Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Осетию лишили возможности свободно избирать главу

Осетию лишили возможности свободно избирать главу


Сейчас все в Осетии не уверены, что эпоха Мамсурова заканчивается, потому что никто пока не понимает, что происходит. Ясности никакой нет, партии не выдвигают кандидатов. Какие-то свои выводы можно основывать только на слухах и «сливах» от федеральных СМИ.

Очевидно, что происходит какая-то закулисная игра. В принципе нас лишили выбора, возможности свободно избирать себе руководителя республики. Мы просто тупо сидим и ждем, когда события начнут развиваться.
Что касается оценки эпохи Мамсурова: знаете, у нас были разные руководители в республике, и до Таймураза Дзамбековича все они по тем или иным причинам, не зависящим от них, были вынуждены после окончания своего срока жить за пределами республики.

Я думаю, что Мамсуров, даже если его срок закончится сейчас, останется в истории Северной Осетии не только как человек, который руководил республикой больше всех (у него абсолютный рекорд, он больше 10 лет находился у власти в качестве главы и фактически 20 лет был одним из первых лиц республики). Я думаю, что он станет первым руководителем республики, который останется здесь жить. И уверена, что он будет играть какую-то роль в жизни республики и дальше.

Потому что к нему были вопросы как к главе республике, но как к старшему, уважаемому человеку, авторитету для молодежи, который может многому научить, к нему претензий нет. Это его формат, и он его найдет после того как перестанет быть руководителем. А когда это случится, мы не знаем – допускаем, что через пять лет.

В СМИ сейчас пишут, что преемником Мамсурова может стать Тамерлан Агузаров – в Северной Осетии человек очень известный, может быть, не очень публичный, но это в силу того, что он много лет руководил Верховным судом, а люди, которые на этих должностях работают, привыкли подчиняться внутреннему регламенту.
Что касается известности среди народа, то Агузаров вел дело Нурпаши Кулаева. Я как журналист отработала на этом деле и понимаю, что он на том процессе был честен. Дело Нурпаши Кулаева – это была большая политика. И что касается Агузарова, благодаря ему лично я как журналист услышала очень многое о теракте в Беслане.

Несмотря на протесты прокуратуры, Агузаров дал журналистам услышать все показания. То есть я лично слышала показания всех пострадавших в теракте и всех силовиков – все, что они могли сказать, все вопросы, которые задавали адвокаты потерпевших, адвокат у них был такой, который спрашивал все, что можно и невозможно.

Агузаров практически ни разу не дал отвода. Вот одно это, я считаю, оставляет его в истории нашей республики однозначно достойным человеком.

Если говорить о тех, кому я отдаю свои предпочтения, то выскажу мое субъективное мнение ни как журналиста, ни как эксперта, а как жителя республики, как человека, который занимается персонально благотворительностью. Мой выбор – это Олег Хацаев, я сейчас нахожусь на открытии реабилитационного детского центра для больных ДЦП детей. Это социальный проект, он построен на деньги меценатов, это его проект, он его курировал. Это не первый его социальный проект, и этот человек мне очень импонирует. У каждого главы республики свои приоритеты, и когда это социалка – это круто.
 
352
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...