Суббота, 10 декабря 2016
Сделать стартовой


Зачем Меркель поехала к «своему спасителю» в Анкару?

Зачем Меркель поехала к «своему спасителю» в Анкару?

В воскресенье, 18 октября канцлер Германии Ангела Меркель срочно прибыла в Анкару для переговоров с президентом Турции Эрдоганом относительно поддержки со стороны Турции в вопросе преодоления миграционного кризиса в Европе.

Отношения между Берлином и Анкарой в последние годы весьма непростые. Есть множество раздражителей, от позиции Германии в вопросе признания т.н. «геноцида армян 1915 года» или приема Турции в Европейский Союз до поддержки Берлином иракских курдов и риторики относительно прав человека в Турции.

Преподаватель политологии в Свободном Университете Берлина Гюлистан Гюрбей считает нынешние события свидетельством действий в рамках realpolitik, направленных на достижение прагматичных целей в существующих условиях и возможностях. Однако не все так просто. Не только в плане самого хода переговоров с Анкарой, но и в плане критики дома – в самой Германии, в том числе и среди соратников Меркель по правящему объединению ХДС/ХСС немало противников уступок Анкаре в канун досрочных парламентских выборов в Турции, назначенных на 1 ноября этого года.

Что заставило Меркель в таких условиях срочно вылететь в Анкару, и что представляет собой немецкая realpolitik в контексте происходящего?

По сути, в данный момент на страницах немецкой прессы даже не обсуждается, потерпел ли крах лозунг Ангелы Меркель «Wir schaffen das!» («Мы с этим справимся!») и политика открытых дверей для прибывающих с Ближнего Востока беженцев. Провал воспринимается как свершившийся факт.

Обсуждения идут в другом русле – как произошедшее скажется на судьбе правящей коалиции ХДС/ХСС и социал-демократов в канун парламентских выборов сентября 2017 года, и что же все-таки делать с беженцами, продолжающими прибывать в страну в немыслимом доселе количестве. 

Согласно официальным данным, только с 5 сентября по 15 октября этого года из различных федеральных земель в Федеральное Министерство внутренних дел Германии поступило более 409 000 заявок на предоставление статуса беженца. При этом с 1 января по 15 сентября этого года аналогичный показатель составлял 577 307 заявок. Если учесть и то, что множество прибывающих попадают в Германию незаконно и нигде не регистрируются, то точное количество беженцев назвать сложно, даже с поправкой на то, что некоторые из законно прибывающих могут подать по две или три заявки на статус.

Зачем Меркель поехала к «своему спасителю» в Анкару?

Германия не просто позиционирует себя в роли страны открытых дверей. В самом деле, в сравнении с остальными странами Европы, начиная с конца 50-х годов прошлого века она была раем для всех гонимых и обиженных, да и просто для тех, кто решил попытать свое счастье в этой далекой холодной стране. Однако планомерный и размеренный прием квалифицированных мигрантов по нескольку десятков тысяч в год – это одно, а резкий их наплыв сотнями тысяч за какие-то месяцы – совершенно другое. Страна не готова к этому ни в плане финансов, ни институционально, ни с точки зрения наличия инфраструктуры.

Не оправдывает себя и аргумент о том, что мигранты важны для немецкой экономики. Да, важны, несомненно. Но мигранты бывают разные. А экономика, даже либеральная, это в первую очередь анализ прошлого и планирование будущего. Так вот, опыт показывает, что в первый год пребывания в Германии лишь 8% мигрантов в возрасте от 15 до 64 лет находят себе работу – слишком много препятствий, от языкового барьера до отсутствия минимально необходимого для трудоустройства образования. Среди тех, кто пробыл в стране пять лет, этот показатель составляет 50%. Через 15 лет – 70% и более.

В идеале в стране имеется с десяток программ, предназначенных для интеграции мигрантов различных категорий. Возьмем, к примеру, молодежь категории UMF (unbegleitete minderjährige Flüchtlinge – беспризорные беженцы младшего возраста).

Любой молодой человек, принятый на учет в рамках данной программы, будет проверен на состояние здоровья и на предмет своего происхождения и прошлого, ему будет предоставлен попечитель из числа уполномоченных сотрудников госорганов, с которым этот беженец будет раз в месяц общаться по поводу своих проблем, а главное, человеку предоставят бесплатную крышу над головой, обеспечат двухразовым бесплатным питанием и запишут на бесплатные курсы немецкого языка. Все это рассчитано на то, чтобы по достижении 18 лет молодой беженец смог встать на ноги – обладал бы минимальным уровнем социабельности и знания немецкого языка, позволяющим найти работу, получить квалификацию, не умереть с голоду и не скатиться в банальный криминал. Но это в идеале, а в данный момент большинство такого рода программ свободных мест не имеют. Вот и ночуют прибывшие в тот же Берлин беженцы прямо на улицах, в парках, парадных подъездах и на станциях метро – автор этих строк наблюдает эти сцены практически ежедневно. А на дворе уже поздняя осень, температуры стремительно падают. 

Зачем Меркель поехала к «своему спасителю» в Анкару?

Попытки решить вопрос размещения беженцев в форсированно-авральном режиме приводят к нелепым решениям на местах, которые не могут не вызвать недовольства местного населения. В этом плане можно привести два хороших примера.

Первый пример в крупном городе Дрезден (и без того считающемся центром немецкого национализма), где в школе №89 родители отказались отпускать детей на учебу, и вместо этого сами вышли на пикет с плакатами типа «Мы боимся за своих детей!» и т.д. Причина – местные власти за неимением пригодных помещений решили разместить в здании школы около 150 новоприбывших беженцев. При этом беженцы ходят в те же туалеты и столовые, что и школьники. Не говоря уже о том, что само присутствие 150 взрослых беженцев в школе, в которой учатся всего-то около 240 детей, не может не сказаться на качестве проведения уроков.

Другой пример из небольшого поселка Хезепе округа Эмсланд в Нижней Саксонии. Всего в этом поселке проживает около 2 500 человек, при этом недавно туда заселили 4 000 беженцев, не говорящих на немецком (лишь на ломаном английском). Автомобильные дороги поселка превратились в «пешеходные зоны», а местные жители жалуются на шум, словно на ярмарке, не говоря уже о мусоре, который малочисленная местная коммунальная служба просто не в состоянии вовремя убирать. Надо отдать должное – местные жители, хоть и жалуются, все же несут новоприбывшим еду, одежду, предметы первой необходимости. Но это не те цифры, которые решаются одной человеческой добротой, тем более, что и у нее есть предел.       

Ситуация стремительно сказывается на рейтинге как правящей коалиции, так и лично канцлера Ангелы Меркель, в том числе среди ее же соратников. Согласно последним опросам общественного мнения, настроения немцев за последние месяцы сильно изменилось – от толерантного «Добро пожаловать!» до раздраженного «Достаточно!». Согласно исследованию Института маркетинговых и социальных исследований TNS Emnid, популярность объединения ХДС/ХСС с августа этого года упала с 43% до 38%. Зато на 3% возросла за тот же период популярность право-консервативной партии Alternative für Deutschland.

Во вторник, 13 сентября Меркель провела встречу с представителями парламентской фракции ХДС/ХСС, во время которой ей пришлось столкнуться с открытым несогласием. В какой-то момент Меркель задала всем участникам вопрос – «Верит ли кто-либо из присутствующих искренне в то, что беженцев можно отсылать обратно прямо с границы?». Сложно сказать, был ли вопрос риторическим, или Меркель рассчитывала как минимум на молчаливое согласие собравшихся, но за длинным столом мгновенно и в нескольких местах прозвучало хоть и робкое, но «Да».

Все больше представителей парламентской фракции ХДС/ХСС посылают канцлеру сигналы о несогласии с положением дел, причем количество недовольных растет прямо пропорционально количеству прибывающих в страну беженцев.

Говорится о том, что противников нынешнего курса среди парламентариев правящей ХДС/ХСС уже больше, чем сторонников. Противники нынешнего курса предлагают применить жесткий контроль на границах и не впускать в страну тех, кто по тем или иным причинам заранее обречен на невозможность получения статуса беженца. Один из представителей ХСС в Бундестаге депутат Ганц-Питер Уль выразился следующим образом: «Если народ считает, что правительство не поддерживает его, то народ выбирает другое правительство» - более чем недвусмысленный намек на падающую популярность правящей коалиции и лично канцлера за год до парламентских выборов. 

«Тяжеловес» правящей коалиции, министр финансов Вольфанг Шойбле, отвечая на вопросы журналистов во время своего визита в Перу, также выразил скрытое недовольство, в шутливой форме проведя аналогию между нынешними мероприятиями на границе ФРГ и пограничным контролем в бывшей ГДР, по сути, намекнув на их неэффективность. Шойбле занимает особое место среди узкого круга особо важных лиц, имеющих отношение к принятию решений в правительстве. И у него свой интерес в как можно более низком количестве беженцев. Запланированного на 2016 год бюджета при таком раскладе не хватит, потребуются дополнительно миллиарды евро. Естественно, или за счет государственных заимствований, или же за счет роста налогообложения.  

Зачем Меркель поехала к «своему спасителю» в Анкару?

Конечно, на первый взгляд в нынешней ситуации правительство могло бы найти выход из ситуации, начав уже применять тот самый жесткий контроль на границах. Сторонников таких мер больше среди тех, кто представляет ХСС, и для стабилизации отношений с партнерами по правящему объединению Меркель могла бы пойти на этот шаг. Однако не все так просто. Входящая вместе с объединением ХДС/ХСС в коалицию Социал-демократическая партия Германии, традиционно считающаяся главным проводником идей мультикультурализма в стране, заняла весьма двусмысленную позицию. Так, лидер СДПГ и вице-канцлер Зигмар Габриэль в позапрошлое воскресенье, 11 октября высказался следующим образом: «Безусловное «Мы с этим справимся» является в первую очередь признаком слабости, таким же, как и желание полностью закрыть границы». В среду, 14 октября Ангела Меркель провела встречу с представителями СДПГ в коалиции – вице-канцлером Габриэлем, министром иностранных дел Вальтером Штайнмайером и министром юстиции Хайко Маасом. Итог встречи – социал-демократы категорически против жесткого контроля на границе. Ситуация патовая. 

Помимо всего прочего, последний месяц немецкая общественность стала свидетелем нескольких мощных скандалов – банальное мошенничество автомобильного концерна Volkswagen в мировом масштабе, коррупционное дело вокруг руководителей Немецкого футбольного союза касаемо свидетельств о, как выяснилось, купленном в 2006 году праве на проведение футбольного первенства мира, а также дело о плагиате написанной в 1990 году докторской диссертации нынешнего министра обороны страны Урсулы фон дер Ляйен.

Вот и прибыла немецкий канцлер в Анкару, и, судя по слухам, «с чемоданом, полным гостинцев». В первую очередь, речь идет о миллиардной европейской финансовой помощи Турции в обмен на создание мощного пограничного заслона на границе Турции и Греции.

Зачем Меркель поехала к «своему спасителю» в Анкару?

Цель – недопуск беженцев с Ближнего Востока в Европу. Но не только – речь идет и о том, что те беженцы, которые уже попали в Германию и не смогли получить статус, будут возвращены обратно в Турцию. Кроме того, Берлин поднял вопрос о готовности «повременить» со злополучной резолюцией Бундестага относительно признания т.н. «геноцида армян 1915 года». Все фракции правящей коалиции единодушно согласились отложить второе и третье чтения по резолюции в Бундестаге. Принято также решение о моратории на официальные заявления по данной теме. Наконец, Анкара рассчитывает на изменение позиции Берлина в вопросе принятия Турции в ЕС и прорыв в вопросе облегчения визового режима для граждан Турции, направляющихся в страны Шенгенской зоны, и Берлин обещает ей это.

Однако еще до визита Меркель президент Эрдоган занял довольно жесткую позицию. Анкара в курсе внутриполитических коллизий в Германии и в курсе того, что целый ряд немецких обозревателей уже называют Турцию «единственным спасением Меркель». Еще до визита Меркель Эрдоган с иронией прокомментировал предложения выдвинуть немецкого канцлера на Нобелевскую премию мира за то, что Германия приняла большое число беженцев в этом году. «У нас 2,5 млн беженцев, никому до этого нет дела», - сказал турецкий президент.

Кроме того, в самой Турции ситуация тоже нестабильная, наблюдается беспрецедентный рост насилия, уже не только на востоке страны. Недавний кровавый теракт в центре Анкары продемонстрировал несостоятельность турецких спецслужб, что не может не сказаться на рейтинге правящей партии и президента. Прямое вмешательство Москвы в Большую Ближневосточную войну тоже спутало карты Анкары, значительно осложнив поле для маневра Эрдогана на сирийском направлении. В общем, имеется слишком много переменных, которые должны будут учесть и Меркель, и Эрдоган. 

P.S. Тем временем, на фоне визита Ангелы Меркель 18 октября в Анкару и визита сирийского президента Башара Асада 20 октября в Москву, 22 октября в городе Потсдам под Берлином впервые с момента начала войны на востоке Украины собираются около 200 участников т.н. «Петербургского диалога» - группы, состоящей из ведущих представителей гражданских обществ Германии и России. В немецкой прессе говорится о том, что немецкий состав форума изменился – якобы теперь там больше критиков российской внутренней и внешней политики. Тем не менее, нового немецкого сопредседателя форума Рональда Пофаллу нельзя назвать явным критиком Москвы.

Гейдар Мирза

Независимый эксперт, докторант Института политических исследований им. Отто Зура при Свободном Университете Берлина 

Источник:
407
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...