Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Хватит кормить Кавказ!? Борьба с теневой экономикой

Хватит кормить Кавказ!? Борьба с теневой экономикой


Как региональные власти СКФО ведут борьбу с теневой экономикой

 

Еще недавно националисты во главе с Алексеем Навальным расхаживали по столице под транспарантами «Хватит кормить Кавказ!» Как ни странно, и сами региональные политики были всецело «за» – давайте нам не субсидии, а возможность работать и зарабатывать самим, привлекать инвесторов. С приходом экономического кризиса заезженный, но подзабытый, лозунг зазвучал по-другому.

 

Картину портят холдинги

 

Федеральная налоговая служба (ФНС) подвела итоги собираемости налогов в регионах страны за первые четыре месяца нынешнего года. Что касается регионов Северного Кавказа, то общие поступления составили почти 47,8 млрд. рублей, из которых 12 миллиардов зачислено в федеральный бюджет, 26,5 миллиарда – в региональные, а 9,2 миллиарда – в местные.

 

Можно сравнить с показателями прошлого года, когда за четыре месяца ФНС собрала без малого 49 млрд. рублей (то есть сокращение составило 2,5%). Самая плохая ситуация сложилась в крупнейшем регионе – Ставропольском крае, где недобор налоговой базы по сравнению с прошлым годом составил 6,5%. Вроде, немного, но в абсолютных цифрах это почти 1,7 млрд рублей. В то же время, например, в Ингушетии рост собираемости налогов за год составил 23%, а в Кабардино-Балкарии – 18%. Однако в этом случае сказывается «эффект низкой базы».

 

Тройка самых важных налогов, которые формируют региональные бюджеты, – это налог на прибыль организаций, налог на доходы физических лиц (НДФЛ) и налог на имущество. Налога на прибыль удалось в СКФО собрать 6,7 млрд рублей, и это на 16% меньше, чем было в минувшем году (только лишь в Чечне этот показатель сократился более чем втрое, а в Дагестане – на треть).

 

В Ингушетии текущий налог на прибыль оказался отрицательным (минус 4 млн рублей): это связано с тем, что предприятия региона показали текущий убыток (когда у них сложится прибыль, то она перекроет временный «минус»). Небольшое повышение сборов налога на прибыль (на 9%) зафиксировано только в одном регионе – Карачаево-Черкесии.

 

По словам министра финансов Дагестана Али Исламова, самое серьезное сокращение произошло по налогу на прибыль, который уплачивают консолидированные группы, зарегистрированные за пределами округа. Речь идет о федеральных холдингах вроде РЖД, «Газпрома», «Роснефти», «МегаФона», «РусГидро» и прочих.

 

Перефразируя Шекспира

 

НДФЛ за четыре кризисных месяца удалось налоговикам собрать почти 17,2 млрд рублей, и это на скромных 3% больше, чем годом ранее. Особые экономические заслуги в этом усмотреть сложно: несмотря на кризис, растут доходы бюджетников, а вместе с тем и «зарплатные» отчисления в бюджет. Кроме того, увеличивается количество налоговых вычетов и возвратов.

 

Но, например, 13%-ное увеличение собираемости НДФЛ в Ингушетии только ростом зарплат не объяснишь – здесь идет планомерная работа по «обелению» экономики, которую лично курирует глава Юнус-бек Евкуров. Выглядит Ингушетия значительно лучше соседей и по собираемости налога на добавленную стоимость (НДС) – почти на 80% больше, чем было в первые четыре месяца 2014 года.

 

В то же время в целом по округу сокращение составило 25% (во многом из-за того, что в крупнейшей экономике СКФО, ставропольской, НДС заплатили на треть меньше, чем годом ранее). Не произошло пропорционального уменьшения товарооборота, значит, – торговая сфера и сфера услуг все дальше уходит в теневой сектор.

 

При этом поэтапно происходит наращивание налогооблагаемой базы по уплате налога на имущество организаций – в целом по округу этот показатель вырос менее чем на 1% (4,5 млрд рублей). Но при этом в Кабардино-Балкарии предприятия заплатили на 85% больше налога на имущество, а в Ингушетии – на 31%. Ингушские налоговики стали лидерами и по наращиванию сборов земельного налога – на 65% за год (в целом по округу этот индикатор оказался практически нулевым)

 

Сборы транспортного налога на Северном Кавказе увеличились за год на 42%, и хорошую динамику продемонстрировали все территории. Государственные органы собрали с граждан на 9% больше госпошлины, и снова в лидерах как ни странно Ингушетия – плюс 58%.

 

Подсчитывает ФНС и собираемость неналоговых платежей (из них основную массу составляют доходы от продажи и использования государственного имущества). По этой статье за четыре месяца регионы Северного Кавказа выручили 178 млн рублей. Немного, но все же на 14% больше, чем было в докризисную весну-2014. И вот тут-то лидером является Кабардино-Балкария – плюс 41%, зато уже знакомая нам Ингушетия показала худшую динамику – минус 43%! Перефразируя Шекспира, не все благостно в Датском королевстве...

 

Все дальше в тень – все ближе к свету?

 

Еще один показатель, который характеризует финансовую устойчивость регионов, – это задолженность по уплате налогов. К началу мая по Северному Кавказу она превысила планку в 60 млрд рублей (солидно, учитывая, что в целом по стране – более 920 миллиардов). За год эта сумма выросла на 5 млрд. рублей, или на 10%.

 

В том числе налоговая недоимка увеличились в СКФО за год на четверть (это также стоит списать на увеличение масштабов «теневого» сектора). В разрезе отдельных территорий хуже всего выглядит Карачаево-Черкесия, где в сравнении с прошлым годом задолженность перед бюджетов по налогам и сборам подскочила на 62%.

 

Тем не менее, несмотря на общее «остывание» экономики (хоть и перегретой феноменальным предкризисным ростом), главы регионов Северного Кавказа не теряют оптимизма. Проекты бюджетов на нынешний год верстали, исходя из пессимистичных прогнозов, поэтому и сборы налогов оказались лучше прогнозных показателей (хотя и хуже прошлогодних). Скажем, на Ставрополье в сравнении с цифрами, вписанными в закон о бюджете, собрать удалось на 1% больше налогов (это примерно полмиллиарда).

 

Например, губернатор Владимир Владимиров уже объявил о том, что «размораживает» условный резервный фонд, созданный в феврале на фоне критического падения экономических показателей. Тогда краевым законом главным распорядителям бюджетных средств (это органы госвласти) просто не довели лимиты расходов, то есть запретили траты на общую сумму 4,8 млрд рублей. Но временно – до стабилизации ситуации.

 

И вот теперь решено, что сверхплановых поступлений достаточно, так что бюджетные траты можно возобновить. По словам Владимира Владимирова, будут «разморожены» несколько госпрограмм, в том числе по замене окон в образовательных учреждениях (школах и детсадах), капремонту учреждений здравоохранения и дорог. Но окончательное решение примут на заседаниях правительства и Думы края.

 

Ледяное королевство

 

В других регионах СКФО пытаются сокращать неэффективные расходы. В частности, глава Кабардино-Балкарии Юрий Коков дал поручение провести ревизию всех льгот по уплате налогов на прибыль и имущество организаций, которые заключили с правительством инвестиционные соглашения. Если условия соглашения не исполняются – льгот никаких быть не должно!

 

Дагестанский лидер Рамазан Абдулатипов взял курс на сокращение численности госслужащих: этому вопросы была посвящена коллегия Минфина республики, которая прошла в конце мая. Целевые показатели – через два года сократить число госслужащих на 15% (это порядка 4 тысяч человек), высвобождая около 45 млн. рублей в год. Также за счет 10%-ного сокращения зарплаты госслужащих возможно сэкономить в год еще 180 млн. рублей.

 

В Ингушетии же, как отчитался на последнем заседании парламента вице-премьер Руслан Дахкильгов, уже с начала года экономия бюджета составила 115 млн. рублей (в том числе почти 5 миллионов – за счет сокращения зарплат членам правительства).

 

В целом, сходятся во мнении региональные лидеры, уже летом начнется восстановление экономики – первый квартал традиционно слаб по экономическому росту, а в нынешнем на него пришлась еще и адаптация к сверхвысоким валютным курсам. Недавно региональных министров финансов специально собрали в Минфине России, чтобы рассказать о том, как «плыть поперек течения» дальше.

 

Одна из задач – завершить реформу госучреждений: перейти на единые нормативы затрат государственных (муниципальных) услуг, а также централизовать бухгалтерский учет и отчетность в муниципалитетах. Также должно быть повсеместно внедрено долгосрочное бюджетное планирование: его главным документом станет бюджетный прогноз на долгосрочный период (каждые три года на шесть и более лет). Исходя из этого прогноза будет установлен предел расходов на реализацию государственных программ, чтобы «замораживание» и «размораживание» бюджетных расходов было строго формализовано.

 

По словам вице-премьера правительства Ставропольского края – министра финансов Ларисы Калинченко, ситуация до конца 2015 года прогнозируется полностью стабильная и управляемая. Несмотря на то, что в сравнении с плановыми показателями недобор доходной части бюджета края может составить 2 млрд рублей, но при этом все социальные обязательства будут исполнены в полном объеме.

Антон Чаблин


589
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...