Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Каков уход, таков и плод. Дагестан подвел Абдулатипова

Каков уход, таков и плод. Дагестан подвел Абдулатипова



Глава республики Рамазан Абдулатипов объявил 2015 год в Дагестане Годом садоводства и призвал население активно подключаться к возрождению этой отрасли, заняться в родовых и общинных землях закладкой новых садов и реконструкцией пришедших в запустение.

Действительно, нельзя без возмущения смотреть на то, как мы обращаемся со своей и так скудной землёй. Огромные площади заброшенных садов, виноградников, засоленные и эродированные почвы, заросли сорняков и массовое распространение вредителей и болезней сельскохозяйственных культур по всей республике оставляют удручающее впечатление. Однако, как нам кажется, причины этого заключаются в нерадивости плохих хозяев земли, неэффективно её использующих. Решить эту проблему одними форумами, научно-практическими конференциями, круглыми столами, конкурсами и олимпиадами по садоводству, а также совещаниями в правительстве невозможно.

Основная проблема, на наш взгляд, связана с тем, что до сих пор фактическим собственником земли остаётся государство (в разных скрытых формах). Пока земля сельхозназначения не станет частной, никакого эффективного использования не будет. Вопрос собственности на землю является основой развития всего сельского хозяйства республики.

На протяжении двух веков Россия не может решить эту проблему. Все невзгоды России, её внутренние катаклизмы при глубоком анализе были связаны именно с сельским хозяйством, с его проблемами, тяжёлым, рабским положением тружеников села. И как насмешка над сельским хозяйством звучат сегодня слова Л. Н. Толстого о том, что деревня является источником процветания и только там можно найти благополучие.

Пожалуй, за всё время, включая и советский период, ближе всех к решению проблем сельского хозяйства в России подошёл П. А. Столыпин в 1906–1911 годы. Крестьянам было разрешено выходить из общин на хутора и отруба (1906 г.). Были укреплены крестьянские банки, была создана правовая база для закрепления кулачества. Крестьянин в нашем сознании ассоциируется со словом «крепостной». Крепостной от помещика, общины, колхоза, совхоза и т. д. Видимо, поэтому мы так не любим называть себя крестьянами. И до сих пор зажиточный крестьянин-кулак в нашем представлении – нехороший человек. А на самом деле кулак, владелец среднего сельскохозяйственного предприятия – человек ответственный, трудолюбивый, смекалистый и свободный. Говоря о развитии сельского хозяйства, мы должны подразумевать формирование класса людей, владеющих землёй, независимых и трудолюбивых, т. е. возрождение кулачества. А мы стыдливо называем этих людей фермерами, как будто от этого они станут похожими на американских фермеров. В советское время нам объясняли, что у нас существует две формы собственности: государственная и колхозная. Мы все прекрасно знаем, что колхозам так и не дали нормально работать за всё время их существования. Хорошо в колхозах жили председатели и их приближённые, остальные всю жизнь горбатились за копейки. Всё дело в том, что, условно объединившись в колхозы, его члены не имели права на свою собственность. Мы и сейчас со своими реформами не смогли дать крестьянам юридически и психологически понять, что они сами хозяева своих земель и ответственны лишь перед законом, самими собой и перед будущими поколениями.

По идее при распаде колхозов земля должна была перейти к его членам и стать их собственностью. Но этот вопрос чиновники оставили за собой и действуют вот уже более 20 лет по принципу «вы пока работайте, а мы посмотрим, что делать с землёй». Вопрос о частной собственности на землю является главным, на который надо дать чёткий ответ, если мы хотим иметь нормальное сельскохозяйственное производство. Да, на референдуме большинство дагестанцев было против частной собственности на землю. Но она нужна, без этого ни один крестьянин не станет по-настоящему думать о земле и вкладывать туда средства, проливать пот.

Писатель Н. Добролюбов говорил: «Крестьяне заявляют свой протест против обязательного труда особым способом: они плохо работают».

Старое мы сломали, а как строить новое, не знаем. Нельзя было разрушать колхозы и совхозы, искусственно создавая фермерские хозяйства. Землю и основные средства надо было решительно и быстро отдать безвозмездно в руки тех, кто работал на земле. Рано или поздно это надо будет сделать. Нужна свободная купля и продажа земли, но с категорическим требованием использования по назначению и запретом использования на другие цели. Если анализировать, к чему мы придём со временем через крестьянские хозяйства и частную собственность на землю, то это опять коллективные хозяйства: ассоциации или кооперативы, т. е. более крупные и специализированные объединения крестьян и сельских предпринимателей. Никаких ГУПов И МУПов, все должны работать по равным и понятным правилам.

Некоторые политики утверждают, что сельское хозяйство постоянно нуждается в государственных дотациях и не может самостоятельно решить свои проблемы. Это правда. Однако беда у нас в том, что сельскохозяйственное производство у нас не доведено до логического завершения. Прежде всего, из-за слабого развития переработки, хранения и транспортировки. Труженики села вынуждены торговать сырьём. Шерсть, мясо, фрукты, овощи, молоко и многое другое в переработанном виде находится в руках у государства или у монополистов, которые и диктуют самые мизерные цены на это самое сырьё, а торговля сырьём во все времена была менее выгодной, чем готовыми продуктами.

Возвращаясь к теме Года садоводства в Дагестане, мы видим, что руководство республики намерено предпринять какие-то шаги для развития этой отрасли. Такие попытки правительство предпринимало и раньше.

Например, в 2010 г. в докладе на правительственном совещании бывший министр сельского хозяйства Сатмар Амиров приводил следующие цифры: площадь под садами с 1990 года сократилась до 27,3 тыс. га; в 2009 году было выделено 72,9 млн рублей, на которые осуществлена посадка садов на площади 1 174,8 га. И где эти сады? Их нет. Они были посажены «на бумаге». По всей республике имеются огромные площади не списанных, но заброшенных садов. Функционирующих нормальных садов, может быть, осталось не более 10 тыс. га. Этому свидетельствуют и цифры, приведённые тогдашним зампредом правительства Муратом Шихсаидовым – урожай плодов с одного га составляет всего 49 кг. Совещание закончилось обвинением во всех грехах руководителей МУПов и ГУПов. Министр признался, что инвестиции в отрасль низкие и садоводы выживают за счёт госсубсидий. Правильно, какой директор ГУПа станет вкладывать свои деньги в садоводство, когда его могут в любой день снять с работы? И площади числящихся садов (27,3 тыс. га) не уменьшают с общего согласия министерства и руководителей специально для получения этих субсидий в собственный карман и других ухищрений. МУПы и ГУПы нормально функционировать в рыночной экономике не могут, а служат только для перекачивания денег. Таким же может быть итог и нынешней кампании по развитию садоводства в Дагестане.

 

С чего начать?

 

Прежде всего, нужны совместные усилия республиканского правительства, Народного собрания, местной власти, учёных и собственников земли. И начать нужно с разработки общей стратегии и направлений развития садоводства в МСХ РД. Без участия учёных-плодоводов разработать такую стратегию невозможно.

Второй этап полностью переходит на уровень муниципальных образований. Нужно определить землепользователей, заинтересованных в посадке садов с указанием площадей и наличия правоустанавливающих документов.

На третьем этапе необходимо определить садопригодность участков землепользователей и провести их экспертную оценку. Это опять задача учёных разных специальностей (плодоводов, агрохимиков и т. д.).

Четвёртый этап должен быть посвящён созданию частных питомников, которые договорными отношениями будут увязаны в сеть будущих садов. Питомники должны получать заказы от частников, заинтересованных в посадке садов. Или даже садовод может создать собственный небольшой питомник. И здесь не обойтись без учёных, отношения между которыми в целом должны быть договорными с взаимной ответственностью за результат. Если садовод заинтересован в получении прибыли, то он сам найдёт хорошего учёного и нужные саженцы.

Пятый этап связан с профессиональной подготовкой будущих садоводов. Любое сельскохозяйственное производство должно быть организовано так, чтобы не просто производить продукцию, а делать на этом деньги. При этом продукция должна быть высокого качества и реализована самим производителем в свежем и переработанном виде, чтобы прибыль не уходила в посреднические структуры, а возвращалась к производителю. Без глубокого знания менеджмента и маркетинга невозможно успешно решать эти проблемы. Здесь опять нужны усилия педагогов и учёных. Надо исходить из того, что сельскохозяйственное производство – это прежде всего бизнес, потом уже производство, а не наоборот. «Продай продукцию до того, как вырастил её», – советует известный американский учёный Т. Уотли. По большому счёту наше сельское хозяйство отстаёт сейчас от передовых государств не только в научном плане, но и прежде всего в культуре земледелия, в организации, управлении и планировании производства. Здесь уместно привести известную пословицу: «Люди не планируют неудачу, они неудачно планируют». Наши крестьяне оказались неспособными планировать элементарное производство. Или может, у нас специально планируют неудачу? На рынке успех дела всегда решают две вещи (если не мешают власти): цена и качество. Мы сегодня едим импортные яблоки, урюк, чернослив и др., тогда как наши природно-климатические условия от высокогорий до Прикаспийской низменности позволяют иметь всё это в огромных количествах и заполнить всю Россию и даже выйти на мировой рынок. Для этого нужны значительные усилия политиков, учёных и большое желание крестьян работать. А желание работать на земле и искать передовые технологии у труженика села может побудить лишь чувство хозяина, собственника земли.

Если продолжить в отношении сельского хозяйства ту политику, какую ведём сейчас, то Дагестан никогда не станет экономически независимым. Посудите сами. В лучшие годы в республике под садами было занято примерно 41 тыс. га земли. Сбор фруктов с этой площади планировалось довести к 1995 до 100 тыс. тонн. T. е. по 2,5 тонны с одного га. Это очень низкий урожай – по 0,5 кг с дерева. Получается, что площади под садами вроде бы заняты, а плодов нет. Для Дагестана, где дефицит хороших пахотных земель, а под сады всегда отводятся лучшие земли, наличие таких площадей малопродуктивных садов является большим расточительством. Есть очень интересное сравнение Арнольда Регеля о том, что состояние садов, уровень развития садоводства определяется общей культурой нации. Не будем говорить об уровне нашей культуры, но сады у нас находятся в стадии последней запущенности.

Садоводство является самой продуктивной отраслью сельского хозяйства. Однако на сегодняшний день в республике нет комплексной программы по развитию этой отрасли. Те, кто сомневается в эффективности садоводства, пусть попробуют убедить, скажем, гергебильцев, раскорчевать сады и посеять пшеницу.

Кроме того, у многих сложилось опасное заблуждение о том, что в вопросах садоводства разбираются все, кроме самих плодоводов. Так считают, видимо, и в ДГАУ, где закрыли и факультет, и кафедру плодоводства, и в МСХ, где закрыли отдел садоводства. Любой руководитель сам решает, посадить сад или корчевать, что сажать и куда сажать. А вопросы эти очень тонкие, требующие глубоких специальных знаний и опыта. Садоводство в республике находится на грани полной деградации, и спасти эту отрасль можно лишь совместными усилиями учёных и государственных структур на основе частной собственности на землю, рыночных механизмов, используя новые технологии и идеи.

Республика у нас маленькая, и более или менее грамотные, компетентные люди на виду. А хороших плодоводов, которые владеют передовыми технологиями, и вовсе мало. По всем направлениям жизни наблюдается отсутствие хороших специалистов. Надо бы правительству именно сейчас приложить максимум усилий для воспитания порядочных и высокообразованных молодых людей. Нельзя пускать образование на самотёк. Это в будущем может обернуться национальной трагедией. Мы имеем большое количество вузов разного калибра, но нет хороших специалистов. Откуда им взяться, если все мы воспитывались в одних и тех же школах, вузах. И, на наш взгляд, сегодня ситуация уже выходит из-под контроля. Малограмотные выпускники высших учебных заведений всё больше и больше заполняют нашу республику, пополняя ряды бандитов, наркоманов. Они делают такой выбор, видя несправедливость и своё бессилие, а другого никто не предлагает.

Каждый сегодня должен осознать, что тот путь, по которому мы идём, – путь в тупик. Ни партии, ни руководство в республике не имеют в настоящее время крепкой социальной базы. Руководители республики и партии сами по себе, а народ сам по себе. России нужен не сильный и экономически самостоятельный Дагестан, а послушный. А послушным Дагестан будет до тех пор, пока будут дотации, откаты и коррупция. Вот такой порочный круг. В такой ситуации развитие и процветание отдельно взятой отрасли сельского хозяйства – садоводства – представляется маловероятным.

Горный ботанический сад предпринимает ряд шагов для решения некоторых вопросов развития садоводства в республике.

1. Прежде всего проводятся широкие научные исследования, направленные на сохранение и утилизацию генетических ресурсов, сбор и изучение коллекций сортов и форм плодовых культур местной селекции в Горном Дагестане. Актуальность этого направления исследований связана с нарастающим неконтролируемым темпом проникновения инородных селекционных сортов, затоплением стародавних садов в процессе строительства каскада ГЭС, недостаточной изученностью культурной дендрофлоры Горного Дагестана в целом. Только в Ирганайском водохранилище было затоплено более 75 тысяч плодовых деревьев, в т. ч. 35 ценных местных сортов.

Особое значение приобретает оценка генетических ресурсов плодовых культур, являющихся не только основой для селекционной работы, но и бесценным культурным наследием Дагестана.

 2. Особое, стратегическое место в садоводстве Горного Дагестана занимает культура абрикоса. Для дальнейшего развития этой плодовой культуры считаем важным: 1) выведение сортов, устойчивых к клястероспориозу и монилиозу;

2) выведение сухофруктовых сортов;

3) селекция и подбор сортов на устойчивость к весенним возвратным заморозкам с целью расширения зоны возделывания этой культуры в Горном Дагестане;

4) создание новых гибридных плодовых культур (плоут, пичплам, априум и др.) с ценными качествами.

Частично эта задача уже выполняется на Цудахарской экспериментальной базе ГорБС. Для выведения новых сортов используются имеющиеся в коллекциях ГорБС генетические ресурсы этого вида из Таджикистана, Армении, сорта из Москвы и Крыма, местные сорта и формы. В целом в программу вовлечено около 100 сортов и форм.

3. Научными исследованиями ГорБС обоснована целесообразность строительства на террасированных южных склонах Внутренне-горного Дагестана малообъёмных односкатных многофункциональных сооружений защищённого грунта, предназначенных для получения фруктовых десертов в летний период и выращивания овощей в осенний период.

4. ГорБС настойчиво продвигает идею создания насаждений защищённого грунта с использованием гелиоэнергетики для интродукции субтропических культур во Внутренне-горном Дагестане. Опыт ГорБС показывает также перспективность распространения здесь в открытом грунте фейхоа, пекана, лавра благородного, граната, хурмы, мушмулы, миндаля, каштана и других растений субтропиков.

5. В последние годы ГорБС развивает новое направление в садоводстве, ставящее своей задачей закладку садов из плодовых культур, содержащих большое количество биологически активных веществ и антиоксидантов. Этим требованиям отвечают новые для Дагестана интродуцированные в ГорБС плодовые культуры как актинидия, лимонник, арония, жимолость, шефердия, рябина и др., которые должны стать основой для развития в Горном Дагестане лечебного садоводства.

6. Считаем особенно важным создание в некоторых районах Горного Дагестана (например, в Гунибе) средних специальных учебных заведений со следующими направлениями обучения: эксплуатация и ремонт оборудования и с/х машин, экологическое земледелие, лекарственное растениеводство, производство марочных горных сыров, переработка мяса, производство сухофруктов, террасное земледелие, проектирование и эксплуатация малообъёмных гелиотеплиц и др.

Такие учебные заведения призваны обу-чать молодёжь передовым технологиям, адаптированным к горным условиям, менеджменту и маркетингу с привлечением специалистов мирового уровня, в т. ч. из научных учреждений России и Дагестана, на конкурсной основе.

 

Джалалудин Анатов, научный сотрудник, к. т. н. Заирбег Асадулаев, директор ГорБС ДНЦ РАН, д. б. н., профессор.

Источник:
451
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...