 

Был разговор, что Магомеду Валибагандовичу предложили занять пост руководителя создаваемого «под него» Министерства автодорожного хозяйства РД, но ему нужна Махачкала.

 

Есть другой нюанс ситуации с конфликтом Хизри Шихсаидова, Саидахмед Ахмедов с Магомедом Сулеймановым. У Хизри Исаевича под контролем из кумыкских районов, помимо Буйнакского, где глава — его сын, только Кумторкалинский район, на который претендуют от команды Адильхана Ганакаева Артур Порсуков, от команды Магомедсултана Магомедова Айнуддин Зиявудинов, которого из-за его дружбы с Будуном Будуновым относят и к команде Сагида Муртазалиева. Группа Шамиля Зейналова, к которой относился бывший глава района Руслан Тотурбиев и которая рекомендовала Магомеда Баматова на пост главы администрации, на сегодня разбросана между другими группами. Двоюродный брат Руслана Тотурбиева, Шамиль Кадиев, в Абдулатиповской группе, другой двоюродный брат, Артур Порсуков, — в группе Адильхана Ганакаева, а Магомед Баматов оказался в группе Хизри Шихсаидова.

 

По большому счету, сегодня районом занимаются постольку поскольку, и ситуация в районе неоднозначная. Показательный момент: при сдаче ЕГЭ была удалена родственница действующего главы администрации района. По мнению экспертов, за это и был задержан сотрудниками полиции района редактор сельской газеты «Торкалы», общественный наблюдатель на ЕГЭ Магомед Алибеков, хотя официально общественный наблюдатель задержан за непристегнутый ремень.

Для усиления своего влияния в районе и чтобы другим было неповадно выступать против, на глав сел Коркмаскала и Учкент из числа сторонников Айнуддина Зиявудинова, по имеющейся информации, хотят завести карточки по форме «ваххабит».

 

Если Сагид Муртазалиев не идет в руководство города, то он будет стараться взять под контроль Кумторкалинский район, а если есть шанс прийти мэром, то он может попросить Айнуддина Зиявудинова не идти в район. Карабудахкентский район перешел под контроль Магомедсултана Магомедова, и если Зиявудинов придет в руководство Кумторкалинскии районом, то у Магомедсултана Магомедова появится под контролем второй район.

Магомед Абдурашидов

Источник:
1884
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...