Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


Томография безнадеги. Проблемы здравоохранения на Кавказе

Томография безнадеги. Проблемы здравоохранения на Кавказе


Куда на Северном Кавказе подевались хорошие доктора


Министр здравоохранения Вероника Скворцова одну из главных проблем Северного Кавказа видит в нехватке квалифицированных докторов. Из-за этого сегодня простаивает дорогое оборудование, купленное в местные клиники по программе модернизации. А тем временем сами тяжелобольные пациенты спешат уехать на лечение в другие территории, по сути, увозя с собою и финансы, столь необходимые сегодня для развития медицины Кавказа. 

Вчера на Северный Кавказ прибыл премьер-министр Дмитрий Медведев. Накануне он был в Красноярске, где председательствовал на Всероссийском форуме местных отделений «Единой России».

Речь здесь шла о подготовке к выборам.

Решено, что резко ужесточаются требования к кандидатам: не то что до выдвижения, а еще и до предварительного голосования партия не допустит людей, имеющих даже давно погашенную и снятую судимость.

Также от кандидатов потребуют открыть свои имущественные декларации: к праймериз не допустят тех, кто имеет недвижимость или банковские счета за рубежом. Сейчас разрабатывается и федеральный закон, который обяжет депутатов всех уровней (муниципального, регионального и федерального), если они вовремя не сдали свои декларации или исказили информацию в них, сложить мандат. 

После Красноярска Медведев отправился в Дагестан, хотя ждали его поначалу в Пятигорске, где он должен был провести заседание правительственной комиссии по развитию Северного Кавказа. Сначала премьер побывал в Дербенте, который пережил масштабную реконструкцию исторического центра к недавнему 2000-летию.

Накануне, кстати, в Дербент приехала большая группа федеральных журналистов в рамках пресс-тура. Ведь сегодня столица Юждага – один из «открыточных» видов Северного Кавказа.

Правда, если, например, полпред Сергей Меликов республиканские власти за медлительную подготовку к празднованию еще недавно критиковал, то премьер-министр, напротив, – похвалил.

Кстати, вместе с Медведевым в Дагесатан сюда отправились несколько федеральных министров – сельского хозяйства (Александр Ткачев), энергетики (Александр Новак), развития Северного Кавказа (Лев Кузнецов) и здравоохранения (Вероника Скворцова). Зачем сюда приехали Ткачев и Новак, так и осталось загадкой: вопросы энергетики и АПК не обсуждали, а состоявшееся в Махачкале (куда представительная делегация переехала из Дербента) заседание правительственной комиссии было посвящено демографии и здравоохранению – тематике, беспроигрышной в пору подготовки к выборам.

 

Где ослабли медицинские «звенья»

 

Главным докладчиком на совещании была Вероника Скворцова, которая привела данные о состоянии здравоохранения и демографии в регионах Северного Кавказа (см. таблицу ниже).

Федеральный округ – антирейтинг в стране сразу по нескольким важным показателям (несмотря на то, что отличие в цифрах между отдельными регионами значительное, почти двухкратное): обеспеченности врачами и средним медперсоналом, учреждениями  первичного медицинского звена (это фельдшерские пункты и врачебные сельские амбулатории), бесплатными лекарственными препаратами (в частности, обезболивающими для онкобольных), младенческой смертности, количеству профилактических посещений...

По словам Вероники Скворцовой, высокие показатели младенческой смертности связаны с демографической ситуацией. Сейчас республики Северного Кавказа (Ставрополье особняком) проходят демографический переход: то есть здесь все еще высока рождаемость, низка ожидаемая продолжительность жизни и, как следствие, низка общая смертность. Тем не менее, только за последние три года младенческая смертность в округе снизилась на 20%, а материнская – на 10%.

Большая проблема, говорит Вероника Скворцова, – это нарушение принципов маршрутизации пациентов. Для лечения сосудистых катастроф (инфарктов и инсультов) и травм в ДТП внедрена многозвеньевая структура.

Томография безнадеги. Проблемы здравоохранения на Кавказе

 

Вероника Скворцова. Фото: ИА Regnum

Скажем, любого пациента с инфарктом и инсультом сначала отправляют в первичные сосудистые отделения, которые действуют на базе нескольких городских клиник в каждой территории. Здесь они получают экстренную консервативную помощь.

Ну а самые тяжелые пациенты (как правило, с показаниями для оперативного лечения – например, стентирования сосудов) затем поступают в региональные сосудистые центры. На Ставрополье такой центр действует на базе краевой больницы, в Чечне – при республиканской больнице скорой медпомощи.

Травмоцентры, где оказывают экстренную помощь пострадавшим в ДТП, согласно госпрограмме, также бывают трех уровней. Низшего, третьего, уровня – на базе центральных районных больниц, откуда бригады выезжают непосредственно на места. Второго уровня – в крупных больницах городов, расположенных на крупных автотрассах.

Наконец, первого, высшего, уровня – куда доставляют самых тяжелых пациентов, например, с сочетанными или нейротравмами. Также сюда переводят тяжелопострадавших из других учреждений после выведения из шока и стабилизации состояния.

 

«Штучный товар» увидим нескоро

«Многозвеньевая» система позволяет реализовать правило «золотого часа»: реанимационная бригада должна быть у пациента не позднее чем через 20 минут, а адекватную медпомощь пострадавшему нужно оказать не позднее чем через час. Иначе вероятность спасти пострадавшего в ДТП или пережившего острую сосудистую катастрофу практически равна нулю.

Как отчиталась Вероника Скворцова, сегодня в регионах Северного Кавказа создано 22 сосудистых центра (16 первичных и 6 региональных) и 56 травмоцентров разного уровня. Но при этом 34% больных с инфарктами, 9% больных с инсультами и 22% пострадавших при ДТП госпитализируются в непрофильные учреждения. Причина, ясное дело, в разгильдяйстве чиновников, которые просто игнорируют четко прописанные «звеньевые» стандарты экстренной медпомощи.

Серьезные проблемы и в системе высокотехнологичной помощи. В прошлом году ее в масштабах округа получили 25 тысяч человек (в нынешнем, по прогнозу, будет 28 тысяч). Только вот подавляющее большинство граждан для этого выезжают за пределы СКФО: 11 тысяч пациентов уехали в соседние федеральные округа, 10 тысяч – за пределы России. И только 4 тысячи получили медпомощь дома. Хуже всего показатели в Ингушетии (всего 1% жителей получили высокотехнологичную помощь дома), Кабардино-Балкарии (2%), Карачаево-Черкесии и Чечне (по 4%).

Ни в одном из других федеральных округов России, подчеркнула Вероника Скворцова, нет такого перекоса. Причем в пересчете на душу населения высокотехнологичной медпомощи жителям СКФО оказано на 22% меньше, чем в целом по стране.

Причина того, что люди спешат на лечение прочь из клиник Северного Кавказа, очевидна – не доверяют местным врачам. Остро не хватает врачебных кадров, а квалификация тех, что есть, оставляет желать лучшего.

«Качество работы врачей существенно снизилось за эти годы после развала Советского Союза. Многие уезжают за медицинской помощью в другие регионы именно из-за такого отношения докторов», – поддержал министра Рамазан Абдулатипов.

Что же нужно делать?! Из наиболее важных, пожалуй, предложений, прозвучавших на совещании, – создать в Ставрополе на базе существующего университета Северо-Кавказский медицинский университет. Первый шаг к этому – создание научно-образовательного кластера округа, где используются перекрестные образовательные технологии (то есть для разных регионов СКФО). Но вот только ясно, что эффект ощутим не скоро. Специалист-медик – товар штучный, готовится годами.

 

Состояние здравоохранения в регионах Северного Кавказа

(данные Фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» за 2013-2014 годы)

Томография безнадеги. Проблемы здравоохранения на Кавказе

  Антон Чаблин
412
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...