Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Дагестан: инвалиды в законе и экономисты-маршрутчики

Дагестан: инвалиды в законе и экономисты-маршрутчики
Что изменится в республике, если государство начнет взимать социальный платеж с безработных?

Роструд собирается ужесточить борьбу с неформальным трудоустройством. В частности, предлагается ввести обязательный социальный платеж для совершеннолетних граждан. По мнению ведомства, это должно способствовать легализации трудовых отношений.
 
Как подобные меры отразятся на ситуации в Дагестане – регионе с уже традиционно высоким уровнем безработицы и неформальной занятости населения? Корреспондент КАВПОЛИТа узнал, где работают дагестанцы и как зарабатывают на жизнь.

Дипломированные безработные

Зареме 25 лет. Она работает в кассе парка аттракционов. Магомеду – 30. Уже пять лет он работает водителем маршрутки. Гази – 38. Два месяца назад компания, где он работал охранником, закрылась, и сейчас мужчина активно ищет работу, ему нужно содержать семью в Махачкале и старшего сына-студента, который учится за пределами Дагестана.

Объединяет всех этих людей то, что у всех есть высшее образование, но, несмотря на усиленные поиски работы, по специальности занятие себе они так и не нашли.

Ждать, пока кто-то впечатлится их блестящими резюме и прочими навыками и умениями, молодые люди не захотели, поэтому стали сами как-то устраиваться в жизни. Они считают, что никто не поможет им, кроме них самих.

Зарема, например, помимо работы в парке подрабатывает в ателье своей тети, помогает швеям и учится шить сама. Со временем хочет открыть собственное дело.

«Я по образованию юрист, университет я окончила на "отлично”. Два года я ходила по разным организациям, везде мне обещали перезвонить, но на работу так никто и не пригласил, хотя вакансии там были. И через некоторое время я узнавала, что на работу брали кого-то из "своих”», – рассказывает девушка.

Зарема не теряет надежды, что когда-то сможет работать по специальности, поэтому пока практикуется на родственниках и соседях, которым нужна помощь в составлении договоров, заявлений и различных документов. Девушке даже удается зарабатывать немного на подобных консультациях, но пока это очень непостоянно.

Магомеду тоже в свое время прочили блестящее будущее – знание двух иностранных языков, экономист-международник, дипломная работа на английском языке. Но все иллюзии рассеялись уже через несколько месяцев поиска работы.

Солидные мужчины в красивых галстуках, руководители различных компаний и учреждений, жали руку и обещали взять на работу, как только будет возможность.

«Знания мои, оказывается, никому и не были нужны. На маршрутку я пошел не от хорошей жизни. Нужны были деньги, не мог же у родителей на шее сидеть. Думал, что поработаю немного, пока не найду чего-то другого, более подходящего. Но затянуло, – говорит Магомед.

- Сейчас на жизнь не жалуюсь. Денег хватает. Вот только жалею о пяти потраченных на университет годах. Честно, не знаю, зачем учился».

Магомед сам работает, еще две пассажирские «Газели» сдает в аренду, собирается открывать транспортную компанию.

Не время для капризов

В Министерстве труда и социального развития Республики Дагестан корреспонденту рассказали, что в 2014 году численность безработных в республике удалось сократить почти на 2% (по сравнению с 2013-м). На сегодняшний день в Дагестане зарегистрировано около 150 тысяч безработных.

Они стоят на учете в службе занятости, и их пытаются трудоустраивать. В ведомстве заверили, что в нынешнем году министерство продолжит сокращать численность безработных в Дагестане посредством специально разработанных программ и выделенных на их реализацию средств.

 

По словам руководителя рекламно-рекрутинговой компании «ТРОЛЛЬ» Магомеда Магомедомарова, самыми популярными на сегодняшний день вакансиями являются вакансии продавцов-консультантов, торговых представителей, официантов, сборщиков, монтажников. Этот список актуален в республике уже не первый год.

«Дагестанский соискатель начал меняться. Не так явно и не столь качественно. Однако игнорировать перемены в мотивации соискателей уже сложно. Вероятно, не в последнюю очередь на это повлияла ситуация с кризисом ноября-декабря прошлого года. Соискатель стал менее капризным», – отмечает Магомедомаров.

Директор кадрового агентства признает, что на лицо меньшая притязательность дагестанских безработных. В кризисные январь-февраль, к примеру, в агентство ежедневно приходило огромное количество народа с целью трудоустроиться.

«Давно мы не видели такого наплыва. Сейчас ситуация более-менее выровнялась, но рынок труда в Дагестане по-прежнему испытывает острую нехватку кадров», – рассказывает Магомед.

Дагестан был и остается одним из лидеров среди регионов России по уровню неформальной занятости. Оставшиеся один на один со своими проблемами и необходимостью зарабатывать на жизнь, люди выходят из ситуации, как могут.

Однако лишь единицы из них оформляют свой бизнес и соблюдают все требования законодательства. Предприимчивости дагестанцев и, правда, можно только позавидовать. В городах и районах на каждом углу магазины, терминалы, автомойки, заправки, рестораны, кафе, кондитерские.

«Я в прошлом году пригласила в Махачкалу друзей из Москвы. Они не ожидали, что здесь кипит такая жизнь. Люди постоянно что-то открывают, организовывают, доставляют. Люди трудятся, вкладывают деньги в свое маленькое дело, развивают его. И я это очень в земляках уважаю», – говорит московская дагестанка Аида Гаджиева.

Мнимые больные

Но так можно охарактеризовать далеко не всех дагестанцев. Для тех, кто работать не хочет вовсе, есть один чисто дагестанский способ обеспечить себе ежемесячный доход. Стать инвалидом.

Число инвалидов в Дагестане растет с каждым днем. При этом даже в официальных ведомствах понимают, что большая часть инвалидов здоровы.

В республике зарегистрированы целые семьи инвалидов. Пенсии по инвалидности тут получают и дети, и взрослые. И ежемесячный доход такой семьи может превысить 50 тысяч рублей в зависимости от группы инвалидности, которую удалось купить.

Продажа инвалидности в Дагестане давно превратилась с процветающий бизнес, где крутятся огромные деньги. Люди готовы тратить все свои сбережения, брать в долг и даже оформлять кредиты лишь бы организовать себе пенсию. 

 

За инвалидность сегодня отдают от двухсот до пятисот тысяч рублей в зависимости от пожелания клиента. И в итоге совершенно здоровый человек обретает пухлую медицинскую карту, где подробно описаны его несуществующие болячки.

Нет денег? Симуляция!

Такое огромное количество инвалидов в республике практически не дает шансов получать пенсию по инвалидности тем, кто действительно заслуживает ее. То есть пенсию тебе назначат, но не бесплатно.

Как рассказывают люди, проблемы начинаются уже на самом раннем этапе, когда в поликлинике нужно получить направление на комиссию, занимающуюся установлением группы инвалидности.

Дочь Мадины страдает заболеванием почек, лечение требует немалых средств, и Мадина решила попробовать получить инвалидность ребенку. Но в поликлинике ей даже не удалось получить направление.

Заведующая, по словам Мадины, вела себя нагло и посоветовала не связываться с этим, потому что у женщины все равно ничего не получится.

«Сил и желания с ней ругаться у меня не было. Ничего, сами как-нибудь справимся. Пусть моя дочь не будет инвалидом», – заключает женщина.

Ирина Алексеева много лет страдает от болей в спине. Причина – сразу несколько грыж на межпозвонковых дисках. Грыжи растут из года в год. Во время обострений женщина бывает практически обездвижена.

Два года назад Ирина не без труда собрала все необходимые документы и пошла на комиссию. Расчет у женщины был простой – оформить пенсию и уйти с работы хотя бы на некоторое время, так как сидячая работа в офисе стала практически невозможной.

«Знающие люди уверяли, что бесплатно со мной даже никто разговаривать не станет, но я почему-то думала, что не все еще так прогнило в этой системе. И что вы думаете? На комиссии меня убедили в том, что я абсолютно здорова.

Молодой невролог лениво осмотрел меня, а затем сказал, что показаний к назначению инвалидности нет никаких. Еще с вызовом сказал, что за две минуты может доказать, что я симулянтка, и у меня ничего не болит. Я показывала выписки, заключения, карту, но эффекта это не возымело. Как же мне было противно! Два дня с давлением пролежала», – вспоминает Ирина.

Через некоторое время женщине все же дали группу инвалидности, но за это ей пришлось выложить немалую сумму.

«Я обратилась к родственнице, которая как раз подобными махинациями и занималась. Она все и организовала. В тот раз на комиссии меня встретили уже совсем по-другому», – говорит Ирина.

Популярность у этого бизнеса в Дагестане появилась еще в конце 1990-х, когда в республике стала актуальна проблема безработицы.

Джамиля сама медик. Она со смехом вспоминает упреки бывшей свекрови о том, что глупая невестка, имея связи, не хочет сделать инвалидность ей, себе, мужу и двум малолетним детям.

«Я объясняла, что это незаконно, говорила, что не хочу гневить Бога и делать инвалидами своих здоровых детей, хоть это и только на бумаге, но меня только обзывали дурой и ставили в пример родственниц, которые не боятся глупых суеверий», – рассказывает Джамиля.

Но таких добросовестных в Дагестане, не очень-то и много. Корреспондент КАВПОЛИТа провел небольшой опрос среди махачкалинцев в одном из парков города. Из 10 человек, которых спросили, хотели ли бы они оформить инвалидность, шестеро ответили, что это очень дорого, но при возможности обязательно воспользовались бы случаем и обеспечили себе пенсию. Четверо посчитали это для себя неприемлемым.

Тамила переехали в Дагестан из Пермского края год назад. Сын Тамилы страдает сахарным диабетом, и три года назад ребенку установили инвалидность еще в Пермском крае.

«Я время от времени лежу с ребенком в больнице, и там такого наслушаешься про эти взятки. Мне аж не по себе от такого мышления. Кому бы мне заплатить, чтобы мой сын был здоров и навсегда забыл о лекарствах, уколах, больницах, диетах? Да, о пенсии мечтать могут только здоровые люди, потому что для людей, которым ежемесячно нужно покупать дорогие лекарства, эта пенсия не решает никаких проблем», – говорит Тамила.

Но как удалось выяснить корреспонденту КАВПОЛИТа, люди, оформляющие своим детям инвалидности, поступают очень дальновидно. «Сыну через три года поступать, а у инвалидов льготы при зачислении в вуз», – просветила нас махачкалинка, пожелавшая остаться неизвестной.

Вредный закон

Некоторое время назад в прессе и социальных сетях активно заговорили об инициативе Роструда, который планирует покончить с нелегальной занятостью населения.

Ведомство всерьез задумалось о введении обязательного социального платежа, взимаемого со всех лиц, достигших 18-летнего возраста, за исключением официально трудоустроенных, зарегистрированных безработными, студентов, пенсионеров и других льготных категорий граждан. Закон может заработать уже в следующем году.

По мнению старшего научного сотрудника РАНХ и ГС Дениса Соколова, главная особенность Дагестана в том, что здесь очень большая неформальная занятость. Она маскируется высоким уровнем безработицы. То есть люди работают, не регистрируя свою занятость.

«С работой, конечно, плохо в принципе. Но люди как-то выходят из ситуации. И, кстати, липовые инвалидности – один из примеров такой изощренной изворотливости. И так расцвело это все именно потому, что происходит с согласия и в интересах всех участников процесса получения инвалидности, – отмечает экономист.

- Конечно, это незаконно, но молчаливое согласие всех сторон-то имеет место быть. Одни готовы платить за это, а другие за энную сумму готовы сделать все, как надо».

Привлекательность инвалидности, говорит Соколов, связана в первую очередь с тем, что налицо полная дискредитация труда. То есть сумма, которую человек за месяц заработает честным трудом, намного меньше той, что можно слупить с государства через пенсию по инвалидности.

Инициативу депутатов, желающих ввести штрафы за нелегальную занятость, Соколов считает крайне вредной, потому что «не с того, собственно, начинают зачистки».

«Для начала надо быть дать людям возможность выйти из тени – обеспечить защиту собственности, к примеру. А уж потом требовать от них честности в регистрации своего бизнеса и так далее. Чиновникам, конечно, это выгодно, потому что если будет принят подобный закон, то у определенного количества людей появится еще одна официальная возможность брать мзду с тех, кто еще в тени», – объясняет Соколов.

Кроме того, по словам эксперта, у людей просто нет стимула выходить из тени – быть честным по отношению к государству, платить налоги, так как госаппарат не оказывает услуги, на которые идут деньги налогоплательщиков.

«Да и вообще лично я не считаю, что неформальная занятость населения – это самая главная проблема в стране на сегодняшний день. Зачастую деятельность чиновников намного преступнее, чем деятельность работников мебельного или обувного цеха, которые не платят налогов», – резюмирует Денис Соколов. 

Яна Мартиросова

Источник:
484
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...