Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


Персидский подход: кара Запада сближает

Персидский подход: кара Запада сближает




Последние события вокруг «страны ариев» свидетельствуют о том, что в ближайшей перспективе она может стать очень интересным партнером и весомым, авторитетным союзником. Вопрос для кого, и в решении каких проблем?18 ноября 2015

18 октября вступило в силу соглашение по иранской ядерной проблеме. С этого момента должно пройти 90 дней, во время которых Ирану необходимо выполнить все взятые на себя обязательства по исключению угрозы создания ядерного оружия. И работа в этом направлении уже активно ведётся. В ядерном центре в Натанзе идет подготовка к демонтажу центрифуг. Об этом в ночной программе телеканала ИРИБ-2 заявил вице-президент Исламской Республики Иран (ИРИ) и глава Организации по атомной энергии страны Али Акбар Салехи. При этом иранское руководство постоянно напоминает о том, что оно будет выполнять взятые на себя обязательства только на взаимной основе. Поэтому, во-первых, демонтаж центрифуг носит возвратный характер (то есть в любой момент, в случае срыва сделки, они могут быть возвращены на свои прежние места и начать функционировать), а во-вторых, Иран пока не приступает ни к каким работам на заводе по обогащению урана в Фордо и на предприятии с реактором на тяжелой воде в Араке.

Данные действия со стороны ИРИ вполне оправданы. Дело в том, что вопреки устным обещаниям, имевшим место в кулуарных беседах во время переговоров,Барак Обама продлил еще на год весь пакет санкций против Ирана. «Наши отношения с Ираном пока не вернулись к норме… По этой причине я решил, что необходимо продолжить режим национального чрезвычайного положения, объявленного указом 12170 в отношении Ирана», – заявил американский президент. Что понимается под нормой, к которой эти отношения должны вернуться, и понимается ли эта норма одинаково в Вашингтоне и Тегеране, Обама не уточнил. К тому же надо учитывать тот малоизвестный момент, что, помимо санкций, которые касаются ядерной программы и должны быть сняты по мере выполнения соответствующих договоренностей Ирана и международного сообщества, США сохраняют наложенные на эту страну экономические ограничения по целому ряду других поводов. Включая такие нелепые и бездоказательные, как «поддержка терроризма» и ракетная программа Тегерана. Ни одна разведка до сих пор не смогла представить миру убедительные доказательства того, что правительство или спецслужбы Ирана готовят у себя террористов, поддерживают их оружием, деньгами, или как-либо еще, на территории других государств.

А вот по Саудовской Аравии, например, такие данные есть. Но ни о каких санкциях в отношении этой страны Вашингтон речи не ведёт. Напротив, оружие туда поставляется сплошным потоком. Причем новейшее. По данным английской газеты The Telegraph, Саудовская Аравия с 17% увеличением военных расходов возглавила в минувшем году десятку стран с самыми высокими показателями роста оборонного бюджета (46,3 миллиарда долларов).

То же касается и ракетной программы. У Ирана не было и нет ракет, способных причинить вред территории США или их европейских союзников. И программ в этом отношении, подобно Северной Корее, он не ведет. Другое дело, что у Ирана достаточно сильная, неплохо вооруженная, боеспособная и боеготовая армия. И в случае нападения она сможет дать достойный отпор любому агрессору, включая Соединенные Штаты. В том числе и ассиметричными способами. Не будем забывать, что Иран, имея выход к Персидскому и Оманскому заливам, находится на пересечении крупнейших транзитных путей движения углеводородов. Американские санкции во всей этой ситуации не что иное, как продолжающееся давление на иранское общество и иранский народ, стоящие на пути стратегической цели Вашингтона по переформатированию большого Ближнего Востока. Европу всемирные глобализаторы уже, что называется, вскрыли и в полном объеме вовлекли в свой проект.

В арабской провинции Глобального Западного проекта по сути дела единственной неприступной твердыней остается Иран. Упорно держащийся за свой суверенитет, экономическую независимость, национальные традиции, самобытность и самоидентичность.

Поэтому вслед за Сирией и Украиной Иран, несмотря на все договоренности и ядерные сделки, по-прежнему стоит на очереди по «демократизации». А расширяющееся сотрудничество с Россией в глазах США и их ближайших союзников только усугубляют его вину. Данная конфигурация толкает Тегеран и Москву, если не в объятия друг другу, то, как минимум на самое разнообразное и интенсивное сближение. Объединяющих нас моментов много. Прежде всего, это Сирия. Как и Россия, Иран активно поддерживает законное правительство этой страны и его борьбу с боевиками всех мастей. Исламская Республика Иран всегда заявляла о своей твердой позиции по недопущению в регион внешних сил играющих свою игру на религиозных и межнациональных противоречиях. Запад на это отвечает выдумками о том, что Иран, дескать, стремится оказывать доминирующее дестабилизирующее влияние в регионе. При этом стараются обходить тот факт, что Иран почти полностью шиитская страна, окруженная преимущественно суннитскими государствами. Эти две ветви Ислама (сунниты в упрощенном российско-христианском понимании староверный вариант, а шииты – более светский) в последние годы, помимо чисто религиозных расхождений начали обрастать идеологическими и политическими разногласиями, с подачи заморских провокаторов всё чаще перерастающими в военное противостояние. Ирану в его положении (при поддержке суннитских монархий Персидского залива американцами и их европейскими союзниками) всё это ни с какой стороны не выгодно и не нужно. Поэтому он старается не то что не дестабилизировать, а, напротив, всячески избежать или предотвратить глобальную дестабилизацию в регионе. В этом ему как воздух нужны любые союзники. Асад в Сирии был и остается таковым. В этом мы солидарны с Ираном и выступаем, можно сказать, в негласном союзе.

Поэтому формальные договоренности по ядерной проблеме, несмотря на их фактическое игнорирование Соединенными Штатами, дали нам хороший шанс укрепить Иран военно-технически и улучшить своё экономическое состояние за счет взаимовыгодного сотрудничества с ним. Мы уже подписали с Исламской Республикой контракт на поставку комплекса ПВО С-300 способного защитить его от любых современных средств воздушного нападения. Но это, по всей видимости, только начало реализации самых разных проектов в области ВТО. По оценке экспертов, Иран нуждался в современном вооружении на общую сумму 13 миллиардов долларов. Не исключено, что всё это – будущие контракты российского ВПК. В мае прошлого года на полях международной конференции по безопасности и сотрудничеству в Москве, которую проигнорировали тогда члены НАТО, министры обороны России Сергей Шойгу и Ирана Хоссейн Дехгандоговорились развивать военное и военно-техническое сотрудничество. «Это переход на принципиально новый уровень», – сказал тогда Дехган. А до этого, в рамках Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии прошла встречаВладимира Путина и иранского президента Хасана Роухани, по итогам которой глава Исламской Республики заявил: «Мы по всем направлениям настроены на развитие сотрудничества». Сегодня оно получает новые импульсы. На днях сопредседатель российско-иранской межправительственной комиссии и глава Минэнерго РФ Александр Новак, сообщил, что у российских компаний есть большой потенциал реализации самых разнообразных проектов в Иране. Под это дело сейчас идут консультации о выделении соответствующих кредитов. А вскоре прозвучали и обсуждаемые суммы. РФ и Иран согласовали основные условия предоставления кредита в 7–8 миллиардов долларов под проекты, реализуемые российскими компаниями в Иране, заявил в интервью РИА Новости первый заместитель министра промышленности, рудников и торговли ИРИ Моджтаба Хосроутадж. Помимо этого, в следующем году ожидается значительное увеличение взаимного товарооборота.

По словам Новака, товарооборот России и Ирана в ближайшей перспективе может вырасти до 10 миллиарда долларов с нынешних 1,6 миллиарда долларов за счет энергосотрудничества, сборки и поставки автомобилей, взаимопоставок продукции сельского хозяйства (первая ласточка в этом направлении уже есть: Россельхознадзор дал положительное заключение в отношении иранских молочных продуктов, в частности сыров, и в скором времени они поступят на российский рынок), а также развития связи. Есть интересная и актуальная информация по туризму. Иран включил Россию в список стран, чьи граждане могут купить визу в аэропорту по прилёте в страну. Планы увеличения ежегодного количества туристов (до 20 миллионов человек) рассчитаны теперь и на российских путешественников. Не будем забывать, что, с точки зрения террористической опасности, Иран гораздо более комфортен, чем, скажем, Израиль. Или, как выясняется, тот же Египет. 

23 ноября Исламскую Республику посетит Владимир Путин, который примет участие в форуме стран-экспортеров газа. И мы, наверняка, услышим ещё немало интересного.

Российско-иранское сотрудничество расширяется и растет. В этом заинтересованы обе стороны. Причем не только применительно к сирийской проблеме, военно-техническому и экономическому сотрудничеству. Российская и иранская позиция совпадают по самому широкому кругу стратегически важных международных проблем. По перспективам их разрешения и путям будущего мироустройства. Без западного своеволия и силового диктата.

 

Вадим Бондарь


Источник:
523
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...