Воскресенье, 4 декабря 2016
Сделать стартовой


Вместо вывода…

Вместо вывода…
Прошедшая неделя (от пятницы до вечера четверга) была богата на события, связанные с «лесной» тематикой и соответствующей работой силовых структур. Силовики задерживали подозреваемых, проводили КТО, убивали членов НВФ. Вели свою обычную, казалось бы, работу. Но, как оказалось, работа силовиков (о чём, к примеру, годами предупреждал «Черновик») привела ситуацию в тупик. Вместо того чтобы изменить суть силовой политики и методы антитеррористической работы, вместо того чтобы сделать выводы и начать выводить людей из леса, люди в погонах и в «гражданке» продолжили свой путь, толкая часть общества в никуда.

 

Гражданский лидер…

 

23 мая, приблизительно в 11:00, в Махачкале, напротив ректората Даггосуниверситета, был задержан гражданский активист, замруководителя организации «Союз справедливых» Мухаммад Магомедов. Как рассказывают очевидцы, к Магомедову, который шёл на проводившийся в ДГУ семинар «Школы гражданских лидеров», подъехала чёрная «Приора» (госномер М 106 УО 05 RUS), из которой выскочили трое человек (двое из них были в масках-балаклавах) и накинулись на него. После непродолжительного сопротивления Магомедов был помещён в машину. Сотрудникам полиции, которые стояли неподалёку от места происшествия, люди в масках показали какие-то удостоверения и уехали.

Друзья и близкие Мухаммада смогли лишь к 21:00 обнаружить его в Ленинском РОВД Махачкалы. Адвокат Магомед Магомедов и представители Общественной наблюдательной комиссии Руслан Расулов и Нелли Раджабова, которым по закону в обязательном порядке должна быть предоставлена возможность встречи с задержанным, в течение долгого времени не могли пробиться к Магомедову.

Только в 23:30 (через два с половиной часа!) члены ОНК смогли войти в дежурную часть полиции и убедиться, что Мухаммад Магомедов (по паспорту Магомедов Хирамагомед Гаджиевич «ЧК») находится в отделении полиции. Его доставка в отделение полиции, согласно Книге учёта совершённых правонарушений (КУСП), произошла не в первой половине дня, как следовало бы ожидать, а только в 20:30. (Он значится в КУСП за №3806.)

Как рассказал Руслан Расулов на пресс-конференции, которая прошла 25 мая в газете «Черновик» и была посвящена задержанию, в КУСП не было указано основание доставления в отдел Магомедова, а запись о времени направления в ИВС Каспийска была исправлена на 21:30. (В ИВС Каспийска, как объяснили защитникам Магомедова, он был помещён, потому что изолятор Ленинского РОВД был на ремонте.) По данному факту Расулов отправил генпрокурору Юрию Чайке письмо, где подробно изложил выявленные членами ОНК нарушения.

Момент задержания Мухаммада Магомедова (фото очевидца события)

В последующем стало известно, что на теле и лице Мухаммада Магомедова имеются следы от побоев, а ему самому инкриминируют хранение и ношение огнестрельного оружия – переделанного в боевой из пневматического газобаллонного пистолета модели «МР 645К» за №Т 09902161. Адвокат Магомедова со слов своего подзащитного сообщил, что когда Мухаммада задерживали и поместили в машину, то тот почувствовал, как по его рукам и одежде провели каким-то предметом, а потом засунули его ему за ремень. По прибытии в РОВД Мухаммада провели через контрольную рамку, которая сработала и при досмотре на проходной в отделении полиции показала наличие у доставленного оружия… (Аналогичный метод «обработки рук», для того чтобы экспертиза могла выявить следы металлизации, применялся и к другим задержанным. См. статью «Нет логики…» в «ЧК» №1 от 1 января 2015 года.)

Пресс-конференция в «Черновике», где вместе с Расуловым выступили Нелли Раджабова, общественный деятель Абакар Абакаров (был модератором мероприятия), журналисты Идрис Юсупов, Алисултан Газимагомедов, Гаджи Мирзаев и др., переросла в круглый стол, в рамках которого участники выразили возмущение произошедшим событием, называя его не иначе как нарушением прав человека. При обсуждении вопроса «Как быть дальше?» мнения участников немного разделились. Одни высказались за проведение санкционированного митинга, а другие предложили написать коллективное письмо президенту страны Владимиру Путину.

В день проведения пресс-конференции Магомедову была назначена мера пресечения – заключение под стражу на 10 дней. 28 мая защита Магомедова подала апелляционную жалобу на постановление о заключении под стражу в Верховный суд Дагестана. А также прорабатывает возможность защиты его прав на международном уровне с помощью специализирующейся на этом организации «Правовая инициатива по России».

По поводу задержания Магомедова высказался ряд известных в стране общественных деятелей и правозащитников: председатель движения «Выбор России» Владимир Рыжков, правозащитник Екатерина Сокирянская, руководитель Центра социально-экономических исследований RAMCOM Денис Соколов, сотрудник Института экономической политики им. Е. Гайдара Ирина Стародубровская, журналист Максим Шевченко и др. (См. их комментарии во врезах «ЧК».)

К примеру, комментируя ситуацию под одной из записей в сети Facebook, Шевченко написал: «Они специально сейчас разжигают ситуацию в Дагестане, потому что работы у них нет, террористов немного, а штаты огромные, всем кормиться надо. Вот и лепят эти бездельники (силовики) из нормальных людей врагов, да ещё устраивая публично весь этот карнавал».

Впрочем, глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, к которому СМИ обратились за комментариями в связи с задержанием Магомедова, обещал (по приезде) «разобраться в ситуации»…

Отметим, что в отношении Магомедова полтора года назад было возбуждено уголовное дело по ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды»). Силовые структуры (по словам Магомедова, сотрудники УФСБ РФ по РД) посчитали, что его участие в конференции «Проблемы ислама в России», прошедшей в Москве в 2012 году, и фразы о необходимости приведения в стране правовых механизмов в порядок стоят расследования и судебного решения. В течение всего этого времени Магомедов находился на свободе по подписке о невыезде и аккуратно являлся к правоохранителям по их требованию.

Приблизительно месяц назад, как и многих «практикующих мусульман», его поставили на учёт в Ленинском РОВД Махачкалы, а непосредственно за несколько дней до задержания у него (как рассказывают его товарищи) была небольшая словесная перепалка с оперативником по имени Уллубий.

 

Ещё один

 

Ближе к ночи 27 мая в Махачкале зам. имама мечети Ан-Надырийя (располагается по ул. Котрова, 56) Курбан Аскандаров созвонился со своей матерью и сказал, что скоро придёт домой. Однако этого не произошло. Его мать, искавшая Аскандарова в полночь в мечети, а также их близкие узнали, что он находится в Советском РОВД Махачкалы. Мать в РОВД не пропустили и посоветовали прийти на следующий день (28 мая), после 15:00. Но всё же удалось узнать, что Аскандарову инкриминируется ношение и хранение оружия. Так же как и в случае с Мухаммадом Магомедовым, в деле приняли участие члены ОНК Расулов и Раджабова, которые встретились с задержанным и готовят жалобу на ненадлежащие условия содержания Аскандарова в отделе…

По состоянию на 19:00 (28 мая) к Аскандарову не допущен адвокат Руслан Чупанов. Это притом, что он представил и ордер, и заявление на имя начальника РОВД ещё в 16:00, но… как объяснили адвокату, дознаватель, возбудивший уголовное дело, «вчера был на дежурстве, поэтому сейчас выключил телефон и спит». В то же время по месту проживания матери Аскандарова был проведён обыск (адвокат также не был допущен) прикомандированным из Краснодарского края полицейским. Матери и супруге Аскандарова был продемонстрирован некий документ без печати, дающий разрешение во внесудебном порядке провести обыск. В ходе него были изъяты охотничье ружьё и травмат, принадлежащие Аскандарову на законных основаниях, но копию протокола обыска семье не оставили.

 

Такой, как Медетов…

 

23 мая в Интернете появилась видеозапись, на которой известный дагестанский проповедник Надир абу Халид (Медетов) встречается с представителем «Исламского Государства» (ИГИЛ) и присягает его лидеру Абу Бакру Аль-Багдади (присягу принимает Абу Джихад). Сообщение об этом породило массу комментариев экспертов, основной смысл которых в том, что уход мирного проповедника в подполье – это провал силовиков и ответственных за борьбу с терроризмом и экстремизмом лиц, а также что уход таких людей как Медетов может усилить приток кавказской молодёжи в ряды ИГИЛ.

Шаг Надира Медетова в ИГИЛ – шаг всех силовых структур по борьбе с терроризмом...

25 мая произошли перемены и в таком подзабытом проекте как Имарат Кавказ. На ресурсах, близких боевикам, появились сообщения, что Имарат Кавказ возглавил «кадий и лидер горного сектора Вилаят Дагестан» Мухаммад Абу Усман Гимринский, (Магомед Сулейманов). Отметим, что он один из немногих оставшихся в живых и на свободе лидеров Имарата и то, что он возглавит эту структуру после гибели Алиасхаба Кебекова, было вполне ожидаемо.

Уход Медетова в ИГ и возглавление Сулеймановым ИК – события знаковые. Это не только конкуренция на территории Дагестана двух радикальных проектов и, следовательно, идеологическая борьба за своих сторонников, но и заметный регресс в деле противодействия экстремистским настроениям.

Надо задать себе вопрос: почему Медетов, который формировался как личность и мирно проповедовал в период расцвета (успешности) Имарата Кавказ, в то время не призывал и не ушёл в лес, а сделал это сейчас? Что его, отрицавшего силовые методы ИК, толкнуло в кровавый ИГ? Что его толкнуло из плохого в худшее?

Не оправдывая его, попробуем понять мотивы. Такие как Медетов (люди, не являющиеся большими исламскими учёными, но занимающиеся призывом) – лидеры. На них смотрят (как они себя ведут), на них оглядываются (корректируют своё поведение по их поведению), у них спрашивают совета. Лидеры очень остро воспринимают происходящее вокруг и в один момент они, видя как внешние обстоятельства оказываются сильнее, не находят ответов на вопросы радикально (максималистски) настроенных слушателей.

Не исключено, что Медетов, глядя на политику дагестанских силовых структур, методично проводящих репрессии по отношению к салафитам (преследование в мечетях, подбрасывание оружия и наркотиков, постановка на сомнительный, с точки зрения закона, учёт в органах полиции с последующей дактилоскопией, изъятием образцов голоса и ДНК, нумерованием, а также внесудебные казни), просто отчаялся. Мирные договорённости, призывы к салафитам жить в мире, их попытки мирно сосуществовать с властями Дагестана, России, как показывает практика, одной из сторон – силовиками – по-видимому, не исполняются! Трудно объяснить молодому мусульманину, почему мирному будуну мечети на Венгерских Ибодулло Наботову полицейские подбрасывают гранату и наркотики (есть все основания так полагать) и пытаются его закрыть, а подполковника полиции, начальника отдела УУР МВД по РД Сайпуллакади Джамалудинова, выстрелом в затылок убившего молодого парня Эрадиля Асанова, оставляют на свободе на том основании, что он лечится. Трудно объяснить общине, почему ему самому – Медетову – подбросили оружие и тоже пытались надолго закрыть, а обвинявшегося в изнасиловании девушки сотрудника ЦПЭ Габиба Алиева оставили на свободе (даже вроде перевели в один из курортных городов СКФО) и даже не приняли заявления от пострадавшей стороны. И не удивительно, что ролик Медетова из ИГИЛ начинается с кадров его задержания полицией в Махачкале...

 

Не навредить!

 

Такая односторонняя работа ответственных за противодействие экстремизму лиц приводит к тому, что общество радикализируется. На такой общественной почве мир не посеять. И с сожалением можно спрогнозировать, что урок силовики из случившегося не извлекут, а наоборот, сказав «ну мы же говорили!», продолжат ту же тупиковую практику. Наверняка в ближайшее время в Унцукульском районе вновь объявят КТО. Будут, как  относительно недавно, искать «семиэтажные бункеры», «казну Гаджидадаева» и следы Сулейманова, а параллельно с этим –  «неправильные» мечети Махачкалы подвергаться очередным гонениям.

Как говорит старший научный сотрудник Центра этнополитических исследований Института этнологии и антропологии РАН, исламовед Ахмет Ярлыкапов в комментарии ресурсу onkavkaz.com: «Есть масса не только лидеров, но и салафитских богословов, которые оценивают ИГ не то что плохо, но и как неисламский проект, и этим надо было очень серьёзно воспользоваться, в том числе среди салафитов Северного Кавказа эту позицию усиливать и идти на сотрудничество с такими лидерами салафитов, которые эту позицию поддерживают. То, что сейчас происходит с репрессиями против салафитов, действующих открыто и в правовом поле, – это, на мой взгляд, конечно же, ошибка, и это может лишь привести к дальнейшей потере салафитского поля. Дело в том, что это поле очень сложное, и относительно вопроса ИГИЛ совершенно с противоположными мнениями. Этим надо было пользоваться, для того чтобы не допускать дальнейшего пополнения рядов так называемого Исламского государства».

P. S. «ЧК» в ближайших номерах вернётся к теме борьбы с экстремизмом и терроризмом на Северном Кавказе… 


[комментарий]

 

Владимир Рыжков, председатель движения «Выбор России»:

Вместо вывода…

«Я удивлён и возмущён фактом ареста Мухаммада Магомедова, который шёл на семинар Комитета гражданских инициатив в Махачкале. Нарушением закона является недопуск к нему адвоката. Обвинения имеют все признаки сфабрикованных. Я требую объективного, в полном соответствии с законом, и гласного рассмотрения дела».

 

Екатерина Сокирянская, правозащитник:

Вместо вывода…

«Похищение человека с последующим исчезновением, избиением и недопуском адвоката – грубейшие нарушения Конституции и законов Российской Федерации. Такие действия силовиков, ставшие нормой в последние десятилетия, подрывают основы государственности, доверие людей к государственным институтам, прежде всего, к правосудию. Именно эти практики создают у молодёжи ощущение несправедливости существующих общества и государства и толкают их в объятия радикальных групп. Когда подобные действия происходят в отношении общественного деятеля, интеллектуала и гражданского активиста – это ещё и акт запугивания, террора в отношении всего гражданского общества. Их цель – «зачистить» любое инакомыслие, оградить власть от критики и заставить общество бояться защищать свои права и свободы.

Если у следственных органов были вопросы к Муххамаду Магомедову, у них были все возможности пригласить его на допрос, задержать, соблюдая уголовно-процессуальное право, провести следственные действия с участием защитника. Это позволило бы правоохранительным органам избежать очередного скандала, волны общественного негодования и повысило бы доверие к результатам проводимой ими работы».

 

Денис Соколов, руководитель RAMCOM:

Вместо вывода…

«Избыточная жестокость правоохранительных органов и преследование по идеологическим причинам (а в случае с Мухаммадом речь идёт, конечно, о внеправовом давлении на инакомыслие) опасно сужает пространство для мирного протеста. Когда-то нужно остановить это, иначе к искалеченным судьбам прибавится разрушение государства и хаос. Сейчас, как никогда в истории последних 25 лет, государственное насилие опасно не только для собственных граждан, но и собственно для государства».

 

Ирина Стародубровская, сотрудник Института экономической политики им. Е. Гайдара:

Вместо вывода…

«Понять логику этих арестов достаточно сложно. Когда это происходит с человеком, который находится полностью в легальном поле и участвует в общественной жизни, понять это невозможно, и объяснить какими-то логическими способами я не могу.

В ситуации с Мухаммадом я, естественно, надеюсь на лучшее. Ведь когда человека обвиняют в том, что он переделал травматический пистолет в боевой, засунул его в карман и пошёл слушать экспертов в школе гражданских лидеров, это выглядит абсолютно абсурдно. Но прогнозировать дальнейшие события очень сложно. Сейчас на Северном Кавказе (и особенно это видно в Махачкале) появляется прослойка людей, которых можно назвать исламской интеллигенцией. И Мухаммад Магомедов – очень яркий представитель этой прослойки общества. Это люди, которые исповедуют ислам, но при этом очень высоко ставят ценность знаний, которые пропагандируют цивилизованные нормы общения, готовы общаться с людьми других взглядов и ценностей».

 

Максим Шевченко, главный редактор ИАА «Кавказская политика»:

Вместо вывода…

«Силовые структуры действуют автономно от главы Дагестана Рамазана Абдулатипова или руководителя ДУМД Ахмад-хаджи Абдулаева. Они (силовые структуры) сделали это специально, чтобы всколыхнуть общество, чтобы искать разные посты в Интернете, (смотреть) как будут писать гражданские активисты, которые будут держаться в поле нормального диалога, так и разные экстремисты… Они (силовые структуры) хотят посты всех этих экстремистов, сидящих в том числе в Ираке, в Сирии, связать с ситуацией, происходящей в Дагестане. Их сейчас не волнует спокойный Дагестан, они хотят его поджечь».

 

Али Чаринский, лидер общественного движения «За права мусульман»

Вместо вывода…

«Новость о том, что мой брат похищен, меня сильно удивила. Не ожидал не только я, но и те, кто знает Мухаммада. Абсолютно открытый человек. «Зачем похищать?» – вопрос, который себе задали многие.

Именно этот вопрос, не беспричинно возникший в моей голове, навёл на мысль «А если убьют?». Хаджимурад Камалов, Ахмеднаби Ахмеднабиев. Если их не побоялись, то и его ведь не постесняются. Хвала Аллаху, он жив, но за решёткой, на сколько и почему задержан, пока не знаю, уточняется. Зачем похищать? Запугиваете ему подобных? Провоцируете?.. Мало мусульман уехало в Ирак и Сирию? Или мало их вооружённых в лесах Кавказа? Вопросов много, но ответов не дадут, да и не смогут, наверное. Логики в этих действиях нет».

Источник:
2112
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...