Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Будет ли Россия реагировать на рост напряженности вокруг Нагорного Карабаха

Будет ли Россия реагировать на рост напряженности вокруг Нагорного Карабаха


Стремительное развитие событий вокруг Сирии и, прежде всего, российское вмешательство в военное противостояние в этой ближневосточной стране вытеснило на второй план события в других «горячих точках» планеты. Между тем, несмотря на уход в тень другие неурегулированные этнополитические проблемы не утрачивают своей актуальности. В первую очередь это относится к армяно-азербайджанскому конфликту вокруг Нагорного Карабаха. 

На сегодняшний день обстановка на Южном Кавказе в целом является относительно спокойной. Южная Осетия и Абхазия после признания их независимости Россией получили с ее стороны гарантии безопасности и социально-экономического восстановления. При этом, несмотря на всяческую публичную поддержку натовских устремлений Грузии, Тбилиси так и не продвинулся ни на сантиметр в процессе вступления в Альянс. В итоге вокруг двух этнополитических конфликтов возник новый статус-кво, уже доказавший определенную устойчивость. Разговоры о территориальной целостности Грузии сохраняются на риторическом уровне, тогда как на практике не предпринимается попыток оспорить российское доминирование в Абхазии и в Южной Осетии, не говоря уже о том, чтобы вытеснить Москву из двух частично признанных республик.

Но нагорно-карабахский конфликт является исключением из общего правила. Прежде всего, эксперты и дипломаты, следящие за развитием событий, практически единодушно отмечают увеличение числа военных инцидентов. И дело здесь не только в количественных показателях. Помимо крупнокалиберного стрелкового оружия, минометов и гранатометов в дело пошли гаубицы и артиллерийские системы. Более того, противостояние нарастает не только на карабахской линии соприкосновения, но и вдоль армяно-азербайджанской границы. Очередной всплеск военной активности произошел в канун юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. И если прежде воинственная риторика звучала преимущественно из уст азербайджанских официальных представителей (не в силу их особой воинственности, а из-за восприятия конфликта, как национальной травмы и тяжелого поражения), то осенью 2015 года, предельно жесткие сигналы были озвучены армянской стороной. Так, президент Серж Саргсян, определяя Нагорный Карабах, как одну «из самых военизированных территорий планеты», заявил, что это - «неотъемлемая часть» Армении. В свою очередь министерство обороны республики обозначило свои планы в отношении действий противника, констатировав готовность «использовать соответствующие артиллерийские и ракетные средства поражения». 

Означает ли это начало «разморозки» застарелого конфликта? И какими могут быть дальнейшие действия самих участников противостояния, так и других заинтересованных игроков? После фразы Сержа Саргсяна о Карабахе, как «неотъемлемой части Армении» заговорили о возможной ревизии прежнего подхода Еревана к статусу непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР). Ранее официальные лица этой страны заявляла о поддержке самоопределения карабахских армян, де-факто поддерживая их в вопросах обороны, безопасности, социально-экономического развития. Но вопрос о признании, хотя и поднимался (по большей части оппозиционными политиками), ограничивался, по большей части, дискуссией. Между тем, слова армянского лидера лишь по каким-то внешним признакам могут рассматриваться, как проявление политической новизны. Замечу, что еще во времена президентства Роберта Кочаряна предшественник нынешнего главы Армении называл условия возможного признания НКР. Это - возобновление военных действий, то есть окончательный слом статус-кво. И хотя сегодня градус враждебности растет, как и количество инцидентов, столкновения и потери личного состава и гражданских лиц еще не означают поворота к войне. Думается, что в Ереване политики мыслят прагматически и оценивают перспективы признания с точки зрения возможных вызовов, угроз, издержек и приобретений. Уменьшаются они или, напротив, многократно возрастают. Риторика же Саргсяна – это не начало формально-юридической процедуры по образцу абхазского или югоосетинского признания, а дополнительный сигнал Баку относительно «красных линий» Еревана. 

Но постсоветские этнополитические конфликты – это не только противостояние между различными союзными и автономными образованиями бывшего СССР. Это – вовлечение внешних игроков. Есть оно и в случае с Нагорным Карабахом. Но такое воздействие извне имеет свои особенности. Во-первых, он не является частью своеобразной «proxy confrontation» между Западом и Россией. Его обострение не связано напрямую ни с интересами РФ, ни с интересами США и их европейских союзников. Напротив, и Москва, и Вашингтон, и Брюссель опасаются «разморозки» конфликта, что на фоне растущей турбулентности и неопределенности на Ближнем Востоке и не до конца проясненных перспектив Украины придало бы международной политике дополнительные риски. Особенно, учитывая интерес к ситуации в Нагорном Карабахе со стороны соседних государств, прежде всего, стратегического союзника Баку Турции и Ирана, опасающегося использования, как конфликта, так и мирного урегулирования против него. Отсюда следует, во-вторых. Отсутствие этой двухцветной тональности является сдерживающим фактором. Баку, имеющий интерес к ломке существующего статус-кво, понимает, что в случае жестких действий с его стороны не будет однозначной поддержки ни со стороны Запада, ни со стороны России. Ереван же, такого интереса не имеющий и напротив всячески заинтересованный в сохранении статус-кво, осознает, что Москва также не будет приносить в жертву свои особые отношения с Азербайджаном, существующие помимо стратегического союзничества с Арменией. 

Впрочем, о позиции Москвы следует сказать особо. И не в последнюю очередь в контексте событий на Украине и на Ближнем Востоке, где Россия показала себя не как держава, поддерживающая статус-кво и, скорее, реагирующая на события, а как сила, способная ломать привычные правила и менять повестку дня даже ценой конфронтации с Западом. Осенью 2015 года в различных СМИ (включая и влиятельные ресурсы, такие как «Deutsche Welle») появились публикации, проводящие мысль об активизации дипломатической деятельности Москвы с целью распутывания карабахского узла путем давления на Ереван для постепенной передачи пяти районов, занятых армянскими силами под контроль Баку. Два же района (Лачинский и Кельбаджарский) оставались бы под армянским контролем для связи между «большой Арменией» и непризнанной НКР. 

Думается, что авторы подобной схемы стали в какой-то степени «заложниками «российского ревизионизма» последних лет. Забывая при этом, что Москва и в 2008 году в Абхазии и в Южной Осетии, и в 2014 году в Крыму, и в 2015 году в Сирии, шла на резкое повышение ставок лишь тогда, когда не было возможности сохранять старые правила игры. Фактически это была проактивная реактивность. И в случае с Карабахом идеи о «сдаче районов» не дают в руки Кремля никаких очевидных дивидендов. Зато добавляют непредсказуемости и рисков. Нагорный Карабах и в Армении, и в Азербайджане воспринимается, как основа государственной идентичности (символ победы над тюркским миром в одном случае и национальная травма - в другом). Любые уступки противнику могут поставить точку в карьере любого политика и в Баку, и в Ереване. Но даже если этого не произойдет, сама «передача районов» способна взорвать хрупкий баланс сил и сделать военный конфликт неизбежным. Вряд ли новый фронт в Закавказье укрепит влияние Москвы, которое у нее уже есть и обеспечено по большей части дипломатически и экономически. Мы уже не говорим о том, что полномасштабное возобновление войны в Карабахе способно вызвать кризис и внутри ОДКБ, и внутри ЕАЭС просто потому, что у всех стран-членов этих интеграционных структур разные оценки нагорно-карабахского конфликта и свои особые отношения с конфликтующими сторонами. Нежелание делать «решающий выбор» может парализовать интеграционные процессы, выгодные Москве. Все это говорит о том, что Москва, не будет спешить с дипломатическими сделками. 

Сергей Маркедонов

346
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...