Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Махмудов и семеро смелых: предвыборная зачистка

Махмудов и семеро смелых: предвыборная зачистка

ПРАГА---Накануне парламентских выборов политическую сцену Азербайджана трясет весьма чувствительно. Не успела закончиться волна скандалов с мидовцами-перебежчиками, как под удар попало второе ведомство – силовое. После недавнего увольнения азербайджанского министра национальной безопасности Эльдара Махмудова головы покатились с грохотом. Позавчера постов лишились генерал-майор Субахир Гурбанов, работающий в главном управлении по борьбе с транснациональной экономической преступностью, начальники ГУ генерал-майоры Тарверди Мамедов и Парвиз Сафаров, а также командир военной части генерал-майор Вугар Аллахгулиев. Вместе с ними от занимаемых должностей были освобождены начальник управления аэропортов МНБ и замначальника управления кадров. Они обвиняются в превышении служебных полномочий. Итак, семерых чиновников арестовали. Как Алиев планирует лавировать между внутриазербайджанских кланов, почему такие рокировки происходят накануне выборов и при чем тут Израиль? Обо всем этом мы говорим с бывшим послом Организации исламского сотрудничества в Евросоюзе Арифом Мамедовым.

Катерина Прокофьева: Ариф, с чем связано, по вашему мнению, увольнение министра национальной безопасности и последующее за ним увольнение аж целых четырех генералов и двух полковников того же ведомства? То есть то, что увольнение министра повлекло за собой и последующие увольнения, это вроде как не вызывает сомнений, но что заставило президента пойти на такой резкий шаг?

Ариф Мамедов: Это все говорит о том, что во власти происходит что-то неладное. Министерство иностранных дел и Министерство национальной безопасности – это как бы основы любого государства, и то, что сегодня творится в Министерстве иностранных дел, такой же кризис переживает и Министерство национальной безопасности. Это говорит о том, что есть большая, серьезная системная проблема. Все это происходит на фоне приближающихся парламентских выборов в стране и углубляющегося экономического кризиса. Вы знаете, что банковский сектор фактически полностью развален, в стране серьезные экономические проблемы, бизнес закрывается и причин тому множество – это и борьба кланов, и кризис банковской системы.

Очень многие высокопоставленные лица, используя свое положение, взяли огромные деньги в Международном банке Азербайджана. По разным оценкам из банка исчезло более двух миллиардов, и не могут найти концы. Олигархи и министры не могут эти деньги вернуть... Все это говорит о реальном кризисе. Кроме того, само собой, все происходящее является частью внутривластной борьбы, войны компроматов, и я думаю, что это и является причиной всего. Сейчас все шишки летят на эти два министерства, но всем понятно, что то, что происходило в Министерстве национальной безопасности, происходит и в других министерствах: та же коррупция, то же казнокрадство, то же издевательство над людьми, и то, что происходит в Министерстве национальной безопасности, является отражением общего системного кризиса власти в Азербайджане.

Катерина Прокофьева: Если идет раздел внутри азербайджанских кланов, как нам видится со стороны, то к чему это может привести? Может быть, начат процесс обновления политической элиты вообще?

Ариф Мамедов: Нет, я так не думаю. Власть показала, что она неспособна к обновлению. Посмотрите, кого они назначают. То есть исполняющим обязанности министра национальной безопасности назначен руководитель пенитенциарной системы страны, выпускник Физкультурного института. Фактически это говорит о том, что во власти существует кризис команды, то есть не то, что у нас нет грамотных людей, чекистов, которые могут проводить реформы, это говорит о том, что власть никому не доверяет. Она понимает, что наступил кризис, недоверие к людям, которые мыслят. К сожалению, кризис и проблема всех режимов такого типа в том, что они не доверяют умным людям и доверяют власть людям, которые не могут мыслить или мыслят очень узко. Это ведет к тому, что эти люди, не имея общего интеллекта, каких-то государственных принципов, начинают заниматься казнокрадством, обкрадыванием людей, что в конце концов приводит к кризису.

Когда у нас были большие деньги от нефти и газа, это все как бы не чувствовалось – люди более или менее зарабатывали, а сегодня казна пуста. Население должно банкам более двух миллиардов, и люди неспособны возвращать долги, потому что национальная валюта девальвирована, и страна перешла в период кризиса. Сегодня власть не хочет признавать то, что кризис существует. То есть, они говорят о каком-то экономическом развитии, о том, что весь мир фактически разлагается, а Азербайджан – развивается, но всем видно, что даже государственная нефтяная компания, которая является флагманом нашей экономики, должна государству огромную сумму; другие государственные органы, крупные энергетические компании, такие как Azerbaijan Energy и т.д., являются должниками. К сожалению, на сегодняшний день попытки снять или посадить кого-то не решают проблем кризиса. Кризис можно решить, если будут проведены реальные реформы, то есть эти половинчатые реформы, которые они пытаются изображать, ни к чему хорошему не приведут.

В регионах растет социальная напряженность. Мы видим, что уже был разгон религиозных деятелей во время пятничного намаза. Идет противостояние, власть должна реально проводить серьезные реформы, а не заниматься запугиванием народа или тех же министров – сегодня народ запуган, олигархи напуганы, когда сажают человека, то сажают и членов его семьи, запугивают детей, жен и т.д., то есть, в стране идет жесткая непонятная репрессия, а эта репрессия ни к чему хорошему не приведет, потому что народ уже не тот. Чаша терпения народа уже переполнена, и люди начинают очень жестко критиковать власть. Если посмотреть социальные медиа 5-6 месяцев назад и сегодня, увидите, что сегодня уже людей, которые положительно отзываются о власти, нет.

Через две недели у нас выборы, нет предвыборной атмосферы. Раньше хотя бы давали время для кандидатов на общественном телевидении, а теперь – нет. Если не будет сформирован нормальный, признанный парламент – законодательный орган страны, то о каких можно говорить реформах, если нормальные кандидаты не могут быть выдвинуты? То есть, фактически у нас идет не предвыборная кампания, а кампания по назначению. Я считаю, что сегодня можно просто давать указы о назначении тех-то и тех-то депутатами парламента, и ничего не изменится. Фактически идет не предвыборная кампания, а согласование списков: у этого министра были эти люди, эти убираются и назначаются какие-то другие. Этим, конечно же, пользуются внутривластные структуры, которые пользуются ослаблением одного клана, и за счет этого усиливается другой клан. Но это ведет к дисбалансу власти. Сегодня власть создала очень убогую систему, и когда эту убогую систему трогаешь, она становится еще более убогой, понимаете?

Катерина Прокофьева: Ариф,  я понимаю, репрессии... олигархов запугали... Но если мы видим, что убирают такого крупного, мощного силовика, который вокруг себя собирал тоже влиятельных людей, – это означает, что он не просто проворовался или что-то не доложил в «общак», а то, что он готовил бунт против властей, или это не так?

Ариф Мамедов: Знаете, я думаю, что никакого реального бунта там не было, потому что в этой команде все жестко контролируется. Фактически у нас и несиловые министерства уже являются силовыми, то есть известно, что в МВД есть отдел по борьбе с бандитизмом – тоже такой репрессивный аппарат. То есть, говорить о каком-то государственном перевороте – это все сказки. Здесь есть системный кризис. Это связано с тем, что, да, была большая бизнес-империя, клан министра, в который входили очень многие известные министры, другой клан фактически расправился с этим кланом, и за счет этого идет перераспределение средств в стране. Они привыкли зарабатывать в месяц, предположим, столько-то, а сейчас этих денег уже нет. Цена на нефть упала больше чем в два раза, инвесторы фактически уже покидают страну, в нефтяном секторе уже кроме BP никого не осталось, и другие малые и средние предприятия закрываются, бутики закрываются... Все, что ни делается, только усугубляет развал этой власти и увеличивает пропасть, в которую мы катимся.

Катерина Прокофьева: Правильно ли я поняла, что вы считаете, что увольнение Махмудова связано с его наработками и связями с израильской разведкой?

Ариф Мамедов: Мне об этом говорил один высокопоставленный человек, имя которого я не хочу называть, потому что он сейчас тоже находится на посту, но этот фактор тоже возможен. Конечно же, все спецслужбы имеют отношения с другими спецслужбами – это нормальная практика, но этот элемент тоже, возможно, сыграл свою роль.

Катерина Прокофьева: И что, Израиль должен ответить на потерю этой фигуры, как-то отреагировать?

Ариф Мамедов: Знаете, уход такой крупной фигуры… Он был одним из руководителей крупнейшей группировки во власти, имеющим доступ к информации, и если судить по тому, что пишется в прессе, что там шло прослушивание телефонных разговоров высокопоставленных лиц в стране, то это не может не вызывать беспокойство у многих спецслужб, в том числе израильской. Конкретно, что будет, какие будут предприняты меры, мы увидим в дальнейшем. Махмудов, с которым я один раз встречался, на меня произвел впечатление человека, в принципе, очень умного, то есть, несмотря на то, что пишут о том, что он коррупционер, – это все правильно, но назвать его глупым человеком нельзя. Это человек неглупый, который уже 10 лет возглавлял спецслужбы страны; само собой, этот человек очень информирован, и, возможно, часть важной информации он держит в надежных руках. И на случай, который сегодня произошел, у него наверняка есть какие-то свои наработки, о которых мы узнаем в ближайшее время. Тем более, он уже был один раз под ударом в 2009-2010 годах, он смог выкарабкаться и оправдаться, и я думаю, что после первого звоночка он предпринял определенные шаги, как нормально думающий человек. Я думаю, что эти компроматы, возможно, станут вылезать из разных источников, но то, что страна вошла в очень глубокий и сложный период, – это однозначно.

Катерина Прокофьева: Видите ли вы борьбу за влияние на высшие сферы власти между Министерством внутренних дел и Министерством национальной безопасности? Я хочу коснуться еще одного высокопоставленного дипломата – Эльмара Мамедъярова, потому что многим кажется, что начат сценарий по его политической дискредитации.

Ариф Мамедов: Что касается Мамедъярова, знаете, это было не самое сильное министерство в стране. Да, Мамедъяров – хороший дипломат, он многое сделал для страны... Очень долго он находился на мушке у президентской администрации, его всегда как бы пытались посадить на место, и я думаю, что он тоже искал пути самозащиты. У него были очень неплохие отношения с министром национальной безопасности, то есть был такой определенный альянс, в который входит очень много других министров, об этом знает президент и осведомлено руководство. Дискредитация здесь не то что министра... Посмотрите, министр иностранных дел – одна фигура, Министерство национальной безопасности, сколько генералов, сколько высокопоставленных людей сейчас допрашиваются, уже арестованы и т.д. Я даже не могу предположить, насколько могут быть сложны последствия всего, что происходит в стране. Я думаю, что ближайшее время покажет дальнейшее развитие. Обычно Гейдар Алиев, Ильхам Алиев не делали таких резких движений перед выборами – обычно это делалось после выборов, но то, что это произошло буквально за две недели до выборов, говорит о том, что есть серьезная озабоченность по поводу возможного ухудшения ситуации внутри страны. Президент это понимает и пытается что-то сделать, но я думаю, что сейчас это делать очень поздно. Надо было делать что-то раньше, надо было создавать нормальную команду – не команду подхалимов, а команду грамотных, умелых специалистов, людей, которые не лично преданы кому-то, а преданы государственным интересам.

Катерина Прокофьева

Источник:
548
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...