Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


«Демократическая Абхазия»: вчера, сегодня, завтра

«Демократическая Абхазия»: вчера, сегодня, завтра


В Абхазии продолжается бум создания новых политических партий. Вслед за учредительными съездами в сентябре партий «Айнар» и «Народный фронт Абхазии» на днях объявила о своем создании девятая по счету сегодня в республике партия – «Демократическая Абхазия». «На подходе» и десятая, в которую планируют преобразовать новое общественное движение «Апсадгил». В любом случае число партий в республике с августа увеличилось в полтора раза.

Что касается «Демократической Абхазии», то ее учредительный съезд должен состояться 20 ноября, но уже сформировано руководство партии: председатель Астамур Логуа (этот молодой человек запомнился абхазской общественности как организатор проведения несколько лет назад интернет-опроса «Имя Абхазии») и трое его заместителей.

А на меня сразу же нахлынули воспоминания о почти одноименной партии, которая существовала в Абхазии в самом начале 90-х, еще в советское время, и в оргкомитет по созданию которой я входил. Руководители Народной партии Абхазии, учредительный съезд которой состоялся в Абхаздрамтеатре в ноябре 1991 года, не упускают возможности при случае подчеркнуть, что это старейшая из действующих партий Абхазии. Все верно, но еще раньше, в последние месяцы существования КПСС, возникла другая – Демократическая партия Абхазии, учредительный съезд которой проходил в том же театре 19 января 1991 года. Ее век, правда, оказался недолог, после войны она так и не возродилась. Больше того, о ее существовании в Абхазии мало кто помнит. Поскольку ее деятельность протекала в доинтернетовский период, в Сети о ней нет никаких упоминаний. А поскольку и официальная советская печать очень скупо освещала подобную политическую «самодеятельность», могу назвать только одну публикацию о ДПА – как раз об этом съезде, напечатанную мной в газете «Советская Абхазия» 13 февраля 91-го.


Упомянутые даты смог восстановить сегодня по личному дневнику, который вел в те годы. И сделал это после того, как утром мы поговорили по телефону с первым и последним председателем партии – кандидатом исторических наук, сотрудником АбИГИ, бывшим абхазским парламентарием Гурамом Гумба и сошлись в том, что деятельность ДПА оказалась белым пятном в новейшей истории Абхазии. Мы долго обменивались воспоминаниями, причем, как водится, мне вспоминалось одно, ему – другое. Конечно, как лидеру партии, ему гораздо больше чего есть вспомнить, сохранились и некоторые документы. Гурам рассказал, что идея создания партии возникла в 90-м во время приезда в Абхазию молодого московского поэта Александра Бардодыма, который через два года погиб на войне в Абхазии. Они сидели втроем с абхазским писателем Дауром Зантария и задумали создание этой партии. Сперва мыслилось название «Демократический союз Абхазии», а потом, на съезде, остановились на «Демократической партии Абхазии». А мне вспомнилось, как мы приходили на заседания оргкомитета в какую-то комнатку в АбНИИ. Там бывали Нателла Акаба (ныне секретарь Общественной палаты Абхазии), Георгий Гулиа (ныне один из руководителей российского агентства «Интерфакс»), ныне покойные ветераны абхазского национально-освободительного движения Тамара Шакрыл и Борис Кехир-ипа… А учредительный съезд в холодном помещении театра при большом стечении народа вел Даур Зантария. Помню, как пришел туда зампредседателя Народного форума Абхазии «Аидгылара» Зураб Ачба и начал свое выступление такими шутливыми словами: «Я, как представитель княжеского рода, конечно, с вашим съездом не могу иметь ничего общего…»

Почему же партия просуществовала так недолго? О причинах можно рассуждать долго, но одной из них я назвал бы то, что многие из названных мной ярких личностей, стоявших у ее истоков, были «перетянуты» потом в активную работу в НФА, а потом избраны в Верховный совет Абхазии… Кстати, грузинские гражданские активисты тогда входили в региональные организации обществ Руставели, Чавчавадзе, нарождавшихся в Грузии партий.

Старшему и среднему поколению жителей Абхазии хорошо памятно и название газеты «Демократическая Абхазия», которая выходила в подконтрольном грузинским властям Сухуме с сентября 1992 по сентябрь 1993 годов. Ее публикации, где абхазская армия и абхазские политики во главе с Владиславом Ардзинба объявлялись сборищем бандитов и «обманутых», вызывали такой зубовный скрежет у подавляющего большинства абхазов, что я старался в разговорах с малознакомыми людьми ни в коем случае не упоминать, что когда-то, в конце августа 91-го, придумал это название. Дело было на собрании коллектива редакции газеты «Советская Абхазия», которая была, как и все партийные газеты в СССР, после путча закрыта. Руководство редакции решило срочно начать выпускать тем же коллективом газету под новым названием. Было предложено и отвергнуто десятка два, не меньше, но мое – «Демократическая Абхазия» – прошло на «ура». Знал бы я, что за материалы начнут через год печататься в газете с таким названием!

А ведь слово-то само по себе хорошее, красивое. Никто, думаю, это не оспорит.

Но вернемся, как говорится, в наши дни. Во вчерашнем интервью Астамура Логуа «Нужной газете» он на вопрос о своем мнении, почему так часто в Абхазии стали рождаться все новые и новые политические партии и общественные организации, ответил, что катализатором этих процессов является объявленная реформа выборной системы. Возможно, в будущем в Абхазии действительно перейдут к пропорциональной или смешанной системе выборов, хотя пока это в парламенте не прошло.

Знаю, впрочем, что у части общества этот бурный рост числа партий вызывает раздражение. Вот какой интернет-комментарий я прочел на днях:

«Амбиций у этих молодых людей выше крыши. Интересно, читали ли они закон РА «О политических партиях»? Знают ли о том, что в рядах партии должно состоять не менее одной тысячи членов, причем не менее чем по сто человек в не менее чем пяти административно-территориальных отделениях (п. 2 ст. 3)? И при этом гражданин РА может состоять только в одной политической партии (п. 5, ст. 12)! Могли бы начать хотя бы с общественной организации».

Я думаю, что, конечно, читали, а на создание общественной организации решили времени не тратить, коль в любом случае нацелились на создание партии. Но цифры и впрямь заставляют задуматься. Если в Абхазии уже девять партий, то и членов их должно быть не менее девяти тысяч. Хватит ли у нас столько по-настоящему активного политически населения?

Высказываются также предположения, что многие из существующих партий не смогут работать на постоянной полнокровной основе, а будут выполнять утилитарную роль, активизируясь лишь в предвыборный период. Что ж, не исключено. Как не исключено и то, что иные из них не просуществуют дольше упомянутой Демократической партии Абхазии или Социал-демократической, возникшей в 2004-м. Такова политическая жизнь. Время все расставит на свои места.

Виталий Шария


Источник:
348
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...