Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Изобретатель из Дагестана: «Капсулы спасения авиапассажиров – это реально»

Изобретатель из Дагестана: «Капсулы спасения авиапассажиров – это реально»
Дагестанский ученый еще в 2000 году изобрел систему спасения пассажиров самолета

Место крушения российского самолета Airbus A321. Фото: Максим Григорьев/ТАСС


Радиоинженер из Дагестана Гамид Халидов еще в 2000 году изобрел систему спасения пассажиров при авиакатастрофах АПАКС. Разработку покритиковали и забыли. Но самолеты продолжают падать, люди по-прежнему гибнут. Ученый меж тем утверждает, что его изобретение вполне реально использовать для спасения авиапассажиров. В интервью КАВПОЛИТу Гамид Халидов рассказал о том, как должна работать система, почему его идея не получила поддержки, и какие условия сегодня созданы в стране для развития инновационных проектов.

- Как родилась идея создать систему индивидуального спасения пассажиров самолета АПАКС?

- Идея пришла спонтанно. 9 марта 2000 года в авиационной катастрофе погиб известный журналист Артем Боровик. Эта авария задела меня, я начал думать, как сделать так, чтобы предотвратить смерти людей в авиакатастрофах. И в результате размышлений в голове начала вырисовываться эта капсула, которая отделяется от самолета в экстренных случаях.

- Долго вы работали над своим изобретением?

- Вы не поверите, желание решить эту проблему так захлестнуло нас с сыном, что уж через две недели, а точнее 22 марта, мы подали первые двенадцать заявок на получение патентов на изобретения.

- Расскажите подробно о принципе работы вашей системы спасения, какие материалы должны были использовать при создании АПАКС?

- Идея такова – в самолет устанавливают капсулы. Пассажир, когда входит в салон самолета не замечает разницы между обычным салоном и салоном с капсулой спасения. В случае аварии эти капсулы герметично закрываются.

Принцип новинки в том, что мы применили удлиненные кумулятивные заряды. Они дают возможность скоростной разрезки фюзеляжа и хвостовой части и максимально быстрой эвакуации капсул с авиапассажирами. Это такие заряды, которые способны разрезать сантиметры стали, за считаные доли секунд.

После того как отрезана хвостовая часть самолета и открыт путь эвакуации капсул, из боковой части капсулы выпускается парашют, который вытягивает капсулу из салона. А когда горизонтальная составляющая скорости капсулы снизится до предусмотренных величин, выпускается основной парашют, который размещен в потолочной части капсулы, и конструкция вместе с пассажирами благополучно приземляется.

По этому же принципу осуществляется эвакуация следующего салона, предусмотрены такие капсулы и в кабине пилотов. Порядок выпускания капсул может быть различный в зависимости от аварии.

Изобретатель из Дагестана: «Капсулы спасения авиапассажиров – это реально»

Фото Фаины Качабековой

80 процентов авиакатастроф случаются на взлете и во время посадки самолета. Если, например, самолет что-то задел на взлете и нижняя часть загорелась, то срезается верхняя часть самолета и капсула выпускается. Весь этот процесс контролировал бы компьютер, который в считанные секунды смог бы принять решение.

Когда в 2000 году мы разрабатывали требования к материалу капсулы спасения, чтобы сделать конструкцию огнеупорной, водонепроницаемой, легкой – у нас в стране уже был выбор в этом плане. Мы с сыном даже придумали для этих капсул новую парашютную систему самоторможения.

Дальше уже дело техники и конструктора, технологи в этой области должны работать над этим. Мы дали им принцип решения, которого раньше не было.

- Какова была дальнейшая судьба вашего изобретения?

- Вся разработка была логичной, все было нормально, мы обсуждали ее со специалистами различными. Система АПАКС вполне реальна, и ее можно использовать для спасения людей при авиакатастрофах. Просто в то время не было денег на новые разработки. И я считаю, что просто никто не хотел этим заниматься.

А политическую волю в то время ни министерство авиации, ни руководство страны не проявило. Я два года пытался донести до разных инстанций и организаций полезность и необходимость этого изобретения для возрождения в стране гражданского авиастроения. Но постоянно получал отписки. Потом наступил моральный упадок сил, и я оставил это дело.

- Как вы относитесь к критике по отношению к вашему изобретению?

- Я постоянно слушаю комментарии экспертов, которые говорят о том, что это сложно, дорого, невозможно. Этот непрофессионализм терпеть трудно и начинаешь только нервничать.

Мы показывали нашу разработку многим специалистам, в том числе и главному конструктору Ту-334, с которым встретились в 2000 году на авиасалоне в Жуковском. Он полчаса спорил с нами, а затем признал, что разработку можно и нужно внедрить, следует работать над этим.

Люди, которые не имеют должного статуса, чтобы спорить в таких вопросах, пытаются критиковать мое изобретение. Но я ведь не просто так взял и написал это. Мы с сыном работали над системой, проверяли патенты, консультировались со специалистами. А сейчас какой-то случайный эксперт меня опровергает.

Если бы хотели разобраться и узнать истину, можно было бы пригласить меня на совет ученых. Там бы я доказал, что изобретение возможно внедрить в самолетостроение, и оно не такое затратное, как говорят многие.


До изобретения АПАКС мы работали над разработкой кораблей «транспортные тримараны». Когда возник спор по поводу этого изобретения, нас пригласили в Санкт-Петербург. Там двенадцать докторов слушали наш доклад. Пытались оспаривать, но затем все признали, что это изобретение стоящее, благодарили и руки пожимали.

Почему не созвали такую же экспертную комиссию по поводу капсул спасения пассажиров? Или бы предложили другой вариант спасения людей при авиакатастрофах, но ведь и этого не сделали! Только заявляют, что это будет дорого или тяжело. Но когда на кону стоит жизнь людей, таких заявлений не должно быть. Да и максимум капсула спасения пассажиров будет весить тонну. Это не так уж и много.

Ладно, самолеты – их сложнее модернизировать. Но почему систему АПАКС не используют в вертолетах? Ведь они тоже разбиваются, и из-за этих катастроф тоже погибают люди.

- То есть ваш проект «транспортный тримаран» научно одобрили, но строить такие корабли не стали?

- Никто не стал выделять на это деньги. Но когда американцы увидели мой проект, то начали разрабатывать его, работали в течение нескольких лет, выделили деньги на четыре прототипа кораблей. Провели испытания, и конструкторы сказали, что не ожидали таких результатов.

Известно, что американцы активно используют изобретения, переманивают лучших специалистов со всего мира. Если я не запатентовал свое изобретение в других странах, то его могут использовать. И даже имени моего не упоминать. А содержать эти патенты – огромные деньги. У государства на это тоже нет средств.

- Насколько подорожали бы самолеты, если бы капсулы спасения пассажиров начали использовать?

- По нашим подсчетам, на 5–10 процентов. Пассажиры ведь всегда предпочтут самолет, в котором на 99% гарантируется спасение при авиакатастрофе. Ну и что, если цена вырастет на 10 процентов – зато люди выживут.

- Что вы ответите на возражение, что капсулы придется каждый раз разбирать, что проверять парашюты?

- Самолеты после каждого полета проходят очень серьезные проверки, и проверить парашют – не самое сложное занятие. Что мешает открутить винтики и проверить – разобрать и собрать парашют? Какие только приборы не устанавливают на самолеты, модернизируют их постоянно. Но они все равно падают, и люди погибают. Можно ведь попробовать и этот вариант, чтобы спасти людей.

- Когда случаются авиакатастрофы, вы, наверное, испытываете какие-то особые чувства?

- Сначала я ругаю всех, кто не обратил внимание на разработку, а потом, конечно, переживаю. В последний раз мне совсем стало плохо. Я думаю, если сам президент не примет решение разрабатывать системы спасения пассажиров, вряд ли что-то изменится.

- Вы не пытались предложить свое изобретение в другие страны?

- Нет. Но зная американцев, думаю, они потихоньку ведут такие разработки. Хотя они поступают немного иначе – эксплуатируют самолеты 8-10 лет, не более, а затем продают их в другие страны. Что такое усталость металла, никто там по-настоящему не знает. И как на самолет действуют перелеты из холодных стран в жаркие. Поэтому у них нет такой необходимости в этих капсулах.

- У вас есть еще какие-то «общественно-полезные» изобретения?

- Мы с сыном разработали проект «Почтофон». Идея заключалась в том, что система «Почтофон» предоставляет высокоскоростную услугу пересылки и доставки почтовой корреспонденции (от 1 до 24 часов) в любой конец мира. При этом сохраняется конфиденциальность информации.

Чтобы отправить письмо, человек вставляет лист с информацией в почтофон, там информация сканируется и переводится в электронный вид. Письмо также может набираться с помощью клавиатуры почтофона. Затем человек набирает на клавиатуре адрес, и электронное письмо поступает в почтовое отделение, соответствующее указанному адресу. 


В почтовом отделении в почтофоне письмо автоматически – без доступа человека – распечатывается на бумаге, запечатывается в конверт с адресом и выводится из почтового аппарата. А потом уже почтальон доставляет корреспонденцию до адресата.

Кроме того, чтобы отправить письма, можно использовать компьютер. И через специальный сайт набрать текст письма и отправить его на почтофон в отделение почты.

Этот аппарат мы разработали и успешно испытывали. Только внедрять разработку никто не стал. Хотя использование аппарата сэкономило бы много времени и затрат на доставку писем. Но я устал добиваться внедрения этой разработки.

- Как вы оцениваете сегодняшние условия для развития инновационных проектов в стране?

- У нас все тормозит бюрократический аппарат. Главное для изобретателя – чтобы его проект финансировали. В центре должен быть изобретатель, а все остальные уже вокруг него. Чтобы он мог дать стране что-то новое. А на деле получается, что изобретатель на последнем месте. Поэтому условий для развития инноваций сегодня нет.

- Чем вы занимаетесь сейчас, разрабатываете ли что-то еще?

- Два года назад меня сократили в ДНЦ РАН. Сейчас я на пенсии. Занимаюсь теоретической физикой. У меня много идей, каждый день что-то придумываю. Если есть какая-нибудь техническая проблема, обращайтесь, попытаюсь ее решить.

Справка КАВПОЛИТа: Гамид Юсупович Халидов, родился 19 марта 1949 года, родом из селения Нижнее Казанище Буйнакского района Республики Дагестан. Российский ученый, изобретатель, автор 102 изобретений, 11 инновационных проектов, о которых в российских и международных СМИ опубликовано более 100 научно-популярных публикаций. 

Фаина Качабекова

493
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...