Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Нехорошие параллели: столкнутся ли США и Россия в Сирии

Нехорошие параллели: столкнутся ли США и Россия в Сирии




Вмешательство Москвы вряд ли приведет к быстрому завершению сирийской войны

Россия все более активно вмешивается в войну в Сирии. 7 октября Россия нанесла удар 26-ю крылатыми ракетами «Калибр», запущенными из акватории Каспийского моря по целям в Сирии. Это — первая боевая стрельба ракетами по наземным целям за пределами российского государства, зеркально отображающая удары США ракетами «Томагавк» по целями в Ираке и Афганистане. Война принимает «горячий» характер. На сегодняшний день уже возможны столкновения российских и американских летчиков в воздухе, а союзники США, Саудовской Аравии и Турции могут и пальнуть по российским самолетам из ПЗРК, благо этого добра в Сирии пруд пруди.

Такие сценарии взрывоопасны, но, к сожалению, реалистичны. И прошлое тому пример.



На память приходит инцидент в Фашоде, у истоков Нила в 1898 году. Как рассказывает Уинстон Черчилль, английская армия под командованием лорда Китчинера при поддержке канонерок, спустившихся по Нилу, и небольшая французская экспедиция из 120 стрелков под командованием майора Маршана встретились у поселения Фашод, что в Южном Судане. Французы хотели выстроить трансафриканский коридор от Сенегала до Джибути, а англичане – от Каира до Кейптауна. В Париже и Лондоне начался предвоенный ажиотаж и даже мобилизация флотов.

Инцидент чуть не поставил Британскую и Французскую империи на грань войны. Но поскольку Франция понимала, что с британским флотом ей тягаться не стоит, стороны спустили пар и признали границы между сферами влияния по водоразделу Нил — Конго.

Трансафриканские железные дороги не построены до сих пор: ни с юга на север, ни с запада на восток. Зато урегулирование конфликта в Африке помогло потом Англии и Франции создать антигерманский союз — Антанту (1904).

Если вернуться к России, то со времен Афганистана, где столкнулись интересы СССР и США (1979-1990), она ограничивалась более или менее пассивным противостоянием США в конфликтах за пределами своих границ.

Да, Москва всячески выражала свое неудовольствие и не ограничивала себя в действиях дипломатического и информационного, то есть пропагандистского, характера. Это видно и по конфликту в Югославии и в Ираке в 2003 году. Но теперь Россия готова применить оружие против американских союзников. В данном случае против суннитов, борющихся с алавитским режимом Асада, поддерживаемым Тегераном и Москвой.

Для таких стран, как США и Россия, война в Сирии – это малая война. У обеих стран есть опыт — как успеха, так и проигрыша в подобных конфликтах.

В 40-х годах XIX века США присоединили к себе значительный кусок территории Мексики, включая Калифорнию, Неваду и Нью-Мексико. А в 1898 году в ходе американо-испанской войны, США оккупировали Пуэрто-Рико, Кубу, остров Гуам и Филиппины.

США регулярно проигрывали или сводили в ничью малые войны во второй половине прошлого века. Корея (1950-1953) свелась к ничьей. Вьетнам американцы проиграли. Советские союзники выиграли в Африке — в Эфиопии, Сомали, Анголе и Мозамбике. Первую иракскую США выиграли в 1991 году, но в конце концов Ирак, так же как и Афганистан, закончился болезненной ничьей.

Россия тоже воевала со смешанным успехом. Японская война и последующая Первая мировая продемонстрировали фатальную слабость царской армии. Красная Армия ничего не добилась в Польше (1920), а победа в Финляндии в 1940 году обошлась ей очень дорого.

Афганистан (1979-1991) — это не только самый недавний из подобных конфликтов. Эта война, затянувшаяся на годы, стоила множества жизней и ресурсов и окончательно разубедила советское общество в пользе подобных конфликтов.

В США их тоже не жалуют. Генерал Дэвид Петреус, переломивший ситуацию в Ираке в 2007-2008 годах в качестве командующего коалиционными силами во время операции «Большая волна» (Surge) указывает на очень низкий уровень поддержки в aмериканском обществе затяжных конфликтов подобного типа. В подобных условиях, пишет он, оптимальным сценарием вмешательства США является быстрая силовая операция с конкретными задачами и явным перевесом сил.

Но в случае с Сирией есть веские основания сомневаться в быстром успехе какой-либо из сторон.

С одной стороны, у российских военных нет значительного опыта войн на Ближнем Востоке. Кроме того, количество войск в Сирии очень ограниченно и линии коммуникаций растянуты. Координация с сирийцами и иранцами будет непростой. У суннитов перевес в живой силе (но не в технике).

С другой стороны, у США своих проблем хватает. Например, снижение военного бюджета и численности армии США на 100 000 солдат. При этом США еще должны справляться с трудностями управления коалицией из 60 стран против ИГИЛа.

Кроме того, тот же Петреус подчеркивает, что оптимальный сценарий маленькой войны осуществим только при отсутствии вмешательства политиков в ее ведение. Это маловероятный сценарий. Пентагон и госдеп вели свою собственную затяжную малую войну во время событий в Ираке. Сегодня, похоже, начинают бороться между собой госсекретарь Джон Керри и министр обороны Эштон Картер.

С одной стороны Обама и Керри, по крайней мере до недавнего времени, допускали участие России в сирийском конфликте. С другой, Россия вошла в Сирию, ни с кем не договорившись. Министр обороны Эш Картер и кандидат в президенты Хиллари Клинтон говорят о возврате холодной войны и категорически осуждают вмешательство России.

В любом случае в США вряд ли решат быстро и окончательно, что делать с вмешательством России в Сирии. Ситуация еще более осложняется тем, что неясно, как далеко зайдет Россия в этой кампании. Остановится ли на уже введенных силах, или продолжит увеличивать «ограниченный контингент». Военные эксперты, с которыми я разговаривал, не считают, что у России хватит сил на оба фронта – Сирию и Украину.

Отсутствие коммуникаций между США и Россией и Россией и Турцией осложняет все и по другой причине. Россия не установила четкого канала военного взаимодействия ни с кем, кроме Израиля, — ни с американцами, ни с турками, ни с катарцами. Нет ни процедур для спасения летчиков, ни оповещения о действиях сторон. Это может привести к неприятным «случайностям», таким как сбитые самолеты и уничтоженные наземные объекты. Отсутствие координации и коммуникации может иметь катастрофическое последствие на судьбу конфликта в целом.

У Барака Обамы нет желания конфликта с Россией. Но не только американцы участвуют в данном конфликте. И Саудовская Аравия, и Турция с Катаром, стоящие за исламскими радикалами из «Аль Нусры», не столь миролюбивы. Отказ России договариваться и желание постоять до конца «за того парня» могут аукнутся и в московском метро, и на Северном Кавказе.

Да и «миролюбие» американцев не во всем играет России на руку. Например, известна жесткая позиция Обамы по поводу Донбасса, и надежды России, что ее действия в Сирии помогут переговорам о выходе из украинского кризиса, могут и не оправдаться.

Ариэль Коэн

Источник:
302
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...