Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Таджикистан: Интервью с покинувшим страну лидером ПИВТ Мухиддином Кабири

Таджикистан: Интервью с покинувшим страну лидером ПИВТ Мухиддином Кабири
Лидер основной подлинно оппозиционной партии Таджикистана рассказал EurasiaNet.org, что предпочел уехать из страны на какое-то время из-за опасений, что правительство планирует сфабриковать против него дело и бросить его за решетку.Глава Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддин Кабири сделал данное заявление на фоне развернутой таджикскими властями кампании по запугиванию критиков правительства.

В интервью в Москве 18 июня Кабири предупредил, что приобретающее все большие масштабы наступление таджикских властей на набожных мусульман может иметь опасные последствия.

На состоявшихся в марте выборах ПИВТ впервые не получила ни одного места в парламенте. По утверждениям международных наблюдателей, выборы были проведены с большим количеством нарушений. Хотя ПИВТ играла в законодательном органе лишь незначительную роль, ее присутствие позволяло Таджикистану сохранять хотя бы видимость уважения властями демократического выбора избирателей.

«Это были не выборы, а назначения, решения по которым были приняты несколько лет назад», – сказал Кабири, до мартовских выборов являвшийся депутатом в течение 10 лет. ПИВТ остается единственной официально зарегистрированной и легальной исламской партией в Центральной Азии, хотя после выборов начали звучать призывы объявить ее вне закона.

Таджикистан является преимущественно мусульманской страной. Растущая роль ислама в повседневной жизни граждан беспокоит правящую элиту, большинство представителей которой получили образование при СССР и придерживаются светских взглядов. В результате чиновники начали бросать консервативных мусульман за решетку на закрытых судах и запрещать детям ходить в мечети, а также развернули кампанию по борьбе с бородами, хиджабами и даже мусульманскими именами.

По условиям заключенного в 1997 году при посредничестве ООН мирного договора, положившего конец гражданской войне в Таджикистане, коалиции исламистов, националистов и памирских сепаратистов, входивших в состав Объединенной таджикской оппозиции, было обещано 30% государственных должностей. Большинство этих постов отдали ПИВТ. Но затем президент Эмомали Рахмон, находящийся у власти в течение 23 лет, постепенно отказался от этих обязательств.

По словам Кабири, авторитарная администрация Рахмона эксплуатирует опасения Запада по поводу радикального ислама и надвигающейся угрозы нестабильности в соседнем Афганистане, чтобы оправдать репрессии и нетерпимость по отношению к альтернативным взглядам и принципам.

«Международное сообщество очень занято ситуацией в Сирии и Ираке. Исламофобия растет [на международном уровне]. Кое-кто в правительстве считает, что сейчас наступил удачный момент отомстить нашей партии. Это большая ошибка, потому что они создают новый конфликт. Они так же поступили 20 лет назад, и в результате началась гражданская война. Эти люди создают большие риски для страны и нации, – сказал Кабири, отказавшись уточнить, кого лично он имеет в виду. – Мы надеемся, что они поймут это, пока не поздно».

ПИВТ, которая всячески стремилась практиковать умеренную форму ислама, представляет растущее число жителей Таджикистана, желающих, чтобы религия играла более заметную роль в их жизни, но не является заметной угрозой для президента. Однако Кабири не ожидает никакой помощи от Запада, старающегося заручиться поддержкой Рахмона для поддержания военной операции в Афганистане.

«Мы все еще надеемся, что г-н Рахмон не состоит в рядах противников мирного процесса. Но кое-кто в правительстве и окружении президента считает, что наступил удачный момент сдать [мирный договор] куда-нибудь в архив», – сказал Кабири.

Опасения Кабири по поводу возвращения домой еще более усилились после публикации 16 июня статьи в государственной газете «Джумхурият», в которой утверждалось, что он якобы был замешан в сомнительной сделке с имуществом 16 лет назад. Кабири отрицает совершение им каких-либо противоправных действий.

В 2013 году аналогичные обвинения были выдвинуты против бизнесмена, вернувшегося из-за рубежа, чтобы сформировать политическую партию. Зайда Саидова, связанного с ПИВТ бывшего министра промышленности, тут же арестовали, признали виновным в мошенничестве, коррупции и многоженстве, и приговорили к 26 годам тюрьмы. Его адвокат позже также посадили в тюрьму по обвинениям в мошенничестве. По утверждениям сторонников Саидова, данные дела были сфабрикованы и политически мотивированы.

«До случая с Саидовым большинство людей – журналисты, эксперты, даже его семья – призывали его приехать в Таджикистан и доказать свою невиновность, – сказал Кабири. – Сейчас никто не рекомендует мне вернуться в Таджикистан, хотя мое дело далеко не такое тяжкое, как у Саидова».

«Наша правовая система, судебный процесс в Таджикистане, не основана на законе. Она работает по другим правилам».

У Кабири, который сейчас проводит большую часть времени в Стамбуле, много причин для опасений. Критиков правительства преследуют не только в Таджикистане, но и за рубежом.

В марте Умарали Кувватов, бывший всего лишь источником раздражения в социальных сетях, был убит выстрелом в затылок на одной из улиц Стамбула. Три года назад бежавшего из Таджикистана диссидента Дододжона Атовуллоева дважды пырнули ножом в живот в ресторане в Москве. Он считает, что за нападением стоял Рахмон.

Кабири отказывается употреблять слово «изгнание» по отношению к своей ситуации, но, судя по всему, готовится к продолжительному пребыванию за границей. Он рассказал, каким преследованиям подвергается его семья, но попросил не публиковать подробности.

«Я не хочу делать из этого большой трагедии. Я не первый человек, оказавшийся в такой ситуации. К сожалению, я думаю, что последним я тоже не буду».

Дэвид Триллинг
1022
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...