Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Этнопсихологические аспекты межнациональных отношений в "Зоне нестабильности". Кавказ

Этнопсихологические аспекты межнациональных отношений в

​ВВЕДЕНИЕ

Кризис постсоветского общества подтвердил, что отношения между различными этническими группами – одна из самых уязвимых сфер человеческих отношений. В эту плоскость проецируются экономические, социальные и политические проблемы, которые нередко оборачиваются этнофобиями, межэтническими конфронтациями и политическим противостоянием. Межэтнические отношения стали значимой и порой неблагополучной частью социальной реальности, и мы расплачиваемся сегодня за прошлые и настоящие ошибки центральных и местных органов власти в этнонациональной политике ростом числа вынужденных мигрантов, войнами, этническим насилием и нетерпимостью.

Назрела необходимость перехода от методологии анализа межэтнических отношений, фокусирующейся на конфликтах, к методологии, фокусирующейся на изучении межэтнической напряженности. Категория межэтнической напряженности охватывает широкий спектр этносоциальных и этнопсихологических ситуаций в Российской Федерации (РФ), среди них конфликт – лишь одна из ситуаций, для которой характерно «противоречие в целях и ценностях между сторонами, стремление сторон контролировать друг друга, антагонистические чувства сторон по отношению друг к другу» [1, с. 2]. Для всестороннего учета и анализа перечисленных факторов необходимо обратиться к изучению проблем национальной (этнической) идентичности.

Объект нашего исследования – представители этнических групп, проживающих на территории Дагестана и Северного Кавказа – так называемое титульное и не титульное население семи городов (из десяти) Республики Дагестан (РД): Махачкала, Буйнакск, Дербент, Избербаш, Каспийск, Кизляр, Хасавюрт и 32 районных центра РД, Пятигорск, Ставрополь.

Акцентация внимания именно на Северном Кавказе объясняется тем, что исследователи справедливо разделяют понятия: Южный федеральный округ, включающий Калмыкию, Ростовскую и Астраханскую области, и Северный Кавказ как историко-культурную область и как действительно проблемный регион, в который входят все северокавказские республики и небольшая часть Ставропольского и Краснодарского краев [2, с. 89]. Заметим, однако, что в отдельных случаях для полноты картины мы привлекаем материалы территорий «сопредельных» Северному Кавказу.

Настоящая работа содержит анализ нескольких анкет, в том числе и авторских (они приводятся в Приложении), что с известной долей допущения позволяет говорить о своего рода мониторинге этносоциологических и социально-психологических опросов, проведенных автором самостоятельно или в составе разных научных коллективов в 1999-2005 гг. Подобный подход значительно расширил первоначально планируемые рамки исследования и позволил гораздо глубже рассмотреть изучаемую проблему. Численность респондентов, охваченных этими анкетами в 2001-2005 гг., составляла от более чем 400 до 6000 человек в возрасте от 17 до 65 лет.

Данное исследование является первой в РД попыткой дать комплексное видение проблемы в рамках так называемого регионоведения (получившего в последнее время широкое признание), которое, как комплексная интегральная дисциплина, изучает закономерности и особенности процесса формирования и функционирования систем региона, его роли и места в общероссийском развитии и т.д.

Обращение к этому научному направлению обусловлено тем, что процессы глобализации и модернизации мобилизуют локальные культурно-цивилизационные системы, предлагающие свой ответ на вызов современности. «Наложение процессов модернизации на традиционное общество особенно отчетливо проявляется на Северном Кавказе, где идет активный процесс актуализации этничности. Сложные этнополитические процессы, резко усилившаяся роль «исламского фактора», ошибки федеральных и региональных органов власти при проведении национальной политики, стремление ряда зарубежных стран использовать сложившуюся ситуацию в своих геополитических целях – все это заставляет более внимательно исследовать многочисленные аспекты и факторы, связанные с ролью традиций и конфессий на Северном Кавказе» [3, с. 15-16].

Этим объясняется тот факт, что начало четвертой главы нашего исследования носит ретроспективный характер – данный материал выводит на целый ряд актуальных проблем начала XXI в. Практика свидетельствует, что актуализация исторической памяти для поисков идентичности и для ориентации в современных общественных реалиях зависит от исторически сложившегося на Северном Кавказе состояния цивилизационного разлома, свидетельством которого явились конфессиональные различия, сохранившиеся и после вхождения края в состав России. Однако, как замечает В.А. Матвеев, российская окраинная периферия, не являлась колониальной, по мере формирования общегражданских связей постепенно интегрировалась в единое государственное пространство. Одним из факторов скрепляющих это пространство, наряду с мусульманством, выступало российское православие [4, с. 4-5].

Целью и задачами исследования являются расширение теоретической и эмпирической баз исторических исследований – это цель, которую ставит перед учеными сама современность. Решение этой цели кроется, в том числе, и в активизации деятельности по изучению «провинциальной» (и региональной) истории.

Ю.В. Арутюнян справедливо отмечает: «Материалы этносоциологических исследований говорят, что у нас идет процесс не только внутриэтнической, но и межэтнической идентификации, в конечном счете, - интеграции. Но осмысливать эти процессы, конечно, каждый раз надо с учетом места и времени, в границах не только цивилизации, но даже формально сходных и, более того, общих этнических локальных образований» [5, с. 83; 6, с. 119].

Таким образом, основными задачами для нас являются:

- анализ этнополитической ситуации на Северном Кавказе на рубеже XX-XXI столетий и уровня межэтнической напряженности (конфликтогенности) в трансформирующемся обществе;

- изучение этнической идентичности и этнопсихологические аспекты отношений между народами региона (в РД и на Северном Кавказе) на основе интерпретации совокупности исторических, демографических, политологических, социологических и этнопсихологических эмпирических данных;

- дать общественным деятелям и профессиональным политикам некоторые предложения и рекомендации по предотвращению развития и разрешения дезинтеграционных тенденций в обществе.

Необходимость обращения к проблеме идентичности вызвана тем, что национальная идентичность есть общеразделяемое представление граждан о своей стране, ее народе и чувство принадлежности к ним. Она не менее, а даже более важна для государства, чем охраняемые границы, конституция, армия и другие институты. Государства создаются людьми и существуют потому, что каждое новое поколение граждан разделяет общее представление о государстве и признает его.

Все страны стремятся создать собственный позитивный образ. Он необходим для нормального социально-психологического самочувствия людей, для обеспечения лояльности и сплоченности населения, для благоприятных внешних контактов и для привлечения в страну капитала и туристов, т.е. всего того, что столь необходимо России и Дагестану. Любое государство, общество или регион, имеющие этническую и религиозную неоднородность, в целях обеспечения мира и своей безопасности нуждаются в достижении этноконфессиональной толерантности. Данная проблема имеет особую актуальность для нашей республики и всего региона Северного Кавказа, где проживает разное по этническому и религиозному составу население, имеет место межэтническая напряженность и сложная религиозная ситуация.

* * *

В монографии широко используется эмпирический материал, в том числе опросы респондентов в 2002-2004/2005 гг. в рамках работы над грантовым проектом «Неоваххабизм на Северном Кавказе…» (руководитель и соисполнитель – проф. С.И. Муртузалиев, исполнитель и автор подсчета результатов полученных ответов – доц. Д.А. Эфендиева). 

Сергей Муртазалиев 

Источник:
317
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...