Воскресенье, 11 декабря 2016
Сделать стартовой


Право быть тюрком

Право быть тюрком


Азербайджанцы в Иране прекратят протестовать, но уже не будут столь лояльны к политике властей республики



Всю прошлую неделю в Иране проходили протесты азербайджанского населения. Местами полиция пыталась силой разогнать протестующих, но у нее ничего не вышло.

 КАВПОЛИТ уже писал о том, что послужило толчком к массовым протестам азербайджанского, а если брать шире – тюркского населения страны.

Формальным поводом для недовольства значительного числа граждан ИРИ послужило высмеивание азербайджанцев, представление их по телевидению как низшего слоя общества, которых следует сторониться. Именно так была воспринята тюркским населением Ирана показанная по ТВ «шутка» с использованием ершика для унитаза вместо зубной щетки.

Между тем вся эта ситуация довольно показательна. Ее никак нельзя рассматривать как самоиронию и даже как просто иронию. Это форма конструирования определенных стереотипов.

Видимость прав

Вообще все, что связано с азербайджанцами в стране, очень запутано. Взять ту же численность. Иранские переписи населения не предполагают опросов об этническом происхождении или родном языке, поэтому все жители являются иранцами. По этой причине вокруг темы численности азербайджанцев в Иране всегда идут жаркие споры.

В них заинтересована иранская власть, которая в период массовой ассимиляции тюркского населения делает все, чтобы никто не понимал, как много тюрков в Иране. В соответствии с официальной статистикой, население регионов, где собственно проживают азербайджанцы (Восточный и Западный Азербайджан, Ардабиль, Занжан), составляет около 10 миллионов. Азербайджанцы представлены также в Гилане и Хоросане, и, конечно, в столице страны Тегеране.

Азербайджанцы мелкими группами расселены практически по всем городах страны. Поэтому, по разным оценкам, в Иране от 15 до 30 миллионов азербайджанцев, это значительно больше, чем в Республике Азербайджан.

Для российского читателя следует разъяснить, что азербайджанцы в Иране – это не мигранты, а коренное население. Более того, они долгое время правили страной. Именно поэтому Тегеран ведет себя гораздо более жестко с азербайджанцами, тогда как с курдами, армянами и другими этническими группами – гораздо мягче.

Складывается ощущение, что у иранского государственного служащего выработалась генетическая неприязнь ко всему тюркскому, даже если он сам азербайджанского происхождения. О причинах такой странной позиции расскажу ниже.

Тюркское население Ирана не получает школьного образования на своем языке даже в тех регионах, где других этнических групп практически нет. Иранское законодательство предоставляет такое право. Однако на практике делается все, чтобы языком обучения был именно фарси.

В результате местный азербайджанский язык превратился в нечто среднее между азербайджанским и турецким со значительным влиянием фарси. В Иране даже создан телеканал на «азербайджанском» языке, эфир которого без знания фарси невозможно смотреть. Тогда как местных азербайджанцев понимаешь без особого труда, зная один из огузских языков.

По большому счету государственная политика на практике делает все, чтобы этот язык оказался в разряде ненужных, непрестижных. Именно подобные вещи являются причиной того, что в публичном пространстве выстраивается восприятие одних выше других. И шутка с ершиком не является основной причиной возмущения азербайджанцев. Поводом для эмоционального взрыва была сама модель или стереотипный ряд, выстраиваемый в стране в отношении азербайджанцев как людей низшего общества.


На подобную аргументацию в Иране могут возразить, сказав, что азербайджанцы представлены во всех сферах и что законодательство позволяет вводить азербайджанский в качестве языка обучения. Но никакая иранская модель не позволит сделать политическую карьеру человеку, который будет выступать за права азербайджанского населения.

Что касается родного языка в образовании, то когда все выстроено так, что он менее престижный, представители этого народа высмеиваются по государственному телевидению, то у людей вырабатывается свой демотивационный ряд.

Они сами начинают отторгать свой язык, стремиться быть больше персами, чем сами персы. Поэтому когда на протесты реагируют так, будто все хорошо и они как бы беспочвенны (закон ведь позволяет обеспечить азербайджанцев этническими правами), это является лукавством.

Демотивация как ассимиляция

Когда в России вводят ЕГЭ, который можно сдавать только на русском языке, это является не запретом татарского языка, а большим демотиватором для тех, кто предпочел бы учиться в школе, где языком обучения является татарский. Такие же механизмы используются в Иране, только там они еще более изощреннее.  

Различные организации по защите прав человека часто пишут, что в Иране азербайджанцы хорошо интегрированы во все сферы общества. Но это примерно так же, как с кумыками в Дагестане, депутаты в Народном собрании представлены, но всегда дружно голосуют «за» антикумыкские законы. В Иране так же. В Исламской Республике продолжается политика уничтожения визуализации тюркской культуры, все меньше в публичном пространстве тюркского, географические названия изменяются. 

Радио «Свобода» приводит материал о том, что азербайджанцы сами не очень желают, чтобы их язык выступал в качестве языка обучения в школах, между тем журналист не понимает причин такого поведения. Конечно, молодежь выросшая на том, что тюркоязычных демонстрируют кем-то вроде того мальчика, чистящего себе зубы ёршиком, население будет отгораживаться от этого образа и идентичности, которая связана с этим низким поведением. Такого же результата можно добиться и в поведении иных этнических групп, было бы желание у государства.  


Переборщил или насолил?

Тегеран явно переборщил. Судя по растерянной реакции властей на внезапный протест азербайджанского населения, власти явно не ожидали такого взрыва эмоций. И поспешили приостановить вещание канала и заявить, что виновные понесут наказание.

Но это лишь отсрочка. Об этом свидетельствуют гражданские активисты. Телеканал BBC со ссылкой на местных азербайджанских активистов пишет на своем сайте, что многие гражданские активисты сидят в тюрьмах за борьбу против дискриминации азербайджанцев, за желание добиться больше прав для тюркского населения. Некоторым из них предъявлены обвинения в подрыве устоев ИРИ.

Как не свои

Риторика азербайджанских активистов – часто не просто за получение этнических прав, а за демократизацию Ирана. На это указывают и высказывания одного из видных активистов азербайджанского движения, доктора Махмудали Чехреганлы: «Мы хотим жить как Германия. Чем мы хуже их? Мы хотим жить как Франция, как Англия. Валлахи, у меня слезы на глазах... Почему мы ставим себя так низко?»

Азербайджанское население требует, чтобы в своей внешней политике Тегеран учитывал интересы тюрков.

Изображение шейх-уль-ислама Азими Гадима распространяется даже по русскоязычному сегменту социальных сетей. Цитата его гласит: «Два вопроса со стороны азербайджанских активистов власти оставили без ответа и продолжают молчать. Первый вопрос – это тема Карабаха и поддержка, которую Иран предоставляет оккупанту – Армении. Второй – это получение образования на родном языке».

Что в итоге?

Многие прогнозируют, что беспорядки закончатся, и это правда. Проблема лишь в том, что процесс уже не остановить. И в этом виноват Тегеран.

Демонстрации закончатся, но азербайджанская община страны уже не будет столь лояльной проводимой политике государства. Тех, кто выступает за свои права, станет больше, и это движение дойдет как минимум до объявления азербайджанского официальным языком регионов традиционного проживания тюркского населения.

Протесты азербайджанцев вызвали солидарность в Республике Азербайджан. В Баку люди выходили, чтобы продемонстрировать свою поддержку соплеменникам в Иране перед посольством этой страны.

А азербайджанцы Ирана более отчетливо начали говорить о том, что их страна должна поддерживать Азербайджан в стремлении вернуть оккупированные Арменией территории. Эта взаимная солидарность стала возможна благодаря тому, что Тегеран не рассчитал силу давления и переборщил.

А что делать России?

Россия должна учесть произошедшие изменения в Иране. Тегеран в последнее время сделал все, чтобы стать на место РФ в треугольнике отношений Запад – Россия – Иран. Поэтому России нужны рычаги для давления на него в нужный момент. Одним из них может быть как раз тюркский фактор.


Более того, Россия в азербайджанском мире воспринимается как страна, которая поддержала Армению во время вооруженного конфликта с Азербайджаном, и помощь иранским азербайджанцам в их стремлении быть фактором в регионе может значительно реабилитировать РФ в их глазах. А это очень важно и с точки зрения отношений между Москвой и Баку.

С учетом того, что через несколько лет может наступить период активного замещения России Ираном на энергетическом рынке и даже в каких-то вопросах международных отношений, РФ стоит сдерживать рост влияния Тегерана во всех этих направлениях. 

Рамазан Алпаут

376
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...