Суббота, 10 декабря 2016
Сделать стартовой


Кабул заинтересован в поддержке Астаны, Москвы и Пекина

Кабул заинтересован в поддержке Астаны, Москвы и Пекина

Афганские власти эксплуатируют тему угроз в надежде получить помощь

Губернатор провинции Бадахшан Ахмад Файсал Бекзод сообщил Радио «Озоди» (таджикская служба Радио «Свобода»), что часть уезда Юмгон, в том числе и здание полиции, часть административного центра, находятся под контролем талибов. Он отметил, что правительственные силы отступили «из тактических соображений», но готовы к операции «по выдворению боевиков». По словам губернатора, накануне в боях было убито 20 боевиков «Талибана», но имеются потери и среди правительственных сил.

По данным властей, боевики антиправительственных групп, в составе которых наряду с гражданами Афганистана есть выходцы из Пакистана и республик Центральной Азии, контролируют уезд Вардудж и частично присутствуют в девяти других уездах провинции Бадахшан.

Директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар оценивает ситуацию в северных провинциях страны как крайне сложную. «Там действуют различные вооруженные группировки, и не понятно, кто из них какой участок контролирует. Понятно, что некоторые районы контролируются правительственными войсками. На бадахшанском направлении, в Тахаре, есть участки, которые контролируют полевые командиры бывшего Северного альянса, который в целом лоялен Кабулу. Но с каждым днем там растет влияние боевиков, причем не только «Талибана». Там действуют отряды, которые проявляют симпатию к «Исламскому государству» (ИГ), организации, запрещенной в РФ и других странах. Вновь набирают силу «Аль-Каида» и примкнувшее к ней экстремистское «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ). Налицо создание «спящих джамаатов» (общин). То есть боевики накапливают силы. Сейчас они воздерживаются от конфликтов как с полевыми командирами Северного альянса, так и с правительственными войсками. Поэтому пока не стоит ожидать крупномасштабного прорыва в Центральную Азию. Но если нынешняя тенденция не изменится, то уже весной может начаться активизация военных действий», – сказал «НГ» Омар Нессар.

Не исключено, что боевики попытаются прорвать границу с Таджикистаном, особенно на бадахшанском участке, где она де-факто открыта. По мнению эксперта по Центральной Азии и Среднему Востоку Александра Князева, «это в первую очередь связано с коррупцией в таджикистанских структурах, включая и погранвойска». «Но это вовсе не означает, что боевики собираются пересекать границу и угрожать Таджикистану. Активность «Талибана» и других группировок в афганском Бадахшане связана в первую очередь с препятствованием китайским проектам – строительству автодороги из Кашгара через афганский север в Иран, строительству китайского газопровода из Туркмении, который также должен пройти по северу Афганистана», – сказал «НГ» Князев. По его словам, в северо-восточных афганских провинциях (Бадахшан, Тахар, Кундуз, Баглан) есть много группировок, состоящих из выходцев из постсоветских республик региона, из России и Китая. Но их активность в северном направлении возможна только в случае получения от спонсоров конкретного задания и финансирования. Пока признаков подобного нет. «Афганские силовики, как и их коллеги в Таджикистане или России, всегда будут склонны преувеличивать масштаб угроз. Тем более что в таком регионе, как афганский Бадахшан, где губернатор, начальник провинциальной полиции – это люди, которые плохо знают ситуацию и слабо влияют на нее. Я видел именно в афганском Бадахшане губернаторов, власть которых ограничивалась территорией их резиденции в Файзабаде, и это было недавно. Думаю, что ситуация если и изменилась, то только в худшую сторону», – отметил эксперт.

Князев уточнил, что визит Гани в Астану проходит в период, когда позиции афганского президента в собственной стране довольно неустойчивы – оппозиция обостряет вопрос его нелегитимности. В Афганистане продолжается социально-экономический упадок, поэтому сотрудничество с Казахстаном приобретает важный характер – для Кабула жизненно необходимы поставки казахстанских ГСМ, муки, целого ряда продовольственных товаров. Собственно, экономический интерес обоюдный – для казахстанской стороны афганский рынок весьма важен, интересны и транспортные проекты.

«Но главное в переговорах Назарбаева и Гани – все-таки вопросы безопасности. Бессилие афганского правительства очевидно, и можно наблюдать, как местные политики в последние месяцы апеллируют к международной помощи – в частности, к Москве. Кабульские власти совершенно очевидно эксплуатируют тему угроз, якобы происходящих с афганской территории, гипертрофируют ее в надежде заручиться той или иной помощью. Визит в Казахстан Гани легко укладывается и в рамки американской региональной политики, контуры которой обозначил на недавней встрече в формате «С5+1» в Самарканде госсекретарь США Джон Керри. Одна из главных стратегий американской политики – втягивание стран региона в афганскую ситуацию в самых разнообразных формах», – сказал Князев. Собственно, еще более четырех лет назад казахстанских военнослужащих пытались вовлечь в коалицию сил НАТО, но попытка не удалась – парламент Казахстана не поддержал идею участия граждан страны в чужой войне. «Это не будет обсуждаться президентами. Задача Гани – заручиться поддержкой Астаны в поисках помощи у той же Москвы», – отметил Князев.

Омар Нессар также считает, что афганская власть использует фактор угрозы в своих целях. «После прихода к власти Гани произошли изменения в национальной политике безопасности Афганистана. Объявление США об уходе из Афганистана повлекло уменьшение финансовых вложений в страну. В целях Гани наладить отношения с соседями до такой степени, чтобы компенсировать потери», – сказал Нессар. По его мнению, в том числе и поэтому реальные угрозы со стороны боевиков официальный Кабул будет преувеличивать и при этом просить у соседей помощи якобы для эффективного противостояния угрозам и их консервации внутри Афганистана. 

Виктория Панфилова 
Источник:
175
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...