Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Война в Сирии и нюансы информационного фона в Армении

Война в Сирии и нюансы информационного фона в Армении

С конца сентября Россия и её воздушно-космические силы (ВКС) начали боевую операцию против вооруженных подразделений террористов «Исламского государства» в Сирии по просьбе президента этой страны и в соответствии с договором, заключеным ещё во времена СССР (с послелующими дополнениями).

Ещё 23 декабря 2014 года в совместном заявлении глав государств-членов ОДКБ было сказано о том, что «...терроризм укрепляется численно, идеологически и финансово, играя самостоятельную роль в региональных конфликтах и используя межконфессиональные и межэтнические противоречия. Формируется глобальная опасность создания террористического плацдарма, основы которого закладываются на Ближнем Востоке, где активно действуют такие выросшие из структур «Аль-Каиды» группировки, как «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра».

Фактическими союзниками Москвы в операции против против «Исламского государства» являются дружественные страны – Иран, Ирак и Ливан, – а также правительственные войска верные президенту Б.Асаду. Со всеми этими странами у официального Еревана дружественные и добрососедские настроения, и во всех них есть армянские общины, которые лояльны правящим там режимам либо даже являются их частью (Ливан). Как нейтралитет, причем скорее дружественный, по отношению к действиям российских ВКС в Сирии следует оценить позицию Израиля.

Страны международной коалиции во главе с США, которые уже год наносят ракетно-бомбовые удары по позициям «Исламского государства», видимо, действовали недостаточно эффективно. Кроме того, они продолжают настаивать на конечном отстранении от власти президента Сирии Б.Асада, легитимность которого признают в Тегеране, Багдаде, Бейруте и в Ереване. Заметим также, что в отличие от соседних стран региона (Азербайджана и Грузии), некоторые граждане которых участвуют в Сирии и Ираке в боевых действиях на стороне «Исламского государства», нет никаких сведений об участии граждан Армении в террористическом интернационале. Кроме того, страна приняла в качестве беженцев свыше 16 тысяч граждан Сирии, в своем подавляющем большинстве армян. По числу принятых беженцев из зоны боевых действий, если брать страны – члены ОБСЕ, Армения уступает только Турции, Германии и Швеции. Однако, сколь-либо серьезной финансовой или иной поддержки от международного сообщества в вопросе приема и адаптации беженцев из Сирии Ереван не получал.

В целом, общественное мнение и значительная экспертного сообщества Армении поддерживают действия в Сирии российских ВКС и партнеров Москвы по антитеррористической коалиции.Причиной этой поддержки, помимо того что Ереван является военно-политическим союзником Москвы, являются следующие обстоятельства:

- возможный военный успех террористов из «Исламского государства» или «Джебхат ан-Нусры» приведет к окончательному исходу из Сирии армян, которые проживают на этой территории еще с доарабских времен;

- вариант прихода к власти в Сирии «умеренной оппозиции», т.е. суннитов, которых поддерживают не только западные страны, но и Катар, Саудовская Аравия и Турция, рассматривается в Ереване как усиление Анкары. Предполагается, что в этом случае, гипотетическое новое руководство Сирии будет, скорее всего, ориентироваться на Турцию;

- де-факто оставшиеся в Сирии армяне поддерживают Б.Асада и воюют не только в составе правительственной армии, но и в различных территориальных (в том числе национальных) подразделениях самообороны не только в районах наиболее компактного проживая (Алеппо, Дамаск, Камышлы), но и в регионах населенных преимущественно курдами (Кобани). Фактически армяне в Сирии отдают предпочтение коалиции в которую входят: алавиты, шииты, христиане и другие национальные меньшинства, курды и лояльные к Б.Асаду сунниты.

Действия России и ее партнеров по коалиции в Сирии возродили надежду на то, что в случае ее успеха, кризис будет локализован. Затем же, в ходе политических переговоров с участием как внутренних, так и внешних игроков, будет найдено некое компромиссное решение, которое в перспективе вновь сделает Сирию безопасной страной и даст возможность вернуться домой беженцам, либо большей их части.

В складывающейся вокруг Сирии ситуации для Армении весьма важной является позиция Анкары. Последняя приложила достаточно много усилий для провоцирования антиправительственных выступлений в Сирии, полагая, что смещение Б.Асада расширит ее возможности влиять не только напрямую на ситуацию в этой стране, но и во всем регионе. Казалось, что баланс между Турцией и Ираном вот-вот будет нарушен и «шиитский пояс» вот-вот будет разорван. Это обстоятельство в Ереване увязывают с возможным усилением позиций религиозных радикалов.

Сам театр военных действий (ТВД) находится от армяно-турецкой и армяно-иранской границы в радиусе 400-500 км, и казалось, что вопросов относительно безопасности тут быть не должно, особенно если учесть, что такие страны как Турция и Иран, в данном случае, могут рассматриваться и как буферные.

Однако, на самом деле, всё куда более сложнее и в том контексте, что современные виды оружия связывают напрямую регион Южного Кавказа в ТВД в Сирии и Ираке. Об этом, в частности, говорит использование ракет «Калибр» с борта четырех кораблей Каспийской флотилии ВМФ России по целям на территории Сирии.

Надо полагать, что до начала операции ВКС России в Сирии Москва, в той или иной форме, предупредила своих союзников и партнеров в регионе Южного Кавказа о своих предстоящих действиях, не раскрывая при этом большинства деталей. В частности, не исключено, что ситуация, складывающаяся в регионе Ближнего Востока, проговаривались в сентябре во время визита в Баку главы МИД России Сергея Лаврова.

Что касается Армении, то вполне вероятно, что в той или иной степени, вопросы складывающейся в этом регионе военно-политической и геополитической ситуации обсуждались во время визитов в Ереван заместителя начальника Генерального штаба, начальника ГРУ, генерал-полковника Игоря Сергуна (июль), а также во время последней рабочей встречи президентов РФ и Армения Владимира Путина и Сержа Саргсяна в Москве (7 сентября).

Между тем, в информационном аспекте, война в Сирии и действия российский ВКС в этой стране, не является объектом повышенного внимания большинства армянских СМИ. При этом заметим, что в новостных выпусках армянских телекомпаний практически отсутствуют эксклюзивные материалы на эту тему, предпочтение отдается западной и российской картинке с нейтральным комментарием. Хотя казалось, что при желании можно было бы давать эксклюзивные репортажи если не из Дамаска и Алеппо, то хотя бы из Бейрута, где неплохо информированы о событиях происходящих в соседней стране.

Однако этого не происходит. Ограничены также аналитические экспертные комментарии по ситуации в Сирии и это при том, что квалификация большинства армянских экспертов-арабистов не вызывает сомнения.

Одновременно следует отметить то обстоятельство, что несмотря на тяжелейшую ситуацию и наличие серьезных проблем с безопасностью, посольство Армении в Дамаске (посол А. Поладян) и генеральное консульство в Алеппо (Генеральный консул Т. Геворгян) продолжают работать. Отметим также то обстоятельство, что в конце мая с.г. глава МИД Армении Эдвард Налбандян посетил Сирию, где встречался не только с главой сирийского МИДа Валидом аль-Муаллем, председателем парламента страны Мухаммедом Джихадом аль-Ляхамом, но и был принят президентом Башаром Асадом. Таким образом, в конце весны, Ереван продемонстрировал взвешенность и сбалансированность своей позиции в сирийском кризисе, которая заключается в поддержке прекращения насилия, и конструктивного диалога учитывающего интересы всех сирийцев.

Между тем, на информационном фронте, на фоне нынешнего этапа сирийских событий, в Армении происходят любопытные события, которые естественно, привлекает повышенное внимание граждан страны:

(1)высокий уровень напряженности на различных участках армяно-азербайджанской границы и линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе, частые боестолкновения, сопровождающиеся не только снайперской войной и использование гранатометов, но и применением тяжелого оружия: минометов (калибром 60, 82 и 120 мм), ствольной артиллерией (калибром до 122 мм) и даже реактивными системами залпового огня. При этом, часть прессы Армении и экспертного сообщества акцентируют внимание на том, что ОДКБ и собственно Россия, не предпринимают каких-либо действенных мер по обузданию агрессивных действий Баку. Речь идет о том, что ОДКБ является неэффективной системой безопасности, а Россия – ненадежным союзником;

(2) нарушение 6-7 октября турецкими вертолетами воздушного пространства Армении после нарушения 3 октября воздушного пространства Турции российским самолетом ВКС, выполняющими боевую задачу в Сирии. С одной стороны, этот эпизод стал новым поводом для критики России как военного союзника, а с другой – критике со стороны парламентской оппозиции («Армянский национальный конгресс») подверглось внешнеполитическое ведомство страны и силовые структуры, которые по этому вопросу отмолчались. Почти наверняка, действия турецкой военной авиации в зоне ответственности ПВО ОБКБ, были своеобразным ответом на нарушение своего воздушного пространства самолетами российских ВКС. В соответствии со специальным регламентом армянской стороной были предприняты соответствующие действия. В итоге, инциденты были урегулированы соответствующими договоренностями Москвы и Анкары по открытым и закрытым каналам. Видимо этим и следует объяснить молчание МИДа Армении. Одновременно, в экспертных кругах Армении стала доминировать точка зрения о том, что турецкое руководство, в отличие, к примеру, от Израиля, пока не выработало устойчивой политики в связи с складывающейся в Сирии ситуацией и только готовит новые решения. Воздействие на принятие такого решения оказывает и то обстоятельство, что в Турции очень складывается сложная внутриполитическая ситуация на фоне предвыборной парламентской кампании, где достаточно туманными представляются перспективы на абсолютную победу правящей  президентской Партии Справедливости и Развития. Скорее всего, речь в перспективе будет идти о формировании коалиции. При этом следует учесть то обстоятельство, что солидная часть турецкого общества не поддерживает во многом авантюрную политику Т.Эрдогана в отношении Сирии;

(3). апогеем линии «Россия – ненадежный союзник» стало интервью информационному порталу 1in.am известного американского аналитика, эксперта и сотрудника ЦРУ США Пола Гобла под достаточно многозначительным заголовком «Россия всегда была готова предать Армению». Этот американский эксперт известен тем, что весной 1992 года обнародовал свой план урегулирования нагорно-карабахского конфликта. В «плане Пола Гобла», в частности, отмечалось, что немалые территории Азербайджана зависят от водных источников Нагорного Карабаха и, в принципе, обе стороны должны проявить гибкость для решения спорных вопросов. Суть плана заключалась в том, что Нагорный Карабах в его советских границах может быть присоединен к Армении, но взамен Баку должен получить сухопутный коридор (через подрайон Мегри) к своему эксклаву Нахичеванской автономии, т.е. Армения должна была лишится сухопутной границы с Ираном. Тогдашним руководством Армении (президент Л.Тер-Петросян) этот план, предлагавшийся в различных модификациях, неоднократно отвергался. Согласно ряду публикаций, реализация данного плана открывала прямой доступ американо-турецкому тандему с широкими возможностями манипуляции в мягком подбрюшье России и в ее национальных республиках Поволжья, которые богаты запасами углеводородов. Отчасти «план Пола Гобла» был своеобразной американской вариацией плана урегулирования нагорно-карабахского конфликта бывшего профессора МГИМО Андрея Зубова (в конце 1980-х годов он работал в Институте востоковедения АН СССР). Суть плана, предложенного в конце 1988 – начале 1989 гг. и представленного во время миссии академика А.Сахарова (миссия предложила также два других плана решения вопроса в рамках СССР) сводилась к слудующему: в населенных пунктах с преимущественно армянским населением в Советском Азербайджане и с азербайджанским населением Советской Армении были бы проведены плебисциты об их возможном административном переподчинении соответственно Еревану и Баку. Согласно этому плану, Советская Армения, де-факто и де-юре утрачивала контроль над административным районом Мегри. Руководство Азербайджанской и Армянской ССР этот план тогда отвергли, посчитав его «искусственным / кабинетным и нереализумым на практике». Пол Гобл также известен тем, что неоднократно запускал антироссийские проекты (например, в середине 2000-х годов, связанные с «нарушением прав» финно- угорских народов) и часто говорил о необходимости расчленения России, в том числе и через стимулирование ее распада. «Информационное пришествие» Пола Гобла, выдающего тезисы о недружественности Москвы для Еревана, можно расценить либо как проявление независимости прессы в Армении, либо сделать предположение о неком новом геополитическом проекте / реанимации старого проекта для союзника России;

(4) проведение в Армении учений Коллективных миротворческих сил ОДКБ «Нерушимое братство-2015» осталось на втором плане новостных информационных выпусков как в Армении, так и в России. Между тем, несмотря на ограниченность по масштабам, численности участников и использовании единиц боевой техники, во время учений отрабатывались вопросы боевой слаженности миротворческих контингентов государств-членов ОДКБ для активных действий по выполнению ими задач в миротворческой операции:

- формирование и развертывание КСОР ОДКБ в районе проведения миротворческой операции,

- ведение переговоров,

- сопровождение гуманитарных грузов,

- патрулирование и несение службы на контрольно-пропускных и наблюдательных пунктах,

- блокирование и ликвидация лагеря подготовки боевиков.

В заключение следует отметить, что проводя достаточно масштабную по меркам Ближнего Востока операцию ВКС в Сирии, которая отличается интенсивным и квалифицированным политическим, дипломатическим, информационным и гуманитарным сопровождением, Москва не сумела должным образом расставить соответствующие акценты в другом, очень важном аспекте. Заявления высших должностных лиц и дипломатов России о том, что они действуют строго в рамках международного права весьма актуальны, но они могли бы быть переформатированы в качестве мессиджа понятного для общественного мнения стран входящих в ОДКБ и ЕАЭС, а именно: Москва, верная своим договорным обязательствам, выполняет в Сирии свой союзнический долг.

Давид ПЕТРОСЯН

266
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...