Воскресенье, 4 декабря 2016
Сделать стартовой


Крымский прецедент для Карабаха: к постановке вопроса

Крымский прецедент для Карабаха: к постановке вопроса


От редакции. Эскалация напряжённости на евразийском пространстве от Ближнего Востока до Украины, от Кавказа до Центральной Азии актуализирует вопрос о будущем непризнанных государств. Если Абхазия и Южная Осетия были признаны Российской Федерацией и получили необходимые гарантии безопасности, то в случае с Приднестровьем и Нагорным Карабахом ситуация принципиально иная, и мы видим, что попытки эскалации не только политической, но и военной напряжённости носят в последние месяцы регулярный характер.

Включение Республики Крым в состав Российской Федерации, произошедшее по результатам всенародного референдума в полном соответствии с нормами международного права является примером цивилизованного (и при этом юридически завершённого) решения сложных вопросов современной региональной и мировой политики. Вполне естественно, что, при всех отличиях между Крымом, Нагорным Карабахом и другими постсоветскими (и не только постсоветскими) конфликтами между ними обнаруживаются некие общие черты, которые являются объектом всестороннего рассмотрения. Так, подготовка и успешное проведение референдума в Крыму вряд ли стали бы возможными в отсутствие консолидации общества, вызванными незаконными действиями совершившей государственный переворот в Киеве группы лиц, не скрывавших своих агрессивных намерений по отношению ко всем несогласным (последующие события на Донбассе показали, что данные опасения были более чем справедливы). Невозможность вести полноценные политические переговоры по Нагорному Карабаху в рамках Минского сопредседательства волей-неволей вынуждает политологов и экспертов рассматривать различные варианты хотя бы среднесрочного укрепления региональной стабильности в имеющихся непростых условиях, в том числе и через обращение к имеющимся прецедентам. Этому посвящена публикуемая нами статья руководителя Ереванского геополитического клуба, поступившая в редакцию сайта kavkazoved.info, которая, как нам представляется, будет интересна нашим читателям, ибо она до определённой степени отражает актуальный общественно-политический дискурс Республики Армения.

Безусловно, мы надеемся на продолжение конструктивного и заинтересованного обсуждения затрагиваемых автором вопросов.

* * *

На фоне обострения Карабахского конфликта вопрос о политико-правовой стороне взаимодействия двух армянских государств: наряду с перспективами признания НКР со стороны Армении в случае начла широкомасштабных боевых действий (о чём неоднократно заявлялось официально), обсуждается и более широкий контекст, связанный с  его включением Нагорного Карабаха в состав Армении на законных основаниях.

Между тем, совершенно очевидно, что попытки дестабилизации в Закавказье и на Ближнем Востоке не будут прекращаться ни на минуту. Пока на Ближнем Востоке полыхает "война за демократию”, попытки расширить зону хаоса и локальных конфликтов в наш регион не будут прекращаться. Начало антитеррористической операции авиации российских ВКС в Сирии вызвало резко негативную реакцию ключевых западных стран и их региональных союзников, которая, вполне возможно, выйдет за рамки дипломатических формулировок. В принципе, любой локальный конфликт, всегда есть удобное средство для решения геополитических задач в регионе для третьих игроков. В Ереване распространено мнение (и последние события в этом ещё больше убеждают), что карабахский конфликт давно стал удобным инструментом для политических спекуляций официального Баку на международной арене, однако спекуляции эти постепенно принимают чисто военный формат, когда армянской стороне уже сложно ограничиваться одними только дипломатическими заявлениями. Приходится констатировать: Армения втягивается в войну не по своей воле; вообще, втягивание малых страны и народов в войну всегда происходит на фоне глобальных геополитических сдвигов на карте мира. Так было и в 1914-1915 годах, так было и в 1991 году; в контексте происходящего на Украине в течение последних лет внешний фактор более чем очевиден; ещё один геополитический сдвиг происходит сейчас в Сирии. Как бы кому не хотелось, но имеется риск втягивания Армении в очередной серьёзный конфликт, и здесь надо иметь не только прочную военную опору, но и правовую.

Попытки Башара Асада навести порядок в Сирии с помощью России принудят спонсоров демократии «по-ИГИЛ-овски» подорвать наш регион, как возможный ответ поражению на Ближнем Востоке. Примеры развития ситуации по данному неблагоприятному сценарию уже имеются. Поэтому более решительно защищать свои национальные интересы следует «здесь и сейчас»; при этом, конечно, это следует делать исходя из реалий, возможностей и главное – логики обстоятельств.

В данный момент как нельзя более актуальным становится вопрос международных прецедентов, и хотя ссылки на так называемый «Косовский прецедент» очень популярны в СМИ и на международном уровне, для нас куда более близок именно Крымский прецедент. Несмотря на непризнание со стороны так называемого "международного сообщества", в данный момент Крым фактически признан не только им, но и (несмотря на принятие ряда законов о "временной оккупации”) самими де-факто киевскими властями.

Как и почему Меркель признала Крым

"Украина по праву ожидает восстановления своей территориальной целостности. В известной мере это не касается Крыма, но относится к остальной части страны", - заявила Ангела Меркель. Подобное заявление прозвучали после встречи так называемой "Нормандской четверки" 4 октября 2015 года.

Примечательно, что это выражение прошло не только мимо украинской, но и мимо российской прессы. Армянская пресса, по нашим данным, вообще не обратила внимание на этот весьма странный оборот речи. Между тем, данный оборот, по сути, означает признание права России на Крым – конечно, не на уровне государственного решения, а на уровне фактической договоренности. Следует отметить, что подобное выражение хотя и является так же косвенным следствием сирийской операции России, однако на деле имеет и собственную логику и правовую основу. Все дело в том, что признание Крыма – вопрос чисто политический, ибо с правовой и исторический точки зрения, присоединение Крыма законно. В армянской прессе до сих пор так и не был представлен детальный анализ Крымского прецедента; между тем для решения Карабахского вопроса его изучение имеет очень важное значение.

Крымский прецедент, признание или непризнание

Если отбросить в сторону пропагандистские клише, которые использует украинская, армянская либеральная и азербайджанская пресса, то очевидным становится, что никакого судебного решения на международном уровне по крымскому вопросу так и не было вынесено. Дело в том, что доказать незаконность присоединения Крыма к России в наше время намного сложнее, чем доказать незаконность его передачи из состава РСФСР в состав в УССР с легкой руки Хрущева.  Ибо передача Крыма Хрущевым была незаконной даже по всем правилам действующих тогда международных норм (никаких референдумов, только "подарок”), так и нарушались нормы советского законодательства. Потому не стоит удивляться, что юридические возможности давления на Россию современная Украина  по странному стечению обстоятельств реализовывать не спешит, либо понимает безуспешность таких попыток.

Депутат Верховной Рады Георгий Логвинский считает, что Украина использовала далеко не все юридические механизмы для возврата Крыма под контроль Киева. В частности, как утверждает депутат, иск в Международный суд ООН, который год назад обещал подать президент Украины Петр Порошенко, до сих пор не подготовлен.

Передача Крыма в состав УССР

Изменение территории республик не входило в полномочия Президиума Верховного Совета СССР, определявшиеся статьёй 49 Конституции СССР; согласно статьям 14, 31 этот вопрос находился в ведении Верховного Совета СССР, который 26 апреля 1954 года утвердил указ своего Президиума о передаче Крыма в состав Украинской ССР.

Вместе с тем, согласно статье 18 действовавшей на 1954 г. Конституции СССР, территория республик не могла быть изменена без их согласия. Как пишут украинские исследователи, внесение конституционных поправок Верховным Советом РСФСР и было выражением согласия республики на передачу области; в то же время российские исследователи утверждают, что такого права не было не только у Президиума Верховного Совета РСФСР, в перечне полномочий которого отсутствовали полномочия по изменению границ РСФСР, но и у самого Верховного Совета, а потому, пишут они, вопрос мог быть решён только путём референдума, практики проведения которых, впрочем, в СССР до 1991 года не было.

Вопрос законности смены политической карты СССР до сих пор остается открытым. Практика передачи территорий из одной республики в другую вопреки воле населения областей и республик в СССР была применения и в отношении Карабаха, некоторых других регионов (не только на Кавказе). Многие из этих «мин замедленного действия» в итоге взорвались и были умело использованы геополитическими противниками СССР для решения своих задач в регионе.

Далее мы попытаемся провести параллели между Крымским прецедентом и Карабахским вопросом. 

Аргументы и факты, без контраргументов

Украине необходимо было создать базу контраргументов относительно наличия правовых оснований для присоединения Республики Крым к Российской Федерации. Между тем, этого не сделано – а ведь после так называемой "аннексии” прошло достаточно времени. Причина в том, что в правовом смысле присоединение Крыма к России безупречно, и за прошедшее время это не смог опровергнуть ни один юрист, и ни один суд. Непризнание присоединения не значит его ошибочность с правовой точки зрения.

Аргумент № 1. «Волеизъявление жителей Крыма на референдуме»

Подписание Договора  между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым (далее – Договор) основывалось на «свободном и добровольном волеизъявлении народов Крыма на общекрымском референдуме, проведенном в Автономной Республике Крым и городе Севастополе 16 марта 2014 г., в ходе которого народы Крыма приняли решение о воссоединении с Россией на правах субъекта Российской Федерации».

Аргумент № 2. «Обеспечение права народа Крыма на самоопределение»

Подписание Договора также основывалось на «признании принципов равноправия и самоопределения народов, закрепленных в Уставе Организации Объединенных Наций, … необходимости обеспечения уважения и соблюдения достоинства, прав и свобод человека … в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права,… закрепленными, в частности, в Уставе Организации Объединенных Наций и Хельсинском Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе».

Аргумент № 3. «Незаконность решения о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР»

23 декабря 2014 г. в ходе встречи с парламентскими журналистами Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации В. Матвиенко анонсировала подготовку законопроекта о незаконности решения о передаче Крыма из состава РСФСР в состав УССР. По словам спикера верхней палаты парламента Российской Федерации, такое решение было принято с нарушением законодательства, а поэтому не может иметь никаких правовых последствий.

* * *

Приведем фрагмент статьи "Воссоединение Крыма с Россией: правовые квалификации”: "Право населения Крыма на отделение от Украины возникло в силу его исключения из политического общения и возникновения угрозы для его национальной идентичности. В качестве теоретического фона для рассмотрения проблемы можно использовать концепцию общественного договора. Выбор населения Крыма был сделан с полным осознанием всех существенных обстоятельств и в отсутствие обмана или принуждения со стороны третьих лиц”

Международное право, как театр политической игры, или Почему нам не нужен Косовский прецедент

Дело в том, что в Косово не было референдума о независимости. Таким образом, вопрос признания Косово, чисто политический и не имеет оснований на базе международного права.  Часто Россию обвиняют в двойных стандартах относительно Крыма и Чечни, хотя в этом плане вполне логично, что любая страна пытается сохранить свою территориальную целостность, и в этом плане двойной стандарт относится к любой стране. Однако вопрос  в том, что легитимного референдума o независимости в Чечне в обстановке хаоса и всеобщего развала начала 1990-х годов также не было, и независимость провозглашал вовсе не чеченский народ, а группа лиц. Референдум в Чечне все же был проведен уже в 2003-м году, и его результатом было принятие новой конституции, которая утвердила Чечню в качестве субъекта Российской Федерации.

Таким образом, попытки связать Крым с попыткой отделения Чечни несостоятельны именно с точки зрения того же международного права, которое путём различных недобросовестных манипуляций стремятся превратить в дешёвый театр политический игры.

Карабах и Крымский прецедент

1. Правовой основы передачи Карабаха в состав Азербайджана не существует. Историческая принадлежность Карабаха армянской цивилизации, в чём убеждены в Армении, как и Крыма – российской (и шире, восточнохристианской) – тема отдельной дискуссии, но эта тема имеет убедительную доказательную базу. С другой стороны, искусственное конструирование новых этнических общностей в различных регионах СССР, создание «лоскутных» республик исходя из политических соображений, уже достаточно скоро стало слабой стороной советской национальной политики, во многом способствовавшей потере единого государства.

2. Карабах в отличие от других республик СССР, проголосовал на референдуме за полную независимость. Напомню вопрос, который был опубликован в бюллетенях на армянском, азербайджанском и русском языках.
«Согласны ли Вы, чтобы провозглашенная Нагорно-Карабахская Республика была независимым государством, самостоятельно определяющим формы сотрудничества с другими государствами и сообществами?»Никаких оснований для опровержения итогов этого референдума нет, собственно непризнание референдума Азербайджаном не значит, что референдум нелегитимен.

3. Гипотетическая правовая процедура более тесной интеграции Карабаха в состав Армении во многом повторяет Крымский прецедент.

Нужно ли признавать независимость Карабаха именно сейчас

Власти Армении не раз ссылались и ссылаются на опасность обострения военного конфликта в случае признания Карабаха со стороны Армении. Между тем, мало признать соседнее дружественное де-факто государство: нужно еще и поддержать это признание экономической и военной силой. Однако ситуация показывает, что обострение конфликта может стать неизбежным сценарием вне зависимости от наличия факта признания Карабаха со стороны Армении.  Ереван может оказаться в ситуации, когда международные спонсоры терроризма могут не оставить ей выбора. В таком случае включение Карабаха в состав Армении может быть единственным верным решением; при этом оно будет де-факто (пусть и косвенно) поддержано на международном уровне отсутствием судебных решений,  в силу того,что с правовой точки зрения присоединение Карабаха к Армении так же будет безупречным.  Подобный шаг официального Еревана позволит поставить точку в вопросе Карабаха и после единственным способом поддержки этой точки будет укрепление самой Армении. Как известно, логика обстоятельства намного сильнее логики намерений (эту фразу приписывают Сталину). Какой будет логика обстоятельств в ближайшее время покажут события в Сирии и вокруг неё, однако Армения должна быть готовому к любому сценарию развития событий.

Арман Бошян
338
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...