Воскресенье, 4 декабря 2016
Сделать стартовой


Грузинское дело в международном уголовном суде превращают в дело против России

Грузинское дело в международном уголовном суде превращают в дело против России



10 октября Международный уголовный суд (МУС) вынес первое решение в отношении официально пока не открытого дела по ситуации в Грузии. Назначены лица, которые будут решать, появится ли в МУС новое дело в отношении Грузии в связи с событиями августа 2008 года в Южной Осетии. Предварительным рассмотрением вопроса займётся судебная палата в составе трёх судей: Джойс Алуоч (Кения, председатель палаты), Куно Тарфуссер (Италия) и Петер Ковач (Венгрия). (1)

Формально процедура рассмотрения дела следующая. Сначала прокурор МУС Фату Бенсуда проводит предварительное следствие и решает, достаточно ли, по её мнению, имеется доказательств того, что та или иная ситуация подпадает под юрисдикцию суда. При положительном ответе на этот вопрос прокурор направляет суду запрос с просьбой разрешить начать официальное расследование. Потому и сформирован состав судебной палаты для решения вопроса о даче разрешения на начало официального расследования.

Если суд решит, что аргументы Ф.Бенсуды убедительны, он даст разрешение на официальное расследование, которое может продлиться неопределённо долго, а может завершиться неожиданно быстро. В МУС нет сроков, которые ограничивали бы прокурора. Так, официальное расследование ситуации в Мали продолжается два года, но никаких дел против конкретных обвиняемых пока нет. По результатам официального расследования прокурор может выдвинуть обвинения в отношении конкретных лиц, и только тогда станет ясно, какова стратегия прокуратуры и что будет представлять собой грузинское дело в МУС в целом.

Дело в отношении Грузии может быть не обязательно против Грузии. Оно может стать и делом против России. Формально Россию привлечь к делу нельзя, так как МУС обладает юрисдикцией только в отношении тех государств, которые являются участниками Статута МУС. Однако и здесь есть исключения. Например, ситуации в Ливии и Судане, которые, как и Россия, не являются участниками Статута МУС, были переданы в МУС. Это было сделано Советом Безопасности ООН, причём с грубыми нарушениями международного права.

На сегодняшний день запрос прокурора МУС Ф.Бенсуды остаётся конфиденциальным. Решение судебной палаты по запросу прокурора также ещё не вынесено. Тем более нет результатов официального расследования (если оно будет санкционировано судьями). Однако уже сейчас можно сделать предварительные выводы и дать некоторые оценки.

Грузинское досье обрело вес совсем недавно. Хотя данные для проведения официального расследования имелись ещё семь лет назад, прокуратура МУС долго никакого видимого интереса к делу не проявляла - слишком много было доказательств вины режима Саакашвили. Однако затем МУС направил своё внимание на действия не грузинских властей, а руководства России.

Ещё в августе 2008 года прокуратура МУС получила почти четыре тысячи жалоб с требованием начать расследование от лиц, ставших жертвами событий в Южной Осетии. Уже 14 августа (!) 2008 года было объявлено о начале предварительного следствия. Однако с тех пор в течение нескольких лет прокуратура МУС упорно молчала. Лишь в 2013 году впервые была обнародована информация о ходе следствия, и оказалось, что прокурор МУС расследует совсем не то, что от него требовали жертвы грузинского нападения на Южную Осетию. В 2014 году стало ясно, что суд решил сделать из грузинского дела антироссийское дело. Так, в последнем отчёте прокурора МУС о ходе следствия можно увидеть, что всё сосредоточено на обвинениях грузинской стороны. Например, прокуратура стала расследовать некое изгнание «ста тридцати восьми тысяч граждан грузинской национальности из Южной Осетии, которое произошло в контексте событий августа 2008 года». Бенсуда сообщает в своём докладе, что «большинство из изгнанных – около ста восьми тысяч – смогли вернуться» в родные места только «после вывода российских войск».2

Прокурор МУС сообщила также, что она расследует «систематические избиения, преследования и убийства этнических грузин, совершённые южноосетинскими силами». Подчеркнём: речь идёт не о попытке подтянуть к делу события начала 1990-х. Речь идёт именно о событиях августа 2008 года! Прокурор МУС членораздельно заявила, что имеющиеся у неё доказательства достаточны, чтобы сделать вывод о том, что Южная Осетия совершила военные преступления и преступления против человечности!

Совсем другой настрой Бенсуды в отношении жалобы России в связи с нападением грузинской стороны на российских миротворцев. С самого начала прокурор МУС говорит о некой противоречивости информации. Мол, Россия жалуется, но её жалобы не подтверждаются … грузинами! Браво, Бенсуда! Ход блестящий по своей незатейливости. Точнее - по своей примитивности.3  То, что подобные противоречия в показаниях суть основа работы прокуратуры во время следствия, конечно, стыдливо замалчиваются. Впрочем, стыд тут ни при чём. Об отсутствии стыда говорит заключение по данному обвинению: «Сделать окончательный вывод не представляется возможным». И так по каждому пункту: обвинения против грузинской стороны «неясные и запутанные», а обвинения грузин против России и Южной Осетии подтверждаются одно за другим. Таким образом, хотя запрос Ф.Бенсуды в суд пока конфиденциален, уже сейчас видно, что приготовленное ею блюдо дурно пахнет.

То, что грузинское дело всплыло именно сейчас, тоже не случайно. И, как ни странно может показаться на первый взгляд, связано это с… Африкой. После скандальной попытки оказать грубое давление на правительство ЮАР в июне сего года (когда МУС требовал ареста президента Судана Омара аль-Башира, прибывшего на саммит Африканского союза, проходивший в Йоханнесбурге) власти ЮАР и ряда других стран Африки начали обсуждать вопрос о выходе из МУС.4  Одним из главных аргументов в пользу того, что МУС устроил «охоту на африканцев» (выражение президента Уганды Й.Мусевени), очевиден:  за всё время существования Международного уголовного суда он рассматривал только ситуации в странах Африки! Теперь МУС собрался доказать, что не одна Африка ему интересна.

В целом сложившиеся обстоятельства говорят о том, что грузинское дело в Международном уголовном суде ничем не грозит убийцам российских миротворцев и мирных жителей Южной Осетии. Подождём, впрочем, решения судейской палаты по запросу прокурора. Обычно на такие решения уходит от трёх до шести месяцев…

  Александр МЕЗЯЕВ

 

(1) Situation in Georgia. Decision assigning the Situation in Georgia to Pre-Trial Chamber-1 // См. Официальный сайт Международного уголовного суда: http://www.icc-cpi.int/iccdocs/doc/doc2082832.pdf
(2) International Criminal Court. Office of the Prosecutor. Report on Preliminary Examination Activities 2014 // http://www.icc-cpi.int/iccdocs/otp/OTP-Pre-Exam-2014.pdf
(3) Столь же примитивной была аргументация прокурора Международного трибунала по бывшей Югославии К. дель Понте, которая объяснила своё решение не начинать следствие в отношении бомбардировок Югославии в 1999 году в том числе тем, что информация была «противоречивой» и НАТО не соглашалась с обвинениями Югославии.
(4) См., например: ANC wants SA to withdraw from ICC //  http://www.timeslive.co.za/politics/2015/10/11/ANC-wants-SA-to-withdraw-from-ICC

308
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...