Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


«Партия Эрдогана выиграла, Эрдоган проиграл»

«Партия Эрдогана выиграла, Эрдоган проиграл»
Партия справедливости и развития в Турции останется правящей – таковы результаты прошедших накануне парламентских выборов. Необходимость формировать правящую коалицию отпала, однако это вряд ли позволит ПСР продвинуть проект новой конституции, превратив республику из парламентской в президентскую. Власть остается в руках премьер-министра, что не входило в планы Эрдогана.

Партия справедливости и развития, которую возглавляет премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу, сумела взять более половины мест в меджлисе страны. По результатам подсчета 99% бюллетеней ПСР, основанная президентом страны Реджепом Эрдоганом, получает 49,4% голосов и 316 мест в парламенте, что обеспечивает ей большинство и дает возможность сформировать однопартийное правительство. В парламент также проходят левоцентристская Народно-республиканская партия (25,4% голосов), националистическая Партия национального движения (11,9%) и прокурдская Демократическая партия народов (10,7%).

«Теперь все зависит от того, как долго Эрдоган будет удерживать в своей упряжке Давутоглу. Долго он будет ходить у него на привязи и какой она будет – это вопрос»

ПСР прибавила более 8% к результату предыдущих выборов, вернув себе статус правящей. Однако это не дает ей ожидаемых привилегий.

Победа и поражение

«Сегодня день победы народа и демократии. Надеюсь, в течение ближайших четырех лет до 2019 года мы будем служить вам», – сказал лидер партии, премьер-министр Ахмет Давутоглу во время короткого выступления в городе Конья, обращаясь к местным жителям, собравшимся поздравить ПСР с победой.

Также Давутоглу заявил, что, прежде всего, призывает «все партии, вошедшие в парламент, работать над созданием новой гражданской национальной конституции». В своей речи он подчеркнул необходимость совместной работы над созданием будущего для Турции, где не будет места конфликтам, столкновениям и поляризации. Напомним, что внесение изменений в конституцию с целью сделать республику президентской, а не парламентской, является одним из предвыборных пунктов ПСР. 

Однако внести изменения в конституцию не будет просто. По турецкому законодательству проект подобного рода изменений нужно утвердить в парламенте, после чего он выносится на общенародный референдум. Есть и другой путь: проект должен получить одобрение 367 депутатов из 550, и тогда референдум не требуется. Однако ПСР традиционно встречает сопротивление со стороны оппозиционных партий, а самостоятельно принять решение она не может, так как не набирает соответствующего числа мест.  

В ближайшее время в Турции будет утвержден состав правительства, главой которого, скорее всего, останется Ахмет Давутоглу. Так как форма правления в Турции парламентская, фактически власть будет сосредоточена в руках премьера на протяжении ближайших 4-х лет – до последующих парламентских выборов. Президентом является Реджеп Эрдоган, сменивший на этом посту Давутоглу и отдавший ему пост премьера. Связка Эрдоган–Давутоглу образует в Турции правящий тандем.

Досрочные парламентские выборы были объявлены Реджепом Эрдоганом в связи с тем, что по результатам прошедших 7 июня очередных выборов в парламент в стране не удалось сформировать коалиционное правительство. Ранее у партии в этом не было необходимости, так как она имела за собой конституционное большинство. На фоне ослабления поддержки ПСР окрепла Демократическая партия народов под руководством Селахаттина Демирташа – партия, которую принято называть прокурдской.

Результаты выборов отразились и на экономике страны: курс турецкой лиры к доллару США вырос на 5,4% по сравнению с уровнем закрытия вчерашних торгов на внебиржевом рынке Forex. По данным агентства Bloomberg, это максимальный внутридневной темп роста турецкой лиры к доллару с 2008 года.

«Расчеты Эрдогана оказались верными»

«Эрдоган правильно просчитал ситуацию», – отметил газете ВЗГЛЯД директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. Он пояснил логику турецкого президента, который действовал на фоне нестабильности в стране. «За это время произошло три теракта, в том числе и в Анкаре, – напомнил он, – и если показать, что нестабильность в случае невозврата к однопартийному кабинету может в Турции воцариться, результат не заставит себя ждать. На людей это повлияло. Для многих, что естественно, предпочтительнее оказалась безопасность, чем какие-либо другие нюансы», – поясняет Багдасаров.

Нестабильность повлияла даже на курдское население, отметил он. «Они проголосовали за Демократическую партию народов, но они потеряли 3% голосов. Также потеряли голоса и националисты, а Народно-республиканская партия осталась на своих 25%», – напомнил собеседник.

Напомним, что вторая попытка провести выборы и сформировать постоянное правительство проходила на фоне участившихся рейдов полиции по домам предполагаемых террористов – членов Рабочей партии Курдистана и сторонников «Исламского государства» (обе признаны в Турции террористическими организациями). Влияние на исход выборов, в первую очередь на отношение избирателей к партии Эрдогана, оказал и крупнейший за современную историю Турции теракт на митинге против терроризма. Большая часть митингующих относила себя к сторонникам Демократической партии народов, что дало повод для различных предположений, некоторые из которых были не в пользу Реджепа Эрдогана.

Эрдоган теряет управление

Хотя нынешние результаты выглядят успешными на фоне итогов прошлых выборов, это второй провал Эрдогана, поясняет директор исследовательского центра «Ближний Восток – Кавказ» Станислав Тарасов. «Партия не получила абсолютного большинства. Они не получают в парламенте двух третей голосов, необходимых для утверждения нового проекта конституции, предусматривающей трансформацию власти – от парламентской республики к президентской, – напомнил он. – Им нужно 60+1 процент для того, чтобы полноценно управлять. А при нынешнем результате они могут только создать технический кабинет», – пояснил эксперт.

Сейчас ПСР сформирует однопартийное правительство, и по конституции все властные полномочия будут находиться в руках премьер-министра, что не устраивает президента в долгосрочной перспективе, поясняет эксперт. «Эрдогана устраивал статус Давутоглу как главы временного правительства, потому что в этой ситуации главные полномочия передавались ему как президенту. А сейчас вся власть ушла к Давутоглу», – отмечает Тарасов.

«Так что партия Эрдогана победила, а Эрдоган проиграл, – уверен Тарасов. – При той пропорции, которая обозначилась в парламенте, это техническое правительство. Они будут управлять, наводить порядок, проводить технические реформы, решать конкретные задачи. Но серьезные политические решения при таком соотношении сил не принять – оппозиция будет их блокировать», – пояснил он.

Слова Давутоглу о необходимости обсуждать проект изменений в конституцию – лишь формальное заявление намерений, отмечает эксперт. «Они и до этого работали над проектом. Были десятки заседаний комиссии, и оппозиция блокировала изменения. Так что сейчас Давутоглу просто декларирует – давайте работать, давайте жить дружно, прямо как кот Леопольд. Но сил у него все равно нет, чтобы провести проект через парламент. Ему нужно получить две трети голосов в парламенте за этот проект или вынести его на референдум. А события показали, что страна пошла вразнос. Если они до 7 июня не смогли все это сделать, то как им сделать сейчас?» – отметил Тарасов.

«Теперь все зависит от того, как долго Эрдоган будет удерживать в своей упряжке Давутоглу, – объясняет Тарасов. – Он ведь президент, юридически не имеющий полномочий, а Давутоглу – глава Турции. Долго он будет ходить у него на привязи и какой она будет – это вопрос», – считает эксперт.

«ПСР делает серьезную ошибку»«Партия Эрдогана выиграла, Эрдоган проиграл»

Выбранный курс не пойдет на пользу ни внутренней, ни внешней политике страны, поясняет Тарасов. «В академических кругах понимали, что нужно коалиционное правительство. Сейчас ПСР делает серьезную ошибку, и при таком курсе эксперты в Турции уже открыто говорят о проблеме сохранения территориальной целостности страны. Они понимают, что эпоха однопартийного кабинета в этой ситуации носит регрессивный характер. Нужно создавать правительство национального единства, коалиции, а Эрдоган пошел по пути создания однопартийного кабинета. Эта политика уже привела к серьезным ошибкам во внешней политике», – отмечает собеседник.

«В Турции говорят так: кто бы мог подумать, что русские – имея в виду участие РФ в действиях в Сирии – будут стоять рядом с нами», – рассказывает он.

Курдский вопрос тоже стоит очень серьезно, отмечает Тарасов. «Москва и США предлагают ввести в венский процесс (переговоры по сирийскому урегулированию в Вене – прим. ВЗГЛЯД) курдов как политическую силу. А это не только сирийские курды – это и турецкие, и иракские курды. Иракские практические независимы, сирийские тоже имеют шанс получить автономию, а что с турецкими? Их в Анкаре своей «умной политикой» превратили практически в националистическую партию, вместо того чтобы интегрировать их», – поясняет эксперт.

Результатом такой политики могут стать очень серьезные изменения. «Сложилась уникальная ситуация, когда лидер и партия столкнулись с тем, что во имя сохранения территориальной целостности страны они должны поделиться властью. Но они этого не делают, потому что за ними слишком много грехов. Они боятся, что завтра их поведут в суд, как они сами однажды сделали, пересажав всех генералов, оппозицию, журналистов. Им отомстят за это, если они потеряют рычаги. И они сейчас держатся за себя, жертвуя интересами страны», – констатирует собеседник.

Екатерина Нерозникова,
Марина Балтачева

Источник:
231
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...