Суббота, 3 декабря 2016
Сделать стартовой


Россия может остаться на обочине Шелкового пути

Россия может остаться на обочине Шелкового пути

Китайцы советуют РФ равняться на АСЕАН


Лидеры России и Китая Владимир Путин и Си Цзиньпин договорились на встрече в Москве о том, чтобы китайский Новый шелковый путь и ЕАЭС были сопряжены друг с другом. Иными словами, как полагают некоторые российские эксперты, главы наших государств решили приступить к созданию общего, единого экономического пространства.

Но как может быть реализована эта идея, что принесет такая интеграция России? Ответы на эти вопросы постарались дать участники российско-китайской конференции, прошедшей на днях в Институте экономики РАН.

Китайский проект «Один пояс – один путь», по существу, носит глобальный характер. Он охватывает 60% населения мира, которые производят 29% мирового ВВП. Это план соединения дорог, торговли, свободного валютного обмена, контактов между людьми, включающий Евразию, Тихий, Индийский и Атлантический океаны. В России, правда, кое-кто говорит, что китайский проект нанесет ущерб интересам России в Центральной Азии. Это неверное мнение. На самом деле Россия тоже окажется в выигрыше, утверждал в своем докладе Чэн Хайянь, сотрудник Центра изучения марксизма в колледже Цзилун.

Во-первых, между Москвой и Пекином сложились хорошие отношения на высшем уровне, во-вторых, наши страны сотрудничают в Совете Безопасности ООН, в ШОС, БРИКС, в-третьих, экономики двух стран имеют взаимодополняющий характер.

Тезис о том, какие выгоды этот путь сулит России и как наши страны могут удовлетворять потребности друг друга, развивали и другие китайские ученые. Например, разрешена перевозка посылок по железной дороге от Чунцина, многомиллионника в Юго-Западном Китае, через Казахстан, Россию, Белоруссию в Польшу.

Сотрудник Академии общественных наук в Чунцине Чжан Бо подчеркнул, что ускорение перевозок высокотехнологичных грузов из Китая в Европу, конечно, выгодно китайским промышленникам. Оно к тому же позволяет вовлечь в межконтинентальную торговлю западные районы КНР, расположенные к югу от реки Янцзы. (Они пока отстают по уровню развития от приморских провинций.) А для России смысл этого участка Нового шелкового пути состоит в том, что ее производители смогут выйти на рынки Камбоджи, Бирмы, Таиланда, Малайзии. Кроме того, на территории РФ возникнут новые центры логистики.

Докладчик не стал скрывать и сложностей. Китайцы хотели бы вкладывать деньги в РФ. Но инвестиционный климат у нас не очень этому благоприятствует. Тут видно явное противоречие. Политические отношения между Пекином и Москвой находятся на высоком уровне. А торгово-экономическое сотрудничество хромает. В подтверждение ученый привел цифры. Пусть они не самые свежие, но картину рисуют ясную. В 2012 году товарооборот Китая с Россией составил 88 млрд долл., с ЕС – 546 млрд, с США – почти 500 млрд, с Японией – 320 млрд. Причем в российско-китайской торговле основную роль играют правительства. Такая модель плохо вписывается в рыночную экономику Китая.

С российской стороны о перспективах единого экономического пространства доклад сделала заместитель директора Института экономики РАН Светлана Глинкина. И ее выводы трудно назвать радужными. Скажем, что стоит за китайским тезисом о взаимной дополняемости экономик? Фактически Россия сегодня в 4,5 раза больше зависит от Китая, чем Китай – от России. Еще в 2006 году Россия имела положительное сальдо в торговле с КНР; с тех пор оно стало отрицательным, а в 2014 году разрыв в пользу Китая достиг 12,7 млрд долл.

Болезнь российской экономики состоит в том, что она не диверсифицирована. Это очень наглядно отражается на структуре товарооборота. В 2014 году почти 70% российского экспорта пришлось на минерально-топливное сырье. А в китайском экспорте 62% – на машины, оборудование и готовую продукцию.

Глинкина приветствовала предложение коллеги о том, чтобы вдоль железной дороги, идущей от Чунцина, в России возникали малые и средние предприятия. К сожалению, продукции таких предприятий в нашем товарообороте фактически нет, а сами они находятся в тени. «А ведь мы хотим быть мостом для поставок не только китайских товаров в Европу, но и чего-то еще», – сказала Глинкина.

В России говорят: Европа предъявляет нам все новые претензии, повернем на Китай. Тут сразу речь заходит о строительстве нефте- и газопроводов. Но Китай проводит умную политику, диверсифицируя источники поставок, цены на российские ресурсы падают. К тому же в связи с бурным развитием технологий солнечной энергии примерно к 2030 году поставки российского газа в Китай могут оказаться ненужными.

Идея пояса Шелкового пути выглядит грандиозной. Но она опирается на конкретные расчеты. На ее реализацию намечается выделить 21 трлн долл. Причем 8 трлн внесет частный бизнес. «У русских есть анекдот: чем отличается мужчина от самца? Мужчина – тот, у кого деньги есть. Не располагая такими, как Китай, финансовыми ресурсами, Россия окажется неконкурентоспособной на этом поясе, хотя Пекин вовсе не желает принести нам ущерб», – полагает Глинкина.

Неконкурентоспособность России становится очевидной на примере стран Кавказа и Центральной Азии, где РФ шаг зашагом сдает позиции. Например, экспорт нефти и газа в Китай в 2012 году составил 2,6% ВВП этих стран, в Россию – 0,2%. Импорт готовой продукции из Китая был равен 6,2% ВВП этих стран, а импорт из России – 8,5%. Вроде бы не так плохо. Но ведь еще в 2000 году на Россию приходилось 14,5% импорта готовой продукции в ВВП этих стран.

Чтобы Россия не была окончательно вытеснена с рынка Центральной Азии, надо вкладывать туда средства. Но любой россиянин спросит: зачем давать деньги Киргизии, когда у нас не развит Дальний Восток?

Получается, куда ни кинь, все клин. Представитель Гуансинской академии общественных наук Люй Юншэн с этим категорически не согласен. Примером для России могут служить отношения Китая с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Торговля с ними в 2004 году составляла всего 24 млрд долл. А в 2015 году, очевидно, составит 500 млрд. За исключением Вьетнама, сальдо для Китая отрицательное. Стремительный рост достигнут благодаря тому, что было заключено соглашение о свободной торговле.

Итак, нам предлагается выход из тупика. Конечно, могут сказать, что России такой вариант не подходит. Но ведь у нас с государствами АСЕАН немало общего. Если отбросить крохотный сверхбогатый Сингапур, то, например, уровень жизни малайзийцев сопоставим с нашим. У членов АСЕАН экономика сырьевая. Да и государства там, как и у нас, не очень правовые.

Почему бы не присмотреться к ним? Правда, их опыт экономических связей с КНР может быть полезен только в том случае, если мы перестанем делать вид, что Россия – великая держава.

Владимир Скосырев

 

Источник:
366
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...