Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Борьба за мусульман У россиян – опасения, что операция в Сирии приведет к радикализации мусульман

Борьба за мусульман У россиян – опасения, что операция в Сирии приведет к радикализации мусульман


параллельно с началом военной операции в Сирии, внутри нашей страны развернулась идеологическая борьба за умонастроения мусульманского сообщества. Первым к единоверцам обратился Равиль Гайнутдин, глава Совета муфтиев России. Он попросил приверженцев ислама «не поддаваться измышлениям псевдоидеологов» и не рассматривать действия вооруженной коалиции во главе с Россией в Сирии «как поддержку той или иной части исламской уммы». Р. Гайнутдин предостерегает единоверцев от внутриисламского конфликта. Возможен ли такой конфликт? Гипотетически – да. В России живут порядка 20 миллионов мусульман, подавляющее их большинство – сунниты. А вооруженная коалиция, собираемая Россией против террористической организации «Исламское государство» (ИГ, террористическая организация, запрещена в России), представлена странами с шиитским населением. 

Как на днях отметил политолог Станислав Белковский, «Путин неожиданно во главе шиитской коалиции отправился в Сирию, это, безусловно, дестабилизирующий фактор». Речь идет о том, что поддерживаемый Россией сирийский лидер Башар Асад – алавит (шиитское течение в исламе), у других ближневосточных союзников РФ – Ирана, Ирака – преимущественно шиитское население. Депутат Госдумы Дмитрий Гудков на своей странице в «Фейсбуке» пишет, что террористы ИГ, помимо того, что они «убийцы и фанатики», еще и мусульмане-сунниты, «как и большинство мусульман России». К суннитам относятся и порядка 80 процентов жителей Сирии, в числе которых есть и оппозиция Б. Асаду, и просто недовольные его правлением. При таком раскладе религиозных сил последствия военной операции РФ в Сирии вызывают опасения у ряда отечественных политиков и экспертов. С одной стороны, Россия может оказаться втянутой в затяжной вооруженный религиозный конфликт между шиитами и суннитами. Более того, операция «с воздуха» может перерасти в дорогостоящую наземную. Как отмечает Станислав Белковский, конфликт между последователями двух течений ислама – суннитов и шиитов – «идет всю жизнь». 

По словам эксперта, шиитская сила в Сирии – это порядка 12 процентов алавитов, которые воюют на стороне Б. Асада. В то время как большая часть населения, антиправительственная оппозиция и террористы все того же ИГ – сунниты. По мнению эксперта, «даже совместных сил России и Ирана может не хватить» для быстрой победы над террористами. С другой стороны, эксперты не исключают, что участие РФ в сирийском конфликте может привести к радикализации мусульман в России, к повторению терактов 2000-х годов. Депутат Дмитрий Гудков полагает, что РФ может оказаться втянутой в «религиозную войну с неконтролируемым ростом терроризма внутри страны». Он напоминает, что таким образом ИГ даже не понадобится экспортировать теракты с Ближнего Востока – убийц-смертников могут вырастить внутри страны, на Кавказе и в других исламских регионах, «борцами за веру, мстящими за кровь своих собратьев». К тому же, по мнению депутата, отечественная пропаганда будет заявлять о борьбе с ИГ, а на деле же, возможно, России придется бороться и с другими противниками Башара Асада – ведь «именно он попросил Путина... ввести войска». 

Это противоречие может оказаться поводом для радикализации фанатиков внутри РФ. Эту мысль поддерживает и исламский общественник Али Чаринский. На днях он сообщил «Коммерсанту»: мусульмане разочарованы тем, что РФ решила поддержать Б. Асада. Для них сирийский правитель является злейшим врагом, который использовал кассетные бомбы и ядовитые вещества. А. Чаринский предостерег: те, кто намеревался уехать в ИГ, «теперь могут решить, что война распространилась и на территорию России». По теме В Кабардино-Балкарии – дефицит педиатров, терапевтов и врачей «скорой» 156 В Кабардино-Балкарии – дефицит педиатров, терапевтов и врачей «скорой» В Кабардино-Балкарии ощущается нехватка медиков, а показатель «обеспеченность врачами на 10 тысяч жителей» ниже, чем в среднем по стране, почти на 10 процентов. Об этом 3 октября на заседании коллегии Минздрава республики заявила вице-премьер КБР Ирма Шетова. Представители российской власти в публичных выступлениях настаивают на том, что операция в Сирии – исключительно борьба с террористами.

 Так, в интервью федеральному каналу глава правительства Дмитрий Медведев на днях опроверг мнения о том, что военная операция направлена на защиту российских экономических интересов (рынка сбыта оружия, недопущения прокладки катарского газопровода по территории Сирии). Премьер заявил, что «глобальных экономических интересов» у РФ в ближневосточной стране нет, и назвал подобные предположения «прекрасным конспирологическим сюжетом». В свою очередь, глава МИД Лавров в очередной раз напомнил: цель авиаударов – именно террористы ИГ и других группировок, в том числе из «Джабхат ан-Нусра» (джихадистская суннитская группировка). Общественники, духовные лидеры, политики – все говорят о необходимости государства объяснять своим гражданам, а не только «западным партнерам», шаги в военной операции в Сирии. Борьба за умонастроения российских мусульман, особенно на Северном Кавказе, кажется экспертам не менее важной, чем точность авиаударов в Сирии. Конечно, государство делает шаги навстречу мусульманам. Вспомним хотя бы открывшуюся в сентябре в столице Соборную мечеть и то, как президент В. Путин цитировал Коран. Да и в риторике местных, северокавказских лидеров, в последнее время появились свежие ноты. Даже руководитель Чечни Рамзан Кадыров, известный приверженностью силовым методам борьбы с терроризмом, заговорил о необходимости просветительской работы. Нужно объяснять населению, отметил Кадыров, что радикалы искажают толкование Корана. В Чечне, кстати, после слов Кадырова о необходимости «просветительской работы» богословы пошли в народ. 

В первых числах октября во многих районах республики кадии (богословы) встретились с молодежью, прочли проповеди в мечетях. И везде – одна тема – ситуация на Ближнем Востоке. Как заявил 2 октября во время пятничной проповеди в селе Хаттуни Веденского района кадий Арби Джафаров, лжеидеология ведет мусульман «к верной и бессмысленной гибели». Чеченские кадии призывают молодежь черпать знания о религии не в Интернете, а у них, богословов, в мечетях. Однако быть проповедником традиционного ислама и борцом (пусть и на уровне дискуссий) с радикалами на Кавказе по-прежнему опасно. В сентябре в Дагестане были убиты имам мечети селения Куруш Хасавюртовского района Мухаммад-хаджи Хидиров и глава села Карамахи Буйнакского района Мигитин Джаватов. В обоих случаях следствие заподозрило в преступлениях боевиков-радикалов. И имам, и чиновник – оба пытались переубедить представителей радикальных исламских течений, хотя, как считают следователи, и не выходили за рамки богословских бесед. Ранее в Дагестане (с 2012 года) были убиты четверо священнослужителей, еще один был ранен. Напряжение на Северном Кавказе, скорее всего, будет нарастать. Тем более сейчас, когда террористы бегут от бомбардировок российской авиации. Как 3 октября сообщил представитель Генштаба ВС России Андрей Картополов, несколько сотен боевиков уже покинули свои позиции в Сирии и пытаются прорваться в Европу. Не будем забывать, что в рядах ИГ, по разным данным, воюют от 2 тысяч до 5 тысяч выходцев из России, в том числе с Северного Кавказа. 

Почему бы им побежать не в Европу, а домой? Глава Ингушетии Евкуров отметил недавно, что попыток «вернуть тех, кто там уже в крови, кто уже понюхал эту кровь», и внедрить их в ячейки радикалов на Северном Кавказе и в других регионах страны, конечно, можно ожидать. Чтобы исключить даже гипотетическую возможность внутриисламского конфликта, мусульманам России (на Северном Кавказе, в других регионах) нужно постоянно напоминать, что ИГ – объединение террористов. Глава Ингушетии Евкуров называет его «государством безбожников», глава Чечни Кадыров – «Иблисским государством». Хорошее объяснение дает секретарь внешнеполитического ведомства Ватикана Пол Ричард Галлахер, по словам которого, «никакие территориальные завоевания» ИГ, «а также претензии на государственность или же притязания на исповедование истинной исламской веры — никогда не были признаны». Важно, чтобы это говорили и отечественные мусульманские духовные лидеры, священнослужители в регионах – городах, райцентрах, небольших селениях. Справка Запрещенная в РФ террористическая организация «Исламское государство» (ИГ, ранее «Исламское государство Ирака и Леванта»), захватив к лету 2014 года до 50 процентов территории Сирии и 40 – Ирака, объявило на них «исламский халифат». В составе группировки террористов – граждане более 80 стран, общая численность ИГ, по разным данным, от 30 тыс. до 200 тыс. боевиков. Создавалась организация мусульманскими суннитами-радикалами. 30 сентября 2015 года Совет Федерации дал разрешение главе государства В. Путину использовать Вооруженные сил РФ для борьбы с ИГ. Об этом российского лидера попросил глава Сирии Башар Асад. В. Путин подчеркнул, что ВС РФ будут работать только с «воздуха». 

 Светлана Акимова
Источник:
495
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...