Воскресенье, 11 декабря 2016
Сделать стартовой


Крымскотатарский меджлис: фантомные боли крымского политикума

Крымскотатарский меджлис: фантомные боли крымского политикума


Война крымского правительства с представительным органом крымских татар вышла на новый уровень

На днях вице-премьер Руслан Бальбек заявил, что власти Крыма получают жалобы от крымских татар на деятельность не зарегистрированного по законам РФ меджлиса.

«Сейчас очень много жалоб поступает от самих крымских татар, от общественных организаций. Сами крымские татары просят запретить данную организацию на территории РФ», – сказал он, подчеркнув, что меджлис уже не имеет никакого влияния на крымских татар.

Почему вдруг заговорили об экстремизме?

Бальбек не исключил, что запрет меджлиса возможен с учетом активности самих крымских татар и их гражданских институтов и религиозных организаций. С чем связаны очередные нападки на меджлис? Почему вдруг заговорили об экстремизме?

По словам политического обозревателя Павла Казарина, меджлис до сегодняшнего дня остается внесистемным игроком в крымской политике, наряду с курултаем не вписанным в политическую официальную вертикаль.

Поэтому с точки зрения Москвы у них есть выбор: либо стать лояльными и интегрированными, либо подвергнуться выдавливанию.

«Нынешние разговоры крымских чиновников о возможности запрета меджлиса не являются чем-то новым. Это вполне себе продолжение того тренда, который был начат еще в прошлом году, когда въезд в Крым запретили Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову.

Москва пытается лишить крымских татар той политической субъектности, которая у них была», – считает Павел Казарин.

Крымскотатарский меджлис: фантомные боли крымского политикума

Павел Казарин

По его мнению, с самого первого дня «крымской весны» Москва проводит в отношении крымских татар политику, которую правильно назвать «принуждением к лояльности», конечная цель которой – добиться со стороны крымскотатарского меджлиса и курултая официального одобрения новых флагов и новой реальности. И вплоть до сегодняшнего дня решить эту задачу у Кремля не получается.

То, что запрет может вызвать обратный эффект, уверен член меджлиса Ильми Умеров. В интервью украинскому телеканалу «112» он подчеркнул, что меджлис никогда не ставил своей целью ни признание, ни регистрацию в какой-либо форме, потому что это будет говорить о признании юрисдикции Российской Федерации на территории Крыма.

На своей странице в сети Facеbook он написал:

«Офисов уже нет; школы прикрыли, изменив статус. Газеты, журналы, тв, радио остались только ручные; репрессии и запугивание продолжаются; митинги и большие собрания, в т.ч. по традиционным датам, не проводятся; попытки подменить меджлис лояльными структурами не прекратились...


Результата нет – получить лояльность от крымскотатарского народа не получается. Осталось запретить – но ведь результат будет прямо обратный, народ еще больше сплотится вокруг выборного представительного органа – меджлиса крымскотатарского народа»

В свою очередь, руководство меджлиса готово к запрету организации на территории России. По словам первого заместителя председателя меджлиса Наримана Джеляла, информация о его запрете в России появлялась неоднократно, и руководство готово к такому повороту событий.

«Такое решение, если будет принято, только докажет, что власти оказались бессильны достойно ответить на требования большинства крымских татар, оказались неспособны на настоящий диалог и выбрали путь слабых – подавление и запрет, чтобы расчистить поле деятельности для группки манкуртов.

Никаких противозаконных действий в Крыму или где-либо в России меджлис не совершал и не совершает», – заявил Нариман Джелял.

Перевертыши и приспособленцы

Обвинения в экстремизме, по мнению членов меджлиса, беспочвенны и необоснованны. За 24 года существования организации не зафиксировано ни одного факта, заставляющего делать подобные заявления. Об этом корреспонденту КАВПОЛИТа заявил глава ЦИК курултая крымскотатарского народа Заир Смедляев.

«К сожалению, в России появилась такая тенденция – всех тех, кто недоволен действиями властей, называть экстремистами! Высказался против войны на юго-востоке Украины или в Сирии – и ты уже экстремист.

Возмутился обысками в мечети (и к тому же ты еще и соблюдающий мусульманин) – можешь быть объявлен исламским радикалом или террористом.

Меджлис крымскотатарского народа – полномочный представительно-исполнительный орган крымскотатарского народа, избираемый делегатами курултая, на своем национальном съезде.

Делегаты курултая избираются прямым тайным голосованием крымскими татарами и членами их семей», – подчеркнул Заир Смедляев.

По его словам, выборы делегатов проводились в строгом соответствии с положением о них, при участии международных наблюдателей.

В соответствии с Декларацией ООН о правах коренных народах, коренные народы имеют право на участие в принятии решений по вопросам, которые затрагивают их права, через представителей, избираемых ими самими по своим собственным процедурам, а также на сохранение и развитие своих собственных директивных учреждений.

На второй сессии курултая крымскотатарского народа шестого созыва меджлису было дано поручение войти в отношения с международными организациями – ООН, Советом Европы, ЕС, ОБСЕ, ОИС, парламентами и правительствами государств – по всем вопросам обеспечения права крымскотатарского народа на самоопределение на своей исторической территории, в Крыму.

«Именно работа по реализации постановления курултая крымскотатарского народа и нервирует тех, кто сегодня говорит о том, что в Крыму якобы какой-то народ реализовал право на самоопределение и якобы крымскотатарский народ получил полную реабилитацию!

Меджлис крымскотатарского народа однозначно заявляет, что правосубъектом национальной государственности являются крымские татары, коренной народ Крыма.

Чтобы показать мировому сообществу неоднородность крымскотатарского сообщества и якобы полное согласие с произошедшими переменами в Крыму, власти пытаются использовать бывших членов меджлиса, называя их лидерами и навешивая прочие ярлыки.

Однако к чести нашего народа, принципиальных и последовательных политиков оказалось гораздо больше, чем перевертышей и приспособленцев», – сказал Заир Смедляев.

Что же дальше?

Интересно, кому принадлежит идея обвинить меджлис в экстремизме? Ведь никаких противозаконных действий в Крыму или где-либо в России он не совершал и не совершает.

И об этом хорошо знает нынешний зампред Госсовета Ремзи Ильясов, два десятка лет занимавший пост заместителя главы меджлиса.

Об этом знает Заур Смирнов – в прошлом член меджлиса и правая рука Рефата Чубарова, ныне председатель Госкомитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Республики Крым.

Несомненно, знает об этом и вице-мэр Симферополя Тейфук Гафаров, бывший руководитель юридического управления меджлиса крымскотатарского народа.

Борьба бывших меджлисовцев с меджлисом больше похожа на борьбу с фантомными болями.

Впрочем, не бывает худа без добра. По мнению украинского журналиста Османа Пашаева, если посмотреть на ситуацию с другой стороны, то с момента запрета меджлиса может начаться процесс очищения внутри него самого.

​«После сегодняшнего заявления Бальбека меджлис запретят. Не потому что Бальбек, а потому что все готово, и теперь началась публичная часть.

Меджлис объявят экстремистской организацией со всеми вытекающими последствиями...

Печально? Очень, но для меджлиса начинается самое интересное время испытаний.

Время, когда в нем не останется никого из жуликов, которые через систему национального самоуправления попадали в реальную власть и пилили бюджеты.

Время, необходимое для очищения от событий 1997 года, когда меджлис по-настоящему раскололся, оппозицию разогнали, а меджлисом стали управлять вручную».

Крымскотатарский меджлис: фантомные боли крымского политикума

Осман Пашаев

Что же дальше? Заместитель председателя меджлиса Нариман Джелял уверен, что люди, считающие себя ответственными за судьбу крымскотатарского народа, избранные им представлять его интересы, найдут в себе силы и возможности на основе принципов крымскотатарского национального движения (в первую очередь, принципа ненасилия) осуществлять деятельность, направленную на защиту прав человека, прав крымскотатарского народа, на сохранение и развитие его культуры, возрождение государственности.

«Крымскотатарское национальное движение выработает новые формы защиты интересов крымскотатарского народа и будет продолжать действовать», – подытожил Нариман Джелял. 

Зера Эмирсуин

330
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...