Среда, 7 декабря 2016
Сделать стартовой


Афганский фронт: зачем талибы взяли Кундуз

Афганский фронт: зачем талибы взяли Кундуз

Молниеносная военная операция «Талибан» по взятию 28 сентября 400-тысячного Кундуза, одного из крупнейших городов афганского Севера, а затем, спустя трое суток, 1 октября, столь же оперативный отход с боями из города, — пусть меня простят за цинизм, — заставляют вспомнить пару присказок из моей юности.

Первая, школьная: учитель истории приходит после урока в учительскую, кипя от возмущения:


— В моем классе никто не знает, кто взял Измаил!

— Это в 7 А?  Не волнуйтесь, я знаю их, поиграют немного и отдадут, — живо откликается учитель физкультуры.

Вторая присказка, футбольная:

В товарищеском матче со сборной СССР сборная Бразилия забила столько голов, сколько хотела, а советская сборная — сколько могла…

Талибы, захватившие на рассвете 28 сентября Кундуз, поиграли с ним столько времени, сколько хотели, и ушли оттуда, очевидно, потому, что не ставили своей целью его удержать.

Они его разграбили, унизили и осквернили.

Число жертв среди местных жителей и военных точно не известно, оно исчисляется десятками. Войдя в Кундуз тремя колоннами, с юга, севера и востока, силами в несколько сотен боевиков, талибы не встретили практически никакого сопротивления. Город был отдан им на растерзание.

О предстоящем наступлении «Талибан», похоже, знали многие, в том числе, и губернатор Мохаммад Омар Сафи. Невероятно вовремя, за несколько дней до операции «Талибан», он уехал погостить к родственникам в Таджикистан, а затем и вовсе, как утверждают афганские СМИ, оказался в Лондоне…

Трофеями «Талибан» стали несколько миллионов долларов наличными из сейфов ограбленных боевиками городских банков, большое количество разнообразного оружия, оставленного им силовыми структурами афганских вооруженных сил. Только в офисе городского управления безопасности талибы разжились почти тысячей новеньких автоматов Калашникова.

Покидали Кундуз они после утреннего намаза, без особой спешки, погружаясь в машины, среди которых были и трофейные джипы, числом не меньше  трехсот, «реквизированные» в различных офисах международных организаций, компаний и госучреждениях.

Справедливости ради заметим, что военные действия «Талибан» в Кундузе вполне в духе нескончаемой внутриафганской герильи, продолжающейся вот уже 35 лет. Так моджахеды Ахмад Шаха Масуда, сохраняя свои силы, оставляли Кабул победоносно заходившим в столицу талибам в 1996-м. Точно так уже талибы уходили из Кабула, не желая бессмысленных потерь в боях с теми же моджахедами, поддержанными американцами, начавшими в Афганистане после 11 сентября 2001-го устанавливать свою «Несокрушимую свободу».

Одновременно с нападением на Кундуз «Талибан» атаковал административный центр провинции Баглан, город Пули-Хумри. Он чрезвычайно важен со стратегической точки зрения, поскольку расположен на дороге, соединяющей Кабул с северными провинциями Афганистана. Город они не взяли, но «проверку на дороге» устроили серьезную.

Точно так же талибы в эти дни продемонстрировали свое влияние и военные возможности в самой провинции Кундуз, отходя из города. Бои в уезде Имам Сахиб и в речном порту Шерхан-Бандар у границы с Таджикистаном — тому свидетельство. Надо понимать при этом, что исламисты не материализовались там из ничего, они контролировали большую часть уездов этой пограничной с Таджикистаном провинции чуть ли не с начала нынешнего года. Это стало возможным благодаря тому, что Кундуз, единственная из северных провинций, где уже много лет, наряду с афганскими таджиками и узбеками, живут пуштуны, составляющую основу «Талибан».

Именно потому провинция Кундуз стала местом, где при внешнем содействии (в Афганистане открыто обвиняют в этом Пакистан, а точнее, его межведомственную разведку ISI) были организованы лагеря подготовки боевиков. Более того, об этом не слишком принято говорить вслух, но афганские источники утверждают, что пакистанская разведка в этом сотрудничает с коллегами из некоторых западных стран, которые помогают обеспечить необходимую логистику…

Если это соответствует действительности, то многое из происходящего на севере Афганистана можно объяснить, особенно не вдаваясь в мутную конспирологию.

Но для начала отметим, что прежде чем афганская армия собралась с силами и попыталась вытеснить талибов из Кундуза, американская авиация нанесла несколько ударов по объектам «Талибан» на окраинах города, избегая работать по жилым кварталам города. А среди афганских военных, вступивших в оставленный талибами Кундуз, были американские военные советники.

Могут ли подготовленные и обученные западными инструкторами афганские вооруженные силы самостоятельно противостоять талибам, среди которых в последних событиях были замечены и боевики, этнические выходцы из стран Средней Азии, скорее всего, входящие в состав Исламского движения Узбекистана (ИДУ)? 

Трехдневная эпопея с падением Кундуза ставит этот вопрос чрезвычайно остро, и ответ на него, скорее, отрицательный…

Может быть, произошедшее и было тому доказательством, в первую очередь, для внешнего, в США и натовских структурах, употребления? Ведь Обама подтверждал не раз, что американские военные, так или иначе, но будут выведены из Афганистана, чему, как известно, в последнее время откровенно перестали радоваться в Москве. Тут, наконец, перестали играть в игру с нулевой суммой по отношению к афганским реалиям, мол, чем меньше там будет американцев и натовцев, тем лучше будет для русских. И признали очевидное (впрочем, и раньше это знали, но вслух не говорили): западная военная коалиция в Афганистане делает работу в интересах России и ее союзников в Центральной Азии, сковывая возможности исламских экстремистов в их угрозах постсоветскому пространству.

В таком случае, пусть это звучит парадоксальным и даже снова — циничным, но последствия талибской атаки на Кундуз могут отвечать российским интересам: американцы сочтут, что выходить совсем из Афганистана окажется себе дороже.

И уж совсем неожиданным покажется следующий вывод: выгодно это будет и талибам. Ведь таким военно-идеологическим структурам, как «Талибан», утрата внешнего врага опаснее военного поражения, он их консолидирует, оправдывает и длит существование.

Разумеется, Кундуз увеличит и политический рейтинг исламистов, усиливая их дипломатический ресурс на переговорах с Кабулом о дележе власти в Афганистане.

Что касается возможной экспансии талибов в страны Средней Азии, то надо предварительно понять, что они сегодня из себя представляют. Если речь идет о пуштунах, то можно сослаться на нового лидера «Талибан», сменившего умершего муллу Омара муллу Мансура, заявившего на днях, что талибы по-прежнему остаются национальной афганской силой и не имеют интересов за пределами Афганистана.

Если же действия талибов будут определяться воюющими вместе с ними боевиками ИДУ, присягнувшими на верность несколько месяцев тому назад структурам ИГИЛ, то ситуация выглядит иной…

Наиболее слабым звеном с этой точки зрения остается Таджикистан.

Опасность для таджикского режима может возрасти из-за возможного роста экстремистских настроений среди мусульман внутри страны в результате тотального преследования умеренных мусульман и объявления на днях вне закона Партии исламского возрождения Таджикистана. Результатом может стать поддержка нового поколения таджикских моджахедов из Афганистана, где их отцы находили убежище в середине 1990-х, во время гражданской войны в Таджикистане. 

Неясной остается и возможность обострения ситуации на афгано-туркменской границе, где уже два-три года происходили вооруженные стычки между афганскими боевиками не вполне ясной принадлежности и туркменскими пограничниками. Но судя по тому, что туркменские власти сформировали в пограничном Тахта-Базаре отдельный полк спецназначения, усиливаемый в последнее время техникой, в близком тылу строятся небольшие аэродромы подскока для временного базирования штурмовой авиации и вертолетов, в Ашхабаде серьезно озаботились проблемой безопасности. При этом важно, что Москве удалось убедить главного туркменского начальника в том, что без российского военного содействия ему не обойтись. Свидетельством тому недавняя поездка в Туркмению советника российского президента, экс-главы МВД Рашида Нургалиева и ожидаемый вскоре в Ашхабаде с визитом министр обороны Сергей Шойгу.

Аркадий Дубнов

Источник:
384
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...