Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


Зачем Джон Керри объехал всю Центральную Азию

Зачем Джон Керри объехал всю Центральную Азию


 

Госсекретарь США объехал республики Центральной Азии и предложил помощь в решении чуть ли не всех местных проблем. Москва не возражала. США некем заменить в Афганистане, а России надо показывать, что она готова участвовать в общей борьбе против вселенского зла. Впрочем, с главной региональной проблемой, взаимным недоверием престарелых лидеров, Керри ничего поделать не может

 

Госсекретарь США в начале ноября совершил беспрецедентное турне по пяти постсоветским государствам: Кыргызстану, Узбекистану, Казахстану, Таджикистану и Туркменистану. Впервые в истории американской дипломатии Вашингтон попытался создать формат сотрудничества с пятеркой центральноазиатских «станов» – С5 +1. Что стоит за этой инициативой: стремление ограничить влияние Москвы и Пекина в регионе? Продемонстрировать поддержку новым, еще не вполне состоявшимся государствам, остающимся один на один с воинственным Афганистаном? Или это всего лишь демонстрация американского флага в регионе, интерес к которому в США неуклонно падает?

Водяная озабоченность

 

Джон Керри не похож на Генри Киссинджера, а его поездка, план которой вызрел в ходе дипломатических контактов в сентябре на полях юбилейной сессии Генассамблеи ООН, не имеет ничего общего с «челночной дипломатией»: Центральная Азия, слава богу, еще ни с кем не воюет. Однако возможностью военных конфликтов в регионе уже не раз пугали мир сами лидеры расположенных там государств.

 

В начале 2000-х годов покойный ныне туркменский диктатор Сапармурат Туркменбаши Великий, встречаясь с тоже уже покойным азербайджанским президентом Гейдаром Алиевым, обронил фразу, которая еще долго отзывалась эхом вокруг: «На Каспии запахло кровью». Так он оценил перспективу нерешенного спора между Баку и Ашхабадом за права на нефтяные месторождения в центре Каспия.

 

Прошло около десяти лет, и об опасности вооруженных конфликтов из-за нерешенных водно-энергетических вопросов между странами Центральной Азии заявил уже президент Узбекистана Ислам Каримов.

 

В Вашингтоне понимают серьезность проблемы, и госсекретарь США подчеркнул это, объявив в Самарканде на встрече с пятью коллегами – министрами иностранных дел стран региона о начале реализации новой программы Smart Waters («Умная вода»). Американцы намерены обучить новое поколение экспертов по управлению водными ресурсами. Они полагают, что таким образом сумеют обеспечить длительное и надежное «водяное перемирие» в чреватом столкновениями из-за недостатка воды регионе. Впрочем, произнесенные на этой встрече Джоном Керри заверения, мол, он «рад видеть глубокое региональное сотрудничество», заставляли сомневаться в адекватности американских представлений о реальном уровне взаимопонимания между центральноазиатскими государствами.

 

Нисколько не сомневаюсь в искренности намерений Вашингтона по обустройству Центральной Азии. Но вспоминаю в этой связи, как лет пять назад американские специалисты по сельскому хозяйству показывали мне образцовую ферму под Кабулом, где они учили афганцев выращивать клубнику, надеясь сделать этот бизнес настолько прибыльным, что он отобьет у афганцев охоту выращивать опий. Разумеется, клубничная программа была недешевой и командировочные американские тренеры по клубнике получали вполне достойные. С тех пор, правда, я так ничего и не слышал об афганской клубнике на мировых рынках – в отличие от афганских наркотиков.

 

Говорю это потому, что, по моему глубокому убеждению, водяное перемирие в Центральной Азии наступит не раньше, чем закончится время пребывания у власти нынешних лидеров стран региона. Именно их личные отношения, в основе которых, как правило, взаимное недоверие и подозрительность, – главная причина нерешаемых вот уже два десятка лет конфликтов, совсем не только водных. А к тому времени как раз и подоспеет новое поколение экспертов по водным ресурсам, подготовленное благодаря Smart Waters.

С каждым о главном

 

Джон Керри проявил искреннее желание помочь Таджикистану в обеспечении его электроэнергией. Страна, гидроэнергетические запасы которой в СНГ уступают, возможно, только российским, ограничивает подачу электроэнергии своим гражданам с октября по апрель несколькими часами в день. Это только в городах, в сельской местности и того меньше.

 

Госсекретарь США немало озадачил таджиков, пообещав им в течение ближайших пяти лет реализовать проект, который не только покончит с дефицитом электроэнергии, но и позволит экспортировать ее в Афганистан. В Душанбе вот уже несколько дней без устали гадают, что за волшебный проект имел в виду высокий американский гость.

 

В таджикской столице Джона Керри принимали настороженно. Заявив о поддержке усилий Таджикистана в борьбе с терроризмом и экстремизмом, он тем не менее первым из иностранных лидеров на встрече с президентом Рахмоном подверг критике его политику гонений на представителей политического ислама в стране. Таким образом, таджикскому президенту не удалось «продать» запрет деятельности Партии исламского возрождения Таджикистана и преследование ее членов в качестве вклада в борьбу с исламистской угрозой. Сможет ли Вашингтон добиться от Душанбе более цивилизованного отношения к своим внутриполитическим оппонентам в обмен на оказание обещанной помощи – не только экономической, но и в области безопасности, говорить рано.

 

Очевидно другое: для Таджикистана, впрочем, как и для всех остальных стран Центральной Азии, крайне важна уже оказанная Штатами поддержка в этой сфере: речь идет о решении президента Обамы сохранить американское военное присутствие в Афганистане до конца 2016 года на уровне 9800 человек. Дальнейшие решения на этот счет будет принимать уже следующий президент США. Публично одобрил этот шаг Вашингтона лишь президент Узбекистана Ислам Каримов, все последние годы настаивавший на необходимости американских военных гарантий Афганистану в прежнем объеме.

 

Каримов оказался единственным президентом, презревшим протокол и лично прибывшим в самаркандский аэропорт, чтобы встретить главу американской дипломатии, подчеркнув то особое значение, которое придают нынче в Ташкенте отношениям с Вашингтоном. В остальных четырех странах по центральноазиатскому маршруту Керри встречали коллеги, министры иностранных дел. Президенты принимали гостя позже.

 

Эксклюзивной оказалась узбекская часть визита госсекретаря и в другом, менее приятном для обеих сторон отношении. Сотрудники безопасности весьма бесцеремонно вытолкали американскую журналистку из зала, где начинались переговоры между узбекским президентом и американским визитером, в тот момент, когда она попыталась спросить у президента Узбекистана, как он относится к критике американским Госдепом нарушений прав человека в Узбекистане. Вместо Каримова начал было отвечать Керри, но поздно – охрана уже избавилась от назойливой журналистки. В Вашингтоне назвали этот инцидент «серьезным» и обещали провести его расследование.

 

В Ашхабаде, где американского госсекретаря не видели с 1992 года, когда им был Джеймс Бейкер, Джон Керри также был бесстрашен. Как сказал агентству Reuters высокопоставленный американский чиновник, он «поднял с президентом Туркменистана вопрос о сотрудничестве в освобождении 87 заключенных, так называемых узников совести». Гурбангулы Бердымухамедов мало чем отличается от таджикского коллеги – туркменский президент давно не слышал прямых обращений со стороны иностранных гостей на неприятную для него тему. Он был вынужден отделаться ссылкой на «технический» характер вопросов и предложил их «обсудить экспертам».

 

Американская поддержка очень нужна Ашхабаду, без нее невозможны ни реализация проекта ТАПИ (газопровода из Туркмении через Афганистан в Пакистан и Индию), ни строительство Транскаспийского газопровода. Обе трубы могут ослабить по существу тотальную зависимость Ашхабада от монопольного покупателя своего газа, которым в последние годы стал Китай, и нарастить поступления в казну. Поэтому можно ожидать, что «эксперты» правильно решат «техническую» задачу.

После Афганистана

 

С прекращением активной фазы военной операции США и их союзников в Афганистане для Вашингтона откроется гораздо большее поле для маневра в отношениях с Центральной Азией. Американская политика в этом регионе была достаточно инструментальной и определялась интересами афганской операции. Но теперь американцы вновь смогут вернуться к продвижению демократических ценностей в регионе, как они их понимают, не оглядываясь на попытки местных правящих элит противодействовать конкретной военной либо прочей деятельности США. Американских военных баз в Центральной Азии больше нет, Северная сеть поставок в Афганистан больше не действует, денонсировано даже киргизско-американское соглашение о сотрудничестве.

 

Что остается? Демонстрация американского флага, стремление Вашингтона уверить своих еще недавно надежных военных партнеров в том, что Америка не оставит их наедине с Китаем и Россией, поделившими, пока относительно бесконфликтно, свои роли в регионе. Если правильно воспользоваться желанием Америки вернуть себе имидж могущественного бескорыстного помощника, то перед правящими элитами региона открываются большие возможности по торговле своей лояльностью со всеми державами, соседними и дальними. До сих пор лучше всего это удавалось Таджикистану, поскольку он еще не скован своим членством в Евразийском союзе.

 

Хорошо удается такая политика и в отношениях с Китаем, ставшим главным экономическим спонсором Центральной Азии. Пекин настойчиво, не жалея финансовых средств и лоббистских усилий, выстраивает свой амбициозный Экономический пояс Шелкового пути. При этом китайцы соблюдают, во всяком случае пока, политкорректность, избегая покушаться на претензии России оставаться военно-политическим боссом Центральной Азии.

 

Но если вспомнить, что ни Москва, ни Пекин не горят желанием влезать в незатухающий афганский пожар, оставляя это малоприятное дело Вашингтону, то американское присутствие в регионе оказывается необходимым всем сторонам. Может быть, поэтому из Кремля и со Смоленской площади, против обыкновения, мы не слышим какого-либо явного осуждения дипломатического турне Керри по региону. Не слышно пока и дежурных пассажей, что Госдеп готовит в Центральной Азии очередную волну «оранжевых революций».

 

Не время для этих пропагандистских упражнений сегодня еще и потому, что Кремль сейчас, после начала военной операции в Сирии, усиленно ищет способы продемонстрировать свое участие в войне мирового Добра против вселенского Зла, здоровых сил Запада и Востока против злодейского ИГИЛа.

 

Джон Керри во время поездки четко подтвердил: США готовы сотрудничать с Россией, но только если она определится: «В Сирии она потому, что хочет найти политическое решение, или потому, что просто поддерживает режим Асада? Если ее единственная цель – помощь режиму, решения не достичь».

 

Интересно, что свое отношение к мировым проблемам, выходящим за рамки Центральной Азии, госсекретарь выразил в столице Казахстана, претендующего на роль посредника в решении различных внерегиональных конфликтов. Керри назвал политику Астаны «впечатляющей», оценив успех ее «многовекторности». Госсекретарь старательно объяснял в интервью – он давал его в специально оборудованной казахской юрте, – что не следует связывать его визит, в котором нет никакой интриги, с выбором между Россией и Китаем. «Я здесь потому, что у нас у всех есть общие интересы в создании возможностей для наших граждан», – настаивал Джон Керри.

 

В духе этой традиционной американской политической риторики – «за все хорошее против всего плохого» – была исполнена подписанная в Самарканде госсекретарем и пятью министрами иностранных дел Совместная декларация о партнерстве и сотрудничестве. Там все настолько правильно и хорошо, что нечего даже цитировать. И тем более критиковать.

 

Аркадий Дубнов

Источник:
222
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...